Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

И спросила кроха

Ответы на вопросы

И спросила кроха
(к прочтению)

Заголовок интернет-заметки: Почему именно капиталистической России необходим железный занавес

Я: Потому что, мальчик, в России нет и не может быть капитализма. И занимающиеся как бы «бизнесом» сознательные и даже яростные мо­нархисты предпринимателями-капиталистами являться тоже не могут. Как того требует здравый смысл и демонстрирует исторический опыт, в том числе подлинных исторических капиталистических стран, капита­лизм с роя­лизмом (политарной надстройкой и сознанием) не совме­стимы, в биологии возможна противоесте­ственная связь, инцест, в куль­туре же, в системе координат простран­ства и времени пересечение ка­питализма с монархизмом можно наблю­дать только на последней шкале.
--------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки: Каким через 50 лет станет русский язык

Я: В не-Русском государстве он может стать ненужным, ну или хотя бы обзавестись языком-конкурентом, когда «племени Русских Индейцев без автономного округа» станет каких-нибудь 50% от общей численно­сти населения Федерастии.
--------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки: Что победит: христианство или ислам?

Я: Деньги, дурачок, более совершенная экономика.
«Россия Медвепутов» допускает существование “не-Русских Русских православных” – нерусских россиян – а всё из-за собственности. Тыся­челетнее Русское государство в ХХ веке разменяли на «Федерастию Ин­дейско-украинских государств» – и всё из-за собственности, её типоло­гии, глупыш. Ни в чём, кстати, не проявляется так наглядно односто­ронность взаимоотношения бытия и сознания, как в нелепости (с точки зрения чести и достоинства письменной культуры – подлинных, реаль­ных (а не каких-нибудь вымышленных или умозрительных) на цивили­зованной стадии развития «Отечества» и «Родины») нерусских россиян, “белой части Русской национальности по национальности”, “государства по кличке Украина” – продуктах юного и примитивного (на северо-во­сточной украине ци­вилизации Старого Света) политаризма, постепенно съеден­ного из­нутри, словно кишечным паразитом, теневой экономикой.

Две беды России

Ответы на вопросы

Две беды России 2

Заголовок интернет-заметки (MACOS): Почему в России плохие до­роги. Объ­ясняю на пальцах

Я: Отсутствие в России общеупотребительного «языка» (например, языка логики, науки (как-никак в XVIII веке тут был всего один универси­тет на всю страну) или языка законов, права, правил, уставов, технологий) создает ситуа­цию, когда чуть ли ни каждый говорит на своём собственном языке и о своем, и никто друг друга не по­нимает. По­этому дураком тут способен оказаться совершенно любой че­ловек, ка­ких-либо «планок» и ограниче­ний в этом смысле не суще­ствует, а прак­тически всегда, в тенденции ду­раком будет или человек меньшего размера, и/или менее «напори­стый», и/или подчиненный, младший по званию. Даже гениальный уче­ный!, основоположник новой науки! и по­лиглот! здесь может умереть в тюрьме от голода. То есть элементарное не­умение «держать ложку в раз­говоре» ставит од сомнение существова­ние каких-либо «коммуника­ций» в обществе, в том числе и вполне обыч­ных материальных дорог.
Кроме того, дороги – это же материальная инфраструктура рыноч­ных отношений, а какой может быть рынок в стране махровой, «заплыв­шей жиром» поли­тарно-теневой экономики? Это что-то вроде приёмыша в очень большой семье, занятого на самой грязной работе, уходом за ско­том и т.п.
--------------------------------------------------------------------------------

Постскриптум: В шахматной партии между Г.Каспаровым и медве­дем победит медведь, просто потому что медведь вряд ли во­обще знает правила игры.

Виды частной собственности

Ответы на вопросы

Виды частной собственности
(к прочтению)

Аркадий Осипов: … Ответ на эту загадку очень прост, все дело в том, что действия буржуев жестко запрограммированы самой природой капитала. Не столько капитал служит интере­сам буржуев, сколько бур­жуи вынуждены служить интересам ка­питала …

Я: А где же вы видели буржуев, в американских фильмах? Там их много, я согласен, а здесь нет, и быть не мо­жет. Феодализм сотни лет перерождался в капитализм, а поли­таризм, сам по себе, в одиночку, собственными «мозгами» и кривыми руками никогда таких приделов не достигнет. Будьте же мате­риа­листами.

Влад Гуран: Кому принадлежат средства производства?
Если частным лицам, то это капитализм.

Я: Согласно экономической теории капиталистическая соб­ственность является точно такой же частной, как и политар­ная, только собственни­ком во втором случае (и первом по происхождению историческом, и са­мом распространенном на планете до формирования географии миро­вого капитализма в течение последних 500 лет) оказывается политарх и политар­ный класс, как коллективный частный собственник всего и вся (например, партийно-(КПСС или Единая Россия)-бю­рократиче­ский аппа­рат), представляющие и олицетворяющие собой гос­ударство. Именной этой истины не могли принять советские «экономи­сты», незаслуженно и декларативно назы­вая и пола­гая со­ветскую гос­ударственную (и по­ли­тарную, и частную на самом деле) соб­ственность якобы «обществен­ной», и это в стране, где нет ни свободного рынка, ни граж­данского об­ще­ства. Советские «экономисты», очевидно вследствие специ­фики рос­сийской цивилизации («восточной, азиатской»), не принимали во внима­ние глубину пропасти между коллектив­ной общественной соб­ственно­стью свободных граждан право­вого общества (европейский «альме­нинг») и коллективной собственностью бюрократического аппа­рата гос­ударства. Ска­жем «госу­дарственно-общественная» («об­щинно-племен­ная», «родовая» по происхождению) собствен­ность Афин­ского по­лиса представляла собой нечто совсем иное, чем в частно-по­литар­ном, частно-государственном СССР. Частная собствен­ность в СССР была, сплошь и ря­дом, как ни­где, но она была в то же время и государ­ствен­ной, партийно-бюрократи­ческой, коллективно-частной, то есть политар­ной – в СССР не было ка­пита­листиче­ской частной соб­ственности. Со­вет­ская колхозная собствен­ность была к сожалению не «обще­ственно-кол­лективной», а «государствен­ной», она безраз­дельно принадлежала «коллективу» государственного аппа­рата власти, её ин­ститутам. При­чем, ис­ка­женное представле­ние о «кол­лективности», о наличии якобы «коллективности» в таком по­литарном обще­стве, каким был СССР, прочно бытует в созна­нии населения страны и до сей поры, а традици­онные евро­пей­ские, славянские общинно-пле­менные, коллек­тивные сте­рео­типы здесь за по­следние лет 300 (Империя-СССР) утра­чены (хотя население и в целом ведь не знает, откуда оно вообще в прин­ципе взя­лось, сами на себя говорят «Рос­сия», «Беларусь», даже «украина», чего уж тут ожидать в плане социально-экономи­ческом). В свое время при­сут­ствовал ещё и крен на личное уча­стие царя. Начало тому шло от едино­лично-ин­дивидуальной частно-политарной собственности Ор­дын­ских политар­хов (ханов-ца­рей), унаследованной москов­скими госуда­рями-царями (за­мечу, древне-Русские князья гос­ударями («господа­рями», от бук­валь­ного «хозяина-кор­мильца») никогда не значились, Русской землей они никак са­мостоятельно, ни все вместе взя­тые не вла­дели (хотя бы фак­тически, за отсутствием в их рас­поряжении матери­альной силы для удержания такого владе­ния, примерами чему изоби­лует история); а с другой стороны, господином могла быть древнерус­ская городская об­щина; но и такая приставка не яв­лялась очень древ­ней для города; хотя господин – это в общем-то вовсе и не «высоко ранжированный соционим» (на -ар), а древнее, праславянское вежли­вое об­ращение; древ­нейшие же государи в русском языке в новго­род­ских до­говорных грамо­тах озна­чают обычных «владельцев, хозяев»; совмеще­ние же князя и госу­даря впервые наблюдается с 1375 года в документах Ли­тов­ской Руси, где княжеская власть ещё пока тогда стро­илась по образу и подобию (условно «полита­ризо­ванной») европейской королевской (могло ска­заться и со­сед­ство с Орденами и с Ор­дой)). Са­мими условно «ин­ди­ви­дуаль­ными частными» соб­ственниками в Рос­сии были та­кие то­ва­рищи, как Иван Грозный, деливший терри­торию страны на земщину и оприч­нину, Пётр I, отяго­щавший кре­постное право. По­степенно однако ца­рям при­хо­дилось переклады­вать «от­ветствен­ность» на растущий и до сего дня бюрократиче­ский ап­парат. Ну да ведь и те­перь соб­ствен­ниче­ские отно­ше­ния в России не по­вернётся язык назвать ка­пита­листическими, если помнить о подлинном, ма­териалистиче­ском, «социально-экономи­че­ском» (воровство, то же ведь – вполне «нормаль­ный» метод произ­вод­ства (если уже не спо­соб)) происхож­дении этой «соб­ствен­ности».
В этой стране средства производства принадлежат полита­ристам, ворам и политаристам/ворам. Ворам – не тем, кто но­чью таскает кур из курятника. Всё гораздо банальнее. Рынок в идеале обеспечивает дей­ствие «естественного отбора», на­правленного на повышение интеллек­туальных затрат, техно­логичность, наукоемкость – его ограничение от­крывает пер­спективы для «воровства», во всех его возможных самых «ши­роких» смыслах. А воровство, в любых его самых невероятно «ши­роких» смыслах, как известно любому экономисту, явля­ется самым «производительным» (минимум затрат при макси­муме прибыли – отнял и готово) методом производства, са­мым притягательным (чем даже по­литаризм), и сознание, мен­тали­тет, «общество» прочно «севшие на эту иглу» (а полита­ризм неминуемо вос­принимает рынок как «опасней­шую, разруши­тельную бо­лезнь, вирус», всегда стремясь его ограничить, и тем самым создает самую благо­датную почву для произ­раста­ния воров­ства), ни­когда само­стоятельно не откажутся от этого «эконо­миче­ского само­услаж­дения». Вспомните и слова клас­сика про панихиду и сплошное уголовное дело. Правда, чтобы эту цитату по досто­инству оценить, надо ясно понимать, что так называемые «ре­формы Петра» или якобы «ве­стернизация» были направлены на укрепление, «усовер­шенствование» и защиту сформировавше­гося, существовавшего в Рос­сии до Петра со­циального строя.
Не путайте свою «жопу» с капиталистическим способом произ­вод­ства, вы не в Америке. Здесь не нужно быть специалистом в области по­литэкономии, можно обойтись и простой формальной логикой. Капита­лизм не вступает права через 20 лет после 700-500 лет полита­ризма. Вы жи­вете в па­ракапиталистическом скоплении третьих стран мира, вра­щаю­щихся вокруг капиталистического ядра планеты.
Первые четверть века монголы управляли Русскими зем­лями непо­средственно, потом перешли на форму «дилерства». Но понадобилось в общем три с половиной столетия, чтобы (уже) Росийский социально-по­литический строй, надстройка стала точной сущностной копией Ор­дын­ской, чтобы Русские, славянские, европейские социальные стерео­типы оказались выжиты на «казачье-поморскую» периферию Росий­ского гос­ударства (вместе, кстати, с элементами древне-Русского фоль­клора, что симптоматично). А если вы ждете, что капита­лизм у вас наступит черед четверть века после раз­вала боль­шого политарного гос­ударства, значит вы тупые, как обезьяны (или обезьяны умнее), и капитализм у вас во­обще никогда не наступит.

Единственный способ производства, который политарная экономика уверенно допускает и даже стимулирует

Ответы на вопросы

Политарные олигофрены

Комментарии под заметкой некоего Виктора Евлогина За нашу Родину без Сталина – это как за США без Вашинг­тона и Линкольна.

Я: Какой безмозглый олигофрен мог приравнять Сталина к Линкольну?

санёк иванов: Судя по вопросу - это Дьяков. Он прирав­нял, а автор пишет, что у каждой страны свои сталины, лин­кольны, вашингтоны.

Я: Олигофрен ты безмозглый, и кто по твоему в США, в Швейцарии, в Швеции, в Японии был своим, местным стали­ным? И кто по твоему, дебил, в России годится на роль своего, местного линкольна? Сталины могут быть только в России, а линкольны только США, у.бок ты тупоголовый.

санёк иванов: Не социального, а социалистического.

Я: Ты даже не знаешь, олигофрен, что в стране уже 700 лет политарный строй существует, и не было никогда социализма?

Игорь Черноусов: Почему 700? Социализм многообразен, его столько вариантов, начиная с КНДР, и заканчивая, что са­мое удивительное США))( ну, хотя бы не социализм, а его эле­менты в виде стремления к всеобщей медицинской помощи за счет уровней страхования).

Я: Ну вы скажите эту детскую глупость про «многообраз­ный социализм повсюду» ученому человеку – над вами по­сме­ются. Медицинское страхование не имеет отношение к со­циа­лизму, а лишь к системе перераспределения в рамках уже су­ществующих на сегодня типов экономик, капиталистической, политарной («государственной»). Социализм – это по задумке теоретиков способ производства, обеспеченный обобществле­нием средств производства, недостижимый пока видимо тип экономики. В Аттике часть доходов от серебряных рудников, где трудились рабы, поровну распределялась между гражда­нами полиса, на прибыль от рудников строился государствен­ный флот. Вы же не назовете это «элементом социализма». Это всего лишь старинная европейская «общинная собствен­ность», «альменнинг» по-скандинавски («собственность всех людей (данного общества)»).
Политарный способ производства лежит в основе самой ар­хаичной и самой широко на планете и в истории известной экономики цивилизованного этапа общежития. Можно сказать что Земля, перешагнув порог первобытности, является плане­той сплошного политаризма, политарной планетой. Только в последние 500 лет из недр Западной Европы развивалась но­вая мировая экономическая система, капиталистическая. В том числе и Россия всю свою историю (идущую от Московского княжества конца XIII века) является страной классического политарного строя. В сравнении с обществом свободного рынка и частных собственников, развивавшемся изолированно и в специфических природно-климатических условиях в Ев­ропе, политарную экономику можно назвать «тотальной, тота­литарной». Единственный способ добывания средств, способ производства, который политарная экономика уверенно до­пускает и даже стимулирует, поощряет к существованию «под своим крылом» – это теневой, или по-другому воровской.

Хождение по кругу в сточной канаве европейского образования

Ответы на вопросы

Хождение по кругу в сточной канаве европейского образования

----------------------------------------------------------------------
В других странах даже бан­диты держат слово и у них име­ется свой кодекс чести.
Маркиз Астольф де Кюстин
----------------------------------------------------------------------

Михаил Мороз: СССР, каким он был

Я: Было бы здорово, если бы кто-нибудь понимал соци­ально-экономическую сущность явлений. Чем по существу тот советский неополитарный строй (образца 1953-1990 гг.) был так хорош, его положительные стороны, почему то общество было заведомо более «капиталистическим» (условно), чем ны­нешнее, и почему же за него никто не заступился, позволив вылезти наружу, разорвав «родителя», теневой (воровской по-ненаучному) экономике, в которой теперь мы выживаем или же процветаем, кто как, в меру амбиций.

Валерий Виноградов: А что, в волчьей стаи есть законы? Девиз капитализма человек человеку - волк. Бизнес и ничего личного.

Я: Когда человек человеку волк – это хорошо, потому, что «волкам», когда каждому хочется кушать и каждый претен­дует на счастливую жизнь, приходиться договариваться о «ди­ете правильного питания», отсюда варварские правды, граж­дан­ские кодексы, агоры и тинги, хартии вольностей, профсо­юзы и трудовое законодательство, права человека и свободы, нако­нец, и всё прочее. Хуже когда есть «овцы» (большинство) и «овцы в волчьих шкурах, со вставным зубами для мяса» (меньшинство), как у нас.
Человек человеку – волк – это не что иное как состояние равноправия, а ведь равноправие является обязательным ус­ловием возникновения какой-либо законности, и даже безза­кония, которое ни в коем случае нельзя понимать как антиза­конность, ибо на эту роль с полным правом претендует столь хорошо нам знакомый произвол, хаос, анархия. Традиция ев­ропейского беззакония – это лишь параллельная и неписан­ная, конкури­рующая с законностью система и обе они строятся по опреде­ленным правилам, а иногда по одинаковым, безза­коние стремится создать альтернативу существующим общест­венным и государственным писанным правилам законности, но в то же время при всей распространенности безза­коние срав­нительно легко уязвимо (один какой-нибудь «Сер­пико» спосо­бен причинить «травму» целой беззаконной обла­сти), по­скольку законность была когда-то призвана регулировать ры­нок и пользу­ется давней общественной поддержкой (одному корруп­ционеру бук­вально выгодно подвести под закон дру­гого).

Михаил Мороз: Назад в будущее к социализму, или впе­ред к прошлому, к капитализму?

Я: Ну для сильно необразованно-неграмотных: Капитализм в этой части суши по причинам материального порядка невоз­можен. А советская плановая экономика, политарная (а не ка­кая-то к .баной матери коммунистическая или социалистиче­ская, только политарная) была сравнительно заведомо более «капиталистической, бело-рыночной» (если все-таки упо­т­реб­лять такую характеристику), чем нынешняя, теневая. Кото­рая допустит к господству какую-либо иную экономику разве только через свой труп, ведь теневой-то бизнес – он же самый прибыль­ный. Теневая экономика, как известно, зрела и «наливалась соком» с 1930-х, пока не дождалась в наши дни «смерти» политарной.

Наши топоры лежат до поры

Ответы на вопросы

Наши топоры лежат до поры

Цитата: Да и что такое "свобода" по-европейски?

Я: «Свобода» по-европейски – это, по своей глубинной экономической сути – когда у каждого хватает денег, чтобы ку­пить себе пистолет, дабы постоять за себя, даже если он слаб.
Недаром с доисто­рических времен атрибутом, признаком свободного и полно­правного человека у европейцев являлось оружие (копье, сакс, топор или лук). А в уже христианской Руси нередко хо­ронили с ножом – видимо и языческая (обря­довая), и право­вая реминисценция. Вспоминаются и при­стра­стие новгород­ского ополчения к топору, за что Новгородцев ещё драз­нили плотни­ками (вместе с pólútasvarfполюдье-кружение») до нас по какой-то причине дошло слово-билинг­визм taporæxтопор-топор»)).
Таким образом «европейская свобода» наступает при усло­вии бытия системы отношений экономического и юриди­ческого равноправия вот тех самых что ни на есть «гражданских лич­ностей» (… аще будеть русинъ («Русский») … аще изъгой («изжитый»), любо словенинъ («Славянин») ). Думается, идеологи Французской революции отдавали себе ясный отчет, провозглашая лозунг Свобода, Равенство, Брат­ство. Можно даже обозначить трех «китов» несущих на себе «свободу по-европейски» – свободный экономический рынок, юридические отношения свободных полноправных граждан и вооруженный народ (прямо Афинский полис получается). При чем, очевидно что это самое «гражданское общество» и «сво­бода» вполне могли существовать в незапамятные и вполне безгосудар­ст­венные времена, ко­гда право ос­тавалось ещё достаточно «обычным».

Колониализм

Комментарий на один комментарий

Колониализм
(к прочтению)

Гоша Мурченко: Это, пока есть где ресурсы брать. Запад­ный мир, он, конечно, грамотно распределяет и всё такое (бе­режёт систему, так сказать), но, чужие Ресурсы. Разве что Фины там, без колоний. А так, все за счёт колоний.

Я: Все, что могли отобрать чаще нищие пересе­ленцы из Ев­ропы в США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии у местных абори­генов – только территорию – разработкой ре­сурсов ко­торой до прибытия европейских «хищников» абори­гены сами не занимались (обычный максимум – примитивное мотыжное земледелие). Площадь внутренних колоний Рос­сий­ской импе­рии (Сибирь и Урал) превосходила все «рамки при­личия», а толку от этого богатства без рынка не было (хоть Аляску про­дали за взятку сенаторам – те покупать не хотели). Анг­лоязы­кие «развернулись» на куда более бедных и меньших ре­сур­сах Америки, Австралии, Новой Зеландии, а у Японцев ресур­сов нет до сих пор. А золото Инков повлияло на Испа­нию со­всем в обратном направлении, обес­печив стране дли­тельную на века стагнацию. Также и совре­менное наше воров­ское го­с­ударство и общество не обнаружи­вает заинтересован­ности в чисто экономическом принуждении и рыночных отно­шениях – «золото» СССР (самые богатые на планете ресурсы) делает свое дело.

Любовь зла – полюбишь и козла

Заметки на полях истории

Любовь зла – полюбишь и козла

Заголовок интернет-сообщения: Немцы шокированы тем как в России относятся к «гомосексуальным обезьянам».

Видите ли, в чем экономическая подоплека глубинного раз­личия Запада и России, почему Вы в принципе обращаете внимание на существование всех этих якобы сугубо западных «мерзостей»? Если бы в России, как в капиталистических странах действо­вали условия рыночной конкуренции, и Ваше выживание или благосостояние зависело бы от навыков, уме­ний каких-ни­будь, скажем, гомиков, педофилов или извра­щенцев, Вы бы не только, к примеру, взяли их на работу, но быть может даже целовали их в задницу. В условиях свобод­ного рынка выживать вроде бы сложнее (многое может зави­сеть от ума и таланта), нежели в политарной, бюджетно-кор­мушечно-воровской, где каждому отведена своя казарменная ниша или стойло, если он конечно не лох и не слабак (ещё есть расхожее сравнение людей с «винтиками» единого «ме­ханизма»). Ну и понятно что в современных российских пост­политарных (?) «джунглях» лохам и слабакам делать вообще нечего. Ведь надстроечная сфера реагирует на экономику вос­требованностью права при рынке и анархией, «переходно­стью» «междуцарствий» («джунглями») при разболтанном «механизме» политарного строя.
Приходит на память характерный пример из одного голли­вудского фильма – Гладиатор. Проксимо спрашивает у Макси­муса: Чего ты хочешь, девочку, мальчика? Я типа дам тебе чего угодно, только заработай мне денег.
По этой же причине американцы, например – одна из са­мых многоэтничных наций на Земле, фашизм и антисемитизм для них в целом давно не характерны, скорее для России (и Германии, но только при Гитлере). А советская нация наоборот распалась, а русские разделились на россиян, белорусов и «чьих-то географических шудр, нигеров, прилипал» – все по­тому что нет эко­номических, рыночных стимулов для утвер­ждения одного языка. Наоборот, центральная власть в России настолько сильна, настолько по-азиатски деспотична, что ка­залось бы в давно уже письменную эпоху ока­залась способна убедить (для какой-то возвышенной идео-, теологической на­добности и/или просто в процессе самоутверждения по мере крупномасштабной смены состава класса поли­таристов) «не­радивое» население, в полном смысле послед­него слова, что оно не рус­ское. Политарной экономике то же необходимы для нужд цен­трализованного управления единый язык и письмен­ность, но как это было многажды раз в истории крупные мно­гоэтажные политарные образования со временем неизбежно развалива­лись на пира­миды власти-собственности поменьше.



 

Устроят ли вас в экономике методы сталинских времен?

Заметки на полях истории

Ты кто такой?

Заголовок интернет-опроса: Устроят ли вас в экономике методы сталинских времен?

Я: В 30-х годах, на пике в XX веке развития политарного строя российской цивилизации (в индустиральнополитарной, неополитарной форме), в стране началось становление гло­бальной те­невой экономики, как естественной замены офици­ально за­прещенного какого-либо рынка. Постепенно теневая (воров­ская) экономика выедала изнутри плановую советскую, а ко­гда та была наконец официально отменена, осталось одна от­кормленная и упитанная теневая, вместе с присущими ей, от­работанными в сознании людей стереотипами поведения, для которой все прочие типы экономических отношений (на­пример, капиталистические) могут лишь служить необязатель­ным дополнением (например, при осуществлении междуна­родных контактов). Таким образом, одна традиционная для России внеэкономическая метода принуждения сменилась гос­подством другой. Впрочем, сейчас можно наблюдать возвра­щение политарных методов экономического управления, кото­рые как и раньше, всегда в России прекрасно сочетались с во­ровством, с той лишь разницей, что раньше государство, руко­водители типа Сталина являлись монополистами в данной «от­расли», а теперь «сталины» мелкие («по три рубля»), но зато их очень много, в каждом желающем, благо многосотлетние навыки так просто, сами собой не исчезнут.

Цитата: …за Социализм !!! и точка !!!!

Я: Избавиться от господства теневой, воровской экономики – не означает построить социализм. России до социализма, как Плутону до Солнца. Как не было социализма в по-привычно по-российски политарном строе СССР (на заборах тоже всякие слова пишут, даже иностранные, а он деревянный). Потому что после социализма современный наш воровизм наступить не смог бы, социализм наступает только после капитализма, а капитализма в России то же никогда не было и нет, и неиз­вестно, когда он будет и будет ли теперь вообще, ибо может уже поздно и цивилизация подошла к своему естественному финалу, вырождению, как когда-то древний Шумер и многие другие.


 

Не твоё собачье дело

Заметки на полях истории

Не твоё собачье дело

Заголовок интернет-сообщения: Медведев посоветовал строителям дорого помнить о погоде

Я: В стране, где никто не знает своего дела (пироги печет сапожник, а сапоги пирожник), в силу отсутствия рынка и ка­кой-либо экономической заинтересованности, кроме теневой, воровской, руководители всех уровней обеспеченно заняты собачьими делами.