?

Log in

No account? Create an account

daud_laiba


Александр Дьяков (daudlaiba)


Entries by category: наука

Зверьки по национальности
daud_laiba
Заметки на полях переименований

Зверьки по национальности
(к прочтению)

--------------------------------------------------------------------------------
«Въ лѣто 6738 [1230] … Се же горе бысть не въ нашеи земли въ оди­нои, нъ по всеи области Русстѣи, кромѣ Кыева одиного. И тако ны богъ възда по дѣломъ нашимъ.»
Из Синодального списка Новгородской I-ой летописи, XIII-ый век.
--------------------------------------------------------------------------------
«В лѣт̑ ҂s҃ѱ҃л҃з. (6737 [1229]) Стрс̑ть новаго мчн҃ка Хс̑ва, ѥгоже оубиша Бол­гаре в Великом̑ градѣ ихъ. Сь бъıс̑ иного язъıка, не Рускаг̑, хс̑рьян же съı. Имѣяше имѣньѥ много, гостешбу дѣя по градом̑, вниде в Болгарь­скъıи гра, ѡни же ѥмше нудиша и много дн҃ии ласканьєм̑ и прѣщеньєм̑ ѿврещисѧ Хс̑а и вѣръı хрс̑ьяньскъıя, ѡн же не покорисѧ, но всѧ ѡставивъ изволи паче оумрети за Хс̑а. Оусѣченъ бъıс̑ мс̑ца априлѧ въ а҃ дн҃ь. Ѥгоже Русь хрс̑ьяне, вземше тѣло, положиша в гробѣ, идеже вси хрс̑ьяне ле­жат̑. …»
Из Лаврентьевской летописи, XIV-ый век.
--------------------------------------------------------------------------------
«И лѣта 7089-го Iюля въ 17 день къ государю, Царю и В. Князю Ивану Васильевичу всеа Русіи пріѣхалъ въ Старицу Истома Шевригинъ, что посланъ былъ от Государя къ Цесарю и къ Папѣ въ Римъ… А Цесарь держитъ не многихъ воинскихъ людей на Угорской Украйнѣ для береже­нья отъ Турскихъ людей, а при дворѣ живутъ не многіе люди, дворяне думные, да столники и чашники. А на Украйнѣ людей для того не мно­гихъ держить, что казнѣ истрава великая и что съ Турскимъ въ переми­рье. …и тѣ денги росходятца на Цесаря и на братью его на дворовой расходъ и на тѣ люди, кои на Украйнѣ живутъ; а лежачею Цесарь каз­ною не силенъ. …»
Из посольских книг.
--------------------------------------------------------------------------------
ПСЗРИ, Собрание 1-е, Том 5, 1713–1719 года.
«2627. – Генваря 13. Именный, объявленный изъ Сената. …
Великій Государь указалъ… Царедворцамъ и городовымъ Дворянамъ всѣхъ Губерній и Ярославской Провинціи полковой службы, тако жъ и отставнымъ вовсе от службы Офицерамъ всѣмъ по спискамъ, опричь Новгородскаго Розряда городовъ, и которые живуть въ Санктпетербургѣ, сказать Свой Великаго Государя указъ, чтобъ они для охраненія Украйны от непріятеля, на Его Великаго Государя службу, съ людьми своими, были во всякой готовности…
3434. – Октября 15. Сенатскій. …
…что прислано къ нимъ изъ Азова Россійскихъ полоняниковъ мужска полу и женска отъисканныхъ въ Крыму и на Кубани 564 человѣка, кото­рые де отъ гладу чуть живы, наги и босы, и чтобъ о пропускѣ тѣхъ воз­вращенныхъ съ стороны Турской Русскихъ полоняниковъ… велѣно тѣхъ плѣнныхъ Россійскаго народу людей, которые нынѣ с Турской стороны возвращены въ Россію, пропустить съ Дону въ тѣ городы…»
--------------------------------------------------------------------------------

Из интернет-заметки:Я считаю, чтобы исключить политические спекуляции наших недобратьев, России необходимо вернуть начальное название: "Русь".

Я: Русь – это название этноса, это этноним. Славяне действительно обычно отождествляли «страну» с «народом», приравнивали «страну» к «народу», точнее «народ» как «популяция» и являлся у Славян искомой «стра­ной» (но не «территория обитания популяции»), но это не полно­ценный политоним. Угадайте, как по-Славян­ски звучит полное «назва­ние государства-страны».

Автор: Откуда бы ни появилось слово "Русь", другого всё равно нет. И если Россию сейчас переименовать в "Русь", это убьёт "теорию" бан­деровцев о том, что "Русь, это - Украина". Кроме того, бандеровцам мо­жет прийти в голову захватить это слово для названия своего государ­ства и переименовать нынешнюю Украину в "Русь", "Киевскую Русь" или "Украину-Русь".
С чем тогда останется Россия?
Украина переименует себя в "Русь" и за несколько поколений люди начнут забывать кто есть кто, что именно Русь (Украина) и не является Русью. Из умов людей быстро выветрится, что "Русь" (Украина), это ис­кусственное государство, созданное Австрией, Польшей и большеви­ками. А Россию начнут воспринимать, наоборот, как непонятно откуда взявшееся, преобразованное из непонятного "СССР", непонятное "госу­дарство финно-угров и татар".
И через сто лет доказать что-либо будет невозможно. Как уже сей­час невозможно доказать искусственность "государства Украина" и ис­кусственность "украинского" языка.

Я: Не переживайте, зверьки, добрый доктор Айболит всех вас пере­именует, в зверьков по национальности, как зверьки того и заслу­жи­вают.
Искусственность “Гибрида украины с государством” и “украинного языка” не нуждается в доказательствах, это аксиома гораздо более оче­видная, чем шарообразность Земли или её вращение вокруг Солнца. Невозможно в принципе доказать языковую принадлежность племён ка­кой-нибудь катакомбной археологической культуры, по­скольку ни эти племена, ни их ближайшие соседи, ни даже дальние не обладали лите­ратурой, благо­даря же тысячелетней Русской литературе, шестисотлетней Польской (или Польскоязычной) мы имеем дело с аксио­мами, в доказатель­ствах в принципе не нуждающи­мися.
Другое дело, что та галиматья (про феодализм на Русской равнине, древнерусскую народность и три братских народа, якобы расходив­шихся друг от друга ещё при «царе горохе» (в каком из 358-и Руских градов далних и ближних проживал этот «царь горох» не понятно), «один из которых народов» Большевики на самом деле отправили к праотцам и свели на нет, уничтожив его естественную среду обита­ния – Русское законодатель­ство, а «два других» сами же и сочинили (при том что «национальность» можно ха­рактеризовать как стадию раз­вития «эт­ничности», самосознание этнич­ности, выражающееся само­названием,  н е  с п о с о б н о  м е н я т ь с я  (например с Русского на “погранич­ное”), разве что на том свете (вслед­ствие физической (аки Обры) или духовной смерти (как у янычар или рабов)), к тому же «стадия нацио­нальности» в Русском случае «насту­пает ката­строфи­чески рано», по­скольку в Русской Земле не пользова­лись ни Гре­ческим, ни Латынью, ни Ивритом, и даже Словенский был церковно-учёным языком (возможно Русь непревзойдённый рекордсмен в овладении письмом, Германская пользовалась Руникой, Славянская тоже быстро нашлась, древние Нов­городцы те вообще писали на трёх Славянских диалектах)), про «сово­купление России с “Пограничьем им. М.Грушевского”» (воссоединиться могли бы те, кто предварительно разошёлся, между тем величины гео­графических расстояний, разделя­ющих мысли Немцев об Ukrain-е и Ивана Грозного о Росийском Царствии, априори не подразумевают воз­можности их совместного про­живания), про древнерусские княжества (когда к концу XV века в Мос­ковской Руси слово княжество едва лишь вошло в обще­ственно-полити­ческую практику, то очевидно под влия­нием западно-Русской письмен­ности, где тот же процесс начался веком раньше (в документах изда­ния Духовные и договорные грамоты вели­ких и удельных князей XIV-XVI вв. (1950 года) древне-Рус­ское княженье встречается свыше полу­тысячи раз, последний раз – в 1504 году, в духовной Ивана III-го, «княжество» же в до­кумен­тах от XV века сборника насчитывается всего 17 раз и лишь однажды в узко во­сточно-Русском акте – в жало­ванной грамоте Московского князя от 1497 года), то есть княжество не только тер­мин научно-техниче­ского, историологического характера (в древне-Рус­ской около-политической реальности он неизвестен), но по меркам науки XXI века трагически устаревший, родом из архаичной ис­ториоло­гии XVIIIXIX столетий, ко­гда первые историографы экстрапо­лировали насущную терминологию XVII, XVI веков на седую древность (быть может, наличие слова «кня­жество» в Ветхом Завете Геннадия 1499 года указывает на крайнюю узость его сферы приложения до вхождения в политику?, подсказывает причину как-будто полного мол­чания вообще о нём литературы, прежде его появления и в поли­тиче­ских актах, но кажется и в письменности в целом?, словно если бы «власть Ветхозаветных царей» не находила ещё общественного призна­ния?)), прочую белиберду), ко­торую под видом ис­ториче­ского пред­мета до сих пор с 1920-х годов скармли­вают уча­щимся обще­обра­зова­тельной школы (на этой северо-восточной украине Ста­рого Света), мо­жет по­служит фунда­ментом чего угодно, кроме как науч­ной картины мира. Глазами зали­тыми «историче­скими помоями» разгля­деть реаль­ную ис­торическую картину не удастся. Од­нако, и ложь тоже спо­собна прино­сить немалую пользу человечеству в целом, рабо­тая ги­рей на но­гах не­далёких участ­ников «эволюционного заплыва».
А название государства Руси-Русских людей звучит, кстати, как Рус­ская Земля, Русская Область (или Оболость), Русская Власть (или Во­лость), Русское Княжение, Русская Держава, Русское Господарство (или Государство), Рус­ское Царство (характерно, что даже земля здесь не является «террито­рией», она гораздо сложнее (“этой земли общество”), и кроме опять же земли речь всегда идёт о «власти и собственно­сти лю­дей»), ну и т.п. В конце концов, пусть даже бы Русская Украина, по аналогии с Датской Маркой и Готской Анзой, хотя всё-таки для Укра­ины поздновато, че­резчур много было в литературе украин, слишком глу­боко за многие сотни лет лите­ратура познала украину (научно из­данные задолго до «Революции» де­лопроизводства Розрядного и По­сольского приказов представляли бы собой наитягчайшее оскорбление, плевок в душу вся­кого “украинника им. М.Грушевского”, если бы он умел читать), Анда Гутонов доисториче­ская.
--------------------------------------------------------------------------------

Послесловие: Законы Российской Империи понимали, что земля Русская никуда исчезнуть не могла и продолжает как ни в чём не бы­вало существовать, что Россия ничем иным кроме “Русской Земли” не является (в данном случае, дело в том, какими бы интересами духов­ного или меркантильного свойства не мотивировалась под рукою Рус­ских митрополитов Кириллизация Греческой «Росии» (например, автор Славянского адъектива «Росийский» – западно-Русский митрополит Гри­горий Цамблак – был даже проклят своими восточно-Русскими «колле­гами», Московско-Русские церковные иерархи уже по прошествии сто­летия впервые воспользуются неологизмом Цамблака) или первое об­ращение «Росии» в политику при Иване Грозном, совершенный замор­ский экзо­ним даже теоретически мог бы означать лишь “Русскую Землю” (к тому же, невзи­рая на важность каких-нибудь уз православного брат­ства, возымел ви­димо значение и фактор банального внешнего, и гра­фиче­ского, и фоно­логического сходства Руси и «Рос/-ов»)) и что она только для Русских. Понятно тогда и кто такие Рос­сияне (“обитатели Констан­тинопольской епархии №61”, но это как ми­нимум, потом “право­славные Русские Сла­вяне”, просто “Русские”). В XVI веке Рус­ская циви­лизация распрощалась с последними реминисценциями де­мо­кратии, этого гене­ратора обществен­ного мнения (что красноречиво со­про­вожда­ется про­возгла­шением Царствия, Росийского, ну и Русского соот­вет­ственно, ну по меньшей мере пока в Москве ещё княжили Рюрико­вичи, и вообще нельзя пройти мимо точного совпадения «крепостного века» (конец XVI–1861 год) и «Российского», подраставшего до утверждения Москов­ской Патриархии, возмужавшего при Алексее Романове всеа Ро­сии, за­матеревшего с началом Империи и за­вершающегося с воцаре­нием Алек­сандра II, когда за считанные года за­коны Российской Импе­рии отдали явное предпочтение естественно-ис­торическому имени куль­туры (в те далекие времена люди ещё не подо­зревали, что Россий­ское определе­ние может означать «государственную и гражданскую» при­надлежность, а Русское при том – только «нацио­нальную», об этом впервые узнают лишь учащиеся общеобразователь­ной школы, прожи­вающие к тому же в «удивительном многонациональ­ном государ­стве») – законодательство всегда консервативная («отстаю­щая») часть обще­ствен­ной литературы (например, за исключением двух Российских вы­ражений (цари и цар­ство) в Церковнославянской в прин­ципе по языку преамбуле, Уложение 1649 года, с которого начинается первый том ПСЗРИ (1830 года), всецело является памятником традицион­ного Рус­ского права, законодательства Русских людей, чьё существование бу­дет по­тревожено за­метно где-то примерно с первым появ­лением в за­ко­нах уже Империи чрезвычайно раритетных (даже говорят, что их «не было», «фактически») в литера­туре во­обще до XVIII века Рос­сиян, это помимо Российских (людей), в пору взрослой жизни «Российского века» (от Петра до Николая Романо­вых), определённой «секуляризации» извест­ных Церковнославизмов (второго и последнего после царствования Ивана Грозного большого витка политиче­ского обращения «Росии») ко­пирующих, дублирую­щих и зача­стую за­мещающих исконных Рус­ских), тем более при «царском» ре­жиме, при­чём настойчи­вость «Рос­сийского века» питалась не только царским хо­те­нием (Ивана Грозного, Алексея, Петра и Николая Романо­вых) и  н е д в у с м ы с л е н н ы м  значением Грецизма, но также и значитель­ными заблужде­ниями от­носительно эти­мологий как Грече­ской «Росии», так и Руси, гос­под­ство­вавшими в поко­лениях неучё­ных предшественни­ков и самого М.В.Ломоносова, который даже при­вечал определение Рос­ский, чисто филоло­гически совершенно вроде как бы правильное (Славянская аффик­сация и флексия прибав­ляется непо­средственно к корню Грече­ской «Ро­сии»), но при том же аб­со­лютно абсурдное с ис­торической точки зрения (то есть в силу как ми­нимум вы­чурной искус­ственно­сти, чрезмерной комбинаторности, до смешного (если рождённому в России и поверхностному пока ещё «ис­торику» М.Ломоносову (или молодому поэту А.Пушкину) это смешение не казалось забавным, то могло быть очевидно для Кирика Новгородца в XII веке)), так что чисто филологически казалось бы более нелепое опре­деление Цамб­лака (не-Славян­ский по происхождению компонент -ий- (-ия) в сложении национальных имён употребляется изредка, всего лишь как удобный иногда интер­фикс, не несущий ни­какой смысловой нагрузки (Чешск-, Галисийск-, Андалузск-, Каталонск-, Сардинск-, Гра­надск-, Мальтийск-), а неологизм Цамблака Рус­ский (простой) язык мог до­водить до Росиского состояния) для тех, кому необходимо (для чего-ни­будь) назы­вать Рус­скую землю как-нибудь не по-Русски (например, как-то «про-Грече­ски»), оказы­вается безаль­терна­тивным (это лишь за­меча­тельное совпа­дение, но Грецизм «Росиа» фак­тически как бы ис­полнил роль настоя­щего Хри­стианского  к р е с т и л ь н о г о  имени (например в роду Рус­ских кня­зей Христиан­ские (кре­стильные) антропо­нимы вытес­няли аутентичные Славянские (языче­ские) в течение XIIXIII веков, помимо немногих увековеченных цер­ковным освеще­нием, до XV века дожил ха­рактерно Русский Олегъ), но только для це­лой нации), впро­чем изна­чально перед ассимилято­рами Грецизма сто­яли вполне прак­тиче­ские «епархи­альные» проблемы, да к тому же и Киприан, и Григо­рий Цамб­лак были ведь эт­ническими Болга­рами, для них «Росиа» была «Гре­че­ским назва­нием  д р у г о й  Славян­ской страны» – Констан­тино­поль­ской епар­хии №61, куда они были по­став­лены митро­политами (сравните, Болгарский деспот и Рюрикович по происхождению Яков Святослав – вероятный автор Ки­риллизма «Русия»)), но в XVIII веке в страну открыто заявля­ется про­фессиональ­ная светская наука (об «уровне развития знания» на Руси до науки много могут ска­зать напри­мер «этимологические гипо­тезы» (для «Росии» или даже для Руси), опиравшиеся и (кроме каких-нибудь «Рок­салан») на образ “князя-начальника-главы «Рос»-а” (даже Росска в Славянском переводе И.Фёдорова, теперь Роша) из Септуаги­нты, «об­раз», отсутствующий в то же время в Вульгате (Грекам же, ко­гда появи­лась историческая Русь, пригодилась эта тысячелетней давно­сти «неча­янная ошибка» (каких-либо реальных исторических имён (по­мимо «Рок­салан»), которые могли бы послужить к оправданию «ошибки», обнару­жить так и не удалось, это чистое недоразумение древне-Греческого пе­ревода Ветхого За­вета))) – воз­можно по­этому. Од­нако ин­тел­лекту­альная огра­ниченность гоблинов (де­генера­тов) эти эле­ментар­ные ис­тины в себя уже не вме­щает, и зверьки по национальности (“Рус­ско­язычные не-Рус­ские Росси­яне”, “ка­стриро­ван­ные Белорусцы”, “этно-украин­ники”) дей­ствительно и по­сто­янно, на полном се­рь­ёзе и вопреки чело­веческому рассудку, и глав­ное офици­ально что-ни­будь пе­реимено­вы­вают.

Пограничный феномен
daud_laiba
Заметки на полях феноменологии

Пограничный феномен
(к прочтению)

-------------------------------------------------------------------------------
… Да из Азова выходил Кубек-Ага, а с ним выборных Нагайских и Азовских Татар несколько ж тысячь, а намерение свое поганское имели, идти под наши Цар. Вел-ва украиные городы; и, перестерегая те неприятельские находы, наши Цар. Вел-ва войска, полку ближняго нашего боярина и наместника Вятского, Бориса Петровича Шереметева с товарыщи, не допуская тех поганцев под украйные городы, встрети на Крымской степи, учинили бой. …лета от создания мира 7196 года…
Из царской грамоты к императору Леопольду о военных действиях Великороссийских и Малороссийских войск на Самаре и в других ме­стах.
-------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки: О феномене украинской неприязни к "Слову о полку Игореве"
Пытаюсь постичь феномен украинской неприязни к "Слову о полку Игореве" - почему ныне из всех восточных славян только укра­инцы отстаивают взгляд на "Слово" как на подделку XVIII века?
Конечно, с одной стороны свидомые украинцы очень даже любят под­чёркивать, что "Слово о полку Игореве" это шедевр "древнеукраин­ской литературы", что он создан на Украине, что написано "Слово" было "украинцем" (!); подобный вывод делается ими на основании встречающихся в "Слове" нескольких лексем, которые они считают украинизмами…

Я: Украинизмы в древнем Русском языке!? Черты языка, созданного на основе разговорного, устного языка в ХХ веке, с «названием» бессмысленным не только в древне-, но и в старо-Русском языке? – Какой-то извращенческий и шизофренический маразм, «транссексуальная филология». Хотя всякое наверно (напри­мер вымыш­лен­ное про­шлое, сочиненное каким-нибудь Грушевским, Рыбаковым, Бебиком или Сахаровым) может быть, если целенаправ­ленно и мето­дично «лепить национальности» из от­дельно взятых «ди­ких Индейских племен», приравнивая их фактически к Францким, Те­утским, Ан­глис­ким, Испанским, Итальянам, Свенским, Дан­ским, Суом­ским, Мадьярским, Румынам, Рус­ским (Испанцы во всех отно­шениях удобоваримый для Русского языка термин, но имеется ввиду что все настоящие национимы в Европе, например те же Итали­ани и Романи – всегда адъ­ективы – что есть лингво-технический способ выражения политической, гражданской принадлежности (например, Русские – буквально субстантивация фундаментального понятия Русские люди“Русские граждане”), которой ясно нет у «Индейского племени» (например, существительное украинцы), пока ему не подаришь страну, государство или на худой конец «союзную республику»). Однако оче­видно, в древнем Рус­ском языке не может быть украинизмов.

Богдан Комольцев (ext_4687826): А слово хороброе в Слове о полку Игореве или молодити разве не украинизмы?

Я: Зверёк, попробуй прочитать мой комментарий несколько раз, может дойдёт.
И ещё. Все те слова древних и старинных языков, из которых был сложен Эсперанто, сами по себе Эсперантизмами не являются. Так же и с “пограничным” языком. Это только «лингво-физиологическая» сто­рона вопроса. А потом, Русские по национальности и хоробрые (храб­рые по-Церковнославянски (или по-Старославянски), хотя это одно из очень давних приобретений и даже по Великорусским диалектам во­сточно-Славизм (Русизм) хоробръ известен теперь только из былин, а подавля­ющую часть заимствований из Церковнославянского (Славян­ского) Русский язык осуществил, формально по меньшей мере, в быт­ность Россий­ской Империи, когда исчезла традиционная Русская лите­ратур­ная диг­лоссия из Русского и Славянского языков) люди не счи­тали себя “чьими-то по­гра­ничниками без названия”, националь­ность у них точно была, и даже «железобетонная, продвинутая и уль­тра­совре­мен­ная» по меркам Высо­кого Средневековья – письменностью на род­ном языке там владели и женщины.
-------------------------------------------------------------------------------

Послесловие №1: Чтобы постичь украинский феномен достаточно за­глянуть в какую-нибудь Славянскую, легче всего в Русскую литера­туру, ведь невозможно постичь украинцев, если видеть в них что-ни­будь кроме “украйнян, украйников, украинников, порубежан, зарубе­жан, гранични­ков, заграничников, пограничников, порубежников, окраинцев”. Впрочем, уточняющая приставка у- была призвана прида­вать краю или краине максимальную конкретность и специализирован­ность значения, это именно “непосредственно возле, у самого края находящееся”. А скажем приставки за- и по- именно потому так часто слагали хоронимы и топографизмы (Залесье, Запорожье, Замосковье, Замоскворечье, Заволжье, Закавказье, Задесенье, Заднепровье, По­сулье, По­долье, Полесье, Покутье, Подесенье, Поднепровье, Поволжье, Поочье, Подонье, Поднестровье, Побожье), а также иногда и этнонимы (Захлумляне, Полабляне, Поморяне, Поршане), что, напротив, в прин­ципе были способны обнимать буквально бесконечно всё то, что нахо­дилось за тем или иным «ориентиром» или «точкой отсчета»: рубежом, границей, порогами, лесом, долами, Днепром, Москвой, Волгой, Дес­ной, Дне­стром. Поэтому же в старо-Русском языке “заграничными, за­рубеж­ными”, например, оказываются погра­ничные государства, вроде Фран­цужской земли, а современные погра­ничники с точки зрения ре­тро­спективы Русской словесности на самом деле «вместительнее» украин­цев.

Послесловие №2: К началу III тысячелетия своеобразной и даже прогрессирующей тенденцией течения социального процесса на Се­веро-восточной окраине Старого Света стала подмена самого этого со­циального процесса (или прогресса) как такового заменой (с ликвида­цией предшествующих) участников социального процесса: Русский народ > Советский народ > “обитатели Русской епархии”, “некие бело­русы(е) под видом народа” и “чьи-то украинники под видом народа”.
-------------------------------------------------------------------------------

Для справки №1: В силу литературности Славянского апеллятива украина количество случаев, когда та или иная украина упоминается без уточняющего месторасположение или принадлежность сопровож­дения определением (её названия), может быть каким угодно, ника­кого зна­чения это уже не имеет. Или же… оно его не имело вплоть до трагиче­ского финала Русской цивилизации – Русских государства, культуры и народа – после 1917 года. Но и тогда настоящей «отправ­ной почвой» для «семян» М.Грушевского, и конечно ненарочно, не­вольно, послу­жили такие вещи как Украинский диалект (Русского языка) из филоло­гических штудий М.В.Ломоносова (опять же речь о Поднепровье (для сравнения, в старшем поколении, у С.Величко гово­рится о Малоросий­ском (то же что Малорусском до 1917 года) наречии и Руском языке)) или Францусизм “Украинские” (снова о “жителях Поднепровья”) тех же примерно лет. Момент незапланированности чего-либо большего нежели “украинская область Поднепровья” тут неизбежен, поскольку с другой стороны наблюдающееся в XIX столе­тии изобретение “этно-по­граничной” идентичности и могло бы, и в действительности последовало уже только за… ис­чезновением всех во­обще исторических степных украин и украин­ских линий, закатом жиз­ненного пути Запорожского Войска и даже, как оказывается, де-факто после раздела Речи Посполитой.
Пример Советского Союза (кстати, правильное название, как «Речь Посполитая» в Русском языке, Чёрная Гора, «Восточная держава», «Славы исполненный», «Труда исполненный», «Соколиный глаз», Но­вый Город, то есть хорошую и важную вещь украиной «не назовут») показывает, что ни Волынь, ни Полесье, ни Север нельзя было, как презерватив, натянуть на Галичину, Новороссию и другие соседние об­ласти, а литературный апеллятив украина при большом желании можно, и даже без казаков, вдвоём с которыми, поддерживая друг друга, они в Поднепровье некогда как бы имитировали полноценную историческую область, та­кую как соседние настоящие. Но хотя всё же за спиной у Малой Росии, Малопольских воеводств (или княжеств, в Новое время), Войска Запорож­ского.

Для справки №2: “Обитатели Русской епархии” не зря подверг­лись в XIX веке тенденции литературного вымирания (относительного). Раскрываемое «Росией» их буквальное зна­чение “народа страны народа ’Ρς” демон­стрирует не просто искус­ствен­ность и книжность «высокопарного» Церковнославизма, но его «ходульность» и  н е л е ­п о с т ь. Катойконим был бы есте­ственно-органичным, бу­дучи образован от настоящего историко-гео­графического (Испания, Италия, Рим, Чёр­ная Гора, Македония, Ав­стрия, Норвегия) или про­странственного (земля, украина) понятия. С другой стороны, хоронимы уже содержа­щие в себе этноним (Франция, Англия, Русия, Болгария, Сербия, Гре­ция) не нуждаются в таком наращивании, древний и родной этно­ним всегда и прекрасно служит основой любого нового (Русичи, Ру­саки, Ру­сяне, Ру­сане, Ру­сины, Руснаки) витка номина­ции, в том числе по фор­мирова­нию нацио­нима (политонима) – адъек­тива (в силу самых «объ­едини­тельных» спо­собностей его морфо­логии), если возникает такая истори­ческая по­требность (“Фран(к)ские”, “Англ(и)ские”, Русские – она фак­тически диктуется «степенью многоэтничности», чем больше слагаю­щих нацию «этносов» (вспом­ним, Варяги, Славяне, Чудь, Меря, Весь, Кри­вичи, Поляне, Сѣверо и т.д.), тем выше потреб­ность). То есть «ко­стыльно-филологи­ческая ти­пология» «Росиян» вы­даёт и в «Росии» в целом, и в её со­держании не-Русские по происхож­дению историко-фи­лологиче­ские яв­ления, чуж­дость которых, иностранность практиче­ски затума­нивает нецелесооб­разную громоздкость термина, уже более за­метную в Руси­янах, слове почти неизвестном, совсем «не в ногу» со столь знамени­той Ру­сией. Уверенное всякий раз приращение суффиксов – Российцы, Рос­сийщики, Россиянцы – указывает на Росию как на исто­рико-фило­логи­ческий рубеж, за которым в Русском (Славянском) языке ничего нет (только на это), есть только в Греческом, а услуга, оказываемая Рос(с)иянам при­шед­шими даже позднее (оттуда же, из Греческого – ’Ρωσοι), но главное неестественными для Славян­ского языка Рос(с)ами, наверно даже для экзонима (Обры, Угры, Греки, Русь, Чудь, Корсь, Римляне, Англяне, Тоймичи, Вогуличи, Гречане – экзонимы видимо естествен­ные), вместо филологиче­ски правильных *Рось*, *Росичи*, *Росаки*, *Росяне* и т.п., которых не было (ну раз «Рос(с)ия» – заим­ствование из иностранной литературы, в Церковнославянский), полу­чается мед­вежьей.
-------------------------------------------------------------------------------

Послесловие №3: Вопросы об «украинизмах до самого рождения украинского языка» (была бы неуместна, фальшива «ретроспектива» Русского украинского диалекта (географически “Поднепровского”), что уж говорить о новоязе, алфавите, грамматике, словаре кодифицирован­ных после 1917 года) или о «подлинном имени граждан России» могут быть только «риторическими», когда ответы самооче­видны, одно­значны и не имеют вариантов (чем бы, каким легкомыс­лием не руко­водствова­лись бы те или иные потребители, но Россия для Русских – это вовсе не «ло­зунг», это «закон исторической физики»), то есть это вопросы поло­вого созрева­ния, образованности и порядочно­сти.

Россия не сможет…
daud_laiba
Заметки на полях иллюзий

Россия не сможет…

Заголовок интернет-заметки: Спасибо за «Науку»: Россия не сможет со­здать свою орбитальную станцию
Многофункциональный лабораторный модуль для Международной космической станции «Наука» — одно из самых грустных напоминаний о происходящем в космическом ведомстве России. Его хотели запустить еще в 2007 году, но сроки постоянно сдвигали. Зато в «Роскосмосе» начали активнее размышлять на тему того, чтобы сделать модуль одной из основ будущей национальной станции, которая должна появиться по­сле намеченного вывода из эксплуатации МКС в середине 2020-х.
Однако, похоже, сейчас эта идея канула в Лету. Сегодня источник в ракетно-космической индустрии сообщил РИА Новости, что «Наука» ли­шится своей многоразовости. «В связи с невозможностью очистки от за­грязнения штатных топливных баков модуля "Наука" принято решение заменить их топливными баками производства НПО имени Лавочкина. Однако новые баки не рассчитаны на многократное использование, они одноразовые. …
…модуль не получится отделить от МКС и сде­лать основой для буду­щей орбитальной станции… Официального подтверждения этому не по­ступало. Кроме того, в теории концепция применения «Науки» может быть в оче­редной раз пересмотрена. Напомним, не так давно запуск мо­дуля в оче­редной раз перенесли — теперь уже на 2020 год.
Нужно полагать, в России и раньше понимали, что создание нацио­нальной орбитальной станции потребует более значительных финансо­вых вложений в космическую отрасль, чем страна может вложить сей­час. …
Конфликт между Россией и США в сфере проектирования Lunar Orbital Platform-Gateway связан с американскими техническими стандар­тами, которые должны стать единым вариантом для всех составных ча­стей станции. …

Я: В «Нигерии, раздувшейся до размеров больше Канадских», стране «распухшей от укусов» олигархата, политарно-теневой (-воров­ской) экономики, Гагарин и Королёв в конечном итоге станут не героями космонавтики, а героями космогонического мифа.
--------------------------------------------------------------------------------

Из интернет-заметки: 17 марта 1991 года состоялся референдум о сохранении СССР. 76.4% граждан проголосовало за сохранение своей Родины, против создания сепаратистской "Российской Федерации". Од­нако волей "международного сообщества" самопровозглашенная "Рос­сийская Федерация" была признана. СЛАВА РОДИНЕ! СМЕРТЬ НЕЗАКОН­НОЙ "РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ", стране-агрессору, стране-оккупанту, волей "международного сообщества" под эгидой США незаконной захва­тившей территории нашей Родины - СССР - вопреки воле проживающих на оккупированных территориях людей! …

Я: У искусственных стран без прошлого не бывает будущего, Рос­сийская Империя была вполне себе «Русским государством» “Русской православной империей”, по причине фундаментальности своего неотъ­емлемого Рус­ского права (фактически оно было и Российским тоже, но столь базовые вещи, как право, в нормальных условиях в принципе не меняют формальной принадлежности, к тому же история России (прихо­дящее явление, иноязычный экзоним) в Рус­ской культуре отмечается определенными «священно-монархическими» и церковными коннотаци­ями (в результате, Русское подданство Империи разбавлялось почти по­ровну Российским, а скажем образец по­дачи прошения из брошюры Су­дебной Палаты Санкт-Петербурга от 1913 года говорит о Русском под­данстве), при Союзе право станет советским, и только при Медвепутах «не-Русско-российским»), но тем ме­нее…, а «Русскоязычную Российскую Фе­дера­стию» и подавно ожидает кончина неминуемая, как и «СССРе­зерва­ций». Искусственным странам прихо­дится изобретать себе про­шлое (напри­мер, «СССУкраин» активно про­ектировал в древней Руси феода­лизм (ну чтобы обосновать возмож­ность достиже­ния якобы социа­лизма в стране, где на самом деле не было ни капита­лизма, ни феода­лизма), а Федера­стия добавляет к нему Россию), а тем временем для того, кто знаком с исторической реально­стью, искус­ственное вообража­емое, ил­люзорное прошлое равнозначно суще­ству какого-нибудь очень редкого физиоло­гического уродства и впе­чат­ление производит очень неприят­ное и от­талкивающее. Если здесь больше не будет Русской Ро­дины (обеспечи­вающие к тому условия (умопомрачающий для историка казус изобретения семантического раз­деления «Русскости» и «Россий­скости» при не менее парадоксальном в то же время отсутствии Русской полити­ческой субъектности – у России в ХХ веке грубо отняли её есте­ственно-историческое значе­ние “Русской (земли)”, то есть сделали про­сто из слова, из иноязычного псевдонима исторического Русского госу­дарства нечто теперь совершенно материальное и главное отдельное от Русского государства, а сделать «Русскую республику» при этом как бы «за­были») дина­стия Медвепутов ревностно стережет (как награблен­ное)), зна­чит будет, придёт какая-ни­будь со­седская (при этом достав­шийся в наследство от Русской циви­ли­зации Русский язык мог бы в чём-то допустим повто­рить судьбу Ла­тыни – в за­висимости от глубины и «темноты» дна, на какое оказа­лись бы спо­собны наступающие века на северо-восточной украине цивилиза­ции Старого Света (собственно изобретение в ХХ веке белорусского и “украинного” языков – уже боль­шой и верный шаг в этом направ­лении)). По­спо­рить за та­кое можно на ка­страцию.

Хождение по краю
daud_laiba
Ответы на вопросы

Хождение по краю
(к прочтению)

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------
«… А которые бегали з животы в дальние места из Замосковных городов на украины, и с украины в Московские городы, или из города в город, верст за две­сте и за триста и болши…»
Из «Сводного Судебника», около 1606-1607 гг.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки: Когда России настанет Конец?

Я: Когда России настанет «украина»? Скоро, обязательно, но в очереди по­сле “чьей-то одной безымянной украины, в одиночку изоб­ражающей всю страну целиком”, потому что Россия – это имя собствен­ное, оно есть и так проще. И по­том, по­скольку украина в качестве «гео­графической области» представляет со­бой “состояние постоянного, за­тяжного, хронического края”, то хож­дение по та­кому “краю” по теории вероятности в принципе не может продолжаться беско­нечно – рано или поздно соскользнёт.

Iван Ступницький: Ви хоч одного живого українця бачили?

Я: Какой национальной и расовой принадлежности?
В Русском языке нет слова окраинцы, не то чтобы совсем нет (Фё­дор Досто­евский пробовал), но оно оказалось избыточным (хотя, заме­тим, в Русском языке есть группа синонимов: украйняне, украйники, украин­ники, порубежане, порубеж­ники, граничники, пограничники), когда-то не пошло, видимо во избежание лек­сико-семантической тав­тологии, ну раз уже есть украинцы “окраинцы”. Или всё-таки стоит за­вести?
Впрочем, в Донском бассейне есть диалектизм окрáинцы “край, уз­кая полоса по краю, кромка, кайма”, вместе с окрáйница в том же зна­чении, а в Поволжье и Прика­спии закрáйницы “края”, закрáйница “край”, закрáйницей “с краю, по краям”, а в Ипатьевской летописи есть въкраиница “вкрайница, украй­ница, граница”.

Iван Ступницький: Чудово, Ви навіть відповіли на питання яке я ще не встиг поставити.
Єдине що добавлю, в українській мові немає "окраіна", але є "око­лиця", а також слова "країна" і "край".
Україна для українця означає наш край, Вкраїна, і ніяк не околиця.

Я: Я вам искренне соболезную, за тем, что вам пришлось набирать слова из чужих, уже давно существовавших на свете письменных язы­ков и литератур и придумывать им совершенно новые, подходящие для вас значения. Славян­ская украина чисто теоретически может обозна­чать что-либо, сверх, кроме её природного смысла “пограничья, самого предельного края, чужого края”, но если только изучать (любой, во­обще) Славянский язык сугубо как иностранный (срав­ните, если Русские легко говорят о Речи Посполитой, хотя это Польский Славян­ский язык (rzeczpospolita), то краина и все её родные – исконные обще-Славян­ские слова), а со­здание нового письмен­ного языка в ХХ веке как раз и оказалось опытно-экспери­мен­тальной операцией подобного характера, когда стало возмож­ным со­ставлять новый словарь для нового письменного языка, приписывая из­вестным обще-Сла­вянским словам новые значения, ино­гда даже вовсе противо­речащие самооче­видным обще-Славянским. Ну пусть даже и не совсем уж но­вейшие, но узко-диа­лектные, провинциальные, губернские, областные (как диа­лек­тизм вкраи́на "родной край" на Дону), уездные, и однако в любом слу­чае произ­водные (в отношении тех же казаков не стоит забывать о синкретич­ном ха­рактере их субкультуры, и вообще истоках наименований Черкасы, ка­заки).
Для при­мера, из «Encyklopedyja Powszechna», Том 25, Вар­шава, 1867 год:
«Ukraina. W starodawnym jẹzyku polskim ukraina, był to wyraz po-spolity i oznaczał ziemiẹ leźạcạ na kresach, na pograniczu państwa, u kraju, u brzegu. …»

Iван Ступницький: Ех, немає того чоловіка який вигадав слово "КРАЕВЕ­ДЕНИЕ" щоб запитати його думку.

Я: А почему вы уходите от темы? Мы же говорим о Славян­ской украине, ко­торая всегда только “пограничье, дальний, чужой край”. Украина – далеко не обычный край, это специфическое поня­тие, с бескомпромиссным значением, где определённость специально сфор­миро­вана префиксом. Более того, нередко в литера­туре в одном тексте можно встретить противопоставле­ние краины и украины. Например, в Пересопницком Евангелии в краину «возвращаются», это «своя тер­ри­тория» («…и навратилсѧ до краин Га­лилейскых…»), а в украину «уходят», её «достигают», она «находится где-то там», за­ча­стую «за морем, на другом берегу» («Перешодшу Исусови на ωную сто­рону морѧ, до украин Гадарскых…», «…вышол з Галилеи и пришол въ укра­ины Иудейскыѧ по ωнуи сторонѣ Иордана…»). Кстати этот же памятник содер­жит и ценный образец противопоставле­ния украины и середины: «…а которыи в серединѣ его, нехай выидуть, а которыи на украинах, нехай до него не входѧт…»
Но если о крае, то есть ещё Русский конец в производном значении “доли, части, района, области”. Из статьи за 1200 год Ипатьевской ле­тописи: «…не токмо и в Рускъıх концех вѣдома, но и сущим в морѣ да­лече…».
Есть только одна очень существенная деталь, заключающаяся в том, все Славянские края, концы и краины в роли «областей» ВСЕГДА обозначают только те из областей, которые ВСЕГДА непосредственно примыкают к границам. Например, на Балканах известно более десятка исторических пригранич­ных Краин, всегда с названиями. А древне-Рус­ские город­ские концы представляли собой доли радиальной струк­туры деления городской территории. Во внутренних районах Славянских госу­дарств краев и концов нет.
Для того человеку и нужна голова, чтобы различать общее искон­ное значе­ние и частное производное.

Iван Ступницький: +++. Олександр з Вами приємно мати справу. Більш виважених і чітко аргументованих коментарів навряд чи й знайдеш. Я абсо­лютно серйозно.
Отож - край це земля відрізана, за межею центру, і для всіх прас­лов'ян означає те саме. Що на Балканах - "краіни" ,що в Ростовській області "окраїни" .
Тож як для українця, нащадка словянина, земля навколо стала Вкраїною, рідним краєм який потрібно досягнути. А дуже просто, коли роздріблені землі племен, а пізніше князівств які завжди є на краю твоєї землі почали зливатись в єдине, в україни. Галицька україна, Київська україна, може їх десяток був , а може й більше.
Я не доводжу, що для росіянина
чи для поляка означає слово Україна. Цілком нормально що для них це як було концом, пограничьем так і залишилось. А для нас українців ці краї злилися, стали рідною домівкою, чудовим краєм, нашою Україною.
А моє перше запитання чи бачили ви живого українця, означає лиш те, що люди змінюються, швидше ніж історики пишуть свої теорії. Акту­альність од­ного й того самого знання різна в різні часові проміжки. І якщо писати "коли Росії прийде украіна" то це потребує пояснення. Я його отримав і цілком задо­волений.

Я: Дело в том, что такого значения – “наш, рідний край” – никогда не име­лось в Славянских литературных языках, как и в Русском литера­турном языке, ни в од­ном из двух его исторических вариантов, во­сточно-Русском и западно-Рус­ском, а последний дожил до начала XIX века, будучи постепенно вытеснен из обихода в течение XVIII столе­тия в Речи Посполитой Польским литератур­ным (поста­новление сейма 1696 года выводило Русский язык в Речи Пос. за пре­делы госуд. дело­произ­водства) и в Рос. Империи восточно-Русским. В част­но­сти «Хро­ника Ли­товская и Жомойтская» в списке 1740 годов не смешивает зна­че­ния края и краины с украиной: «Року 1393. Ягейло Олгердовичь, ве­ликий князь Литовский, успокоивши зо всѣх сторон панство все свое и замки украин­ские от Прусов и Листанд жолнѣрством Литовским и Жо­мойтским опатривши, выпра­вился з войсками до Мазовши…».
Кроме того, судя по всему, чем глубже мы погружаемся в древний Русский язык, тем более «отчуждённым» может быть значе­ние украины, достигающее прямоты “другой, чужой земли” (в приве­денном выше примере из «Хро­ники» украинские – “пограничные”), объяснение чему следует ис­кать в малых относительно и абсолютно размерах социально-экономи­ческих и политических элементарных ор­ганизационных единиц древне-Русской эры, представлявших собой буквально общи́ны, са­мыми большими из которых были городские. Напри­мер, возможно в древнейшем дошедшем до нас образце литера­турной украины, её перспективы не уточняются – своя ли это “вся про­винция Переяс­лавской волости”, либо же вообще абстрактные “другие окрест­ные земли, воло­сти, общи́ны”, – но имплицитно противопоставля­ются Переяславлю, как по умол­чанию «середине». В самой оптимистичной перспективе украины древне-Русского времени, Галицкие, Псковские, Волынские и иные – это приграничные области, краины земель-воло­стей, материально представлявшие собой приго­роды, обязанные данью головной общине – стольному городу земли-области. То есть практические связи древне-Русских «середин» с «украинами» были ви­димо относи­тельно слабее, нежели впоследствии.
Из «Слова святаго Григорья», в пределах XI-XIV веков: «Но и ноне по укра­инам молятся ему проклятому богу Перуну и Хърсу и Мокоши и вилам то творят отаи; сего же не могуть ся лишити наченше в погань­стве, даже и доселе прокля­того ставления вторыя трапезы, наречен­ныя роду и рожаницам на велику пре­лесть верным крестьяном и на хулу святому крещению и на гнев Богу».
С возникновением крупномасштабных государств Нового времени, уже об­ладающих более или менее централизованными («федераль­ными») системами, аппаратами, структурами и органами управления, значение украины чаще кон­кретизируется до “пограничья”, “пригра­ничных районов нашего государства”.
Вследствие того, племена, о которых вы говорите, обитавшие на одной из украин (которая отнюдь не этимологически, но фактически, в материальном ас­пекте являлась для них «родиной, родным краем») Речи Поспол. или Рос. Им­перии, очевидно до ХХ века не знали по­хоже письменности и литературы, не умели читать и пи­сать.

Iван Ступницький: + все вірно, чим далі в глибину віків тим "украіна" є чужішою, але вже двісті років тому уТ. Шевченка ми зустрічаємо " на Вкраїні милій".
Тут є один момент можливо Вам і не цікавий., За часів Ярослава Муд­рого на території Русі ну максимум проживало кілька мільйонів, а зараз в десять раз більше на території України. Тому має БІЛЬШЕ зна­чення як закінчить формування нація зараз, чи зможе вона сформувати свою державу зараз. А історики, так, звичайно будуть відстоювати по обидві сторони барикад свій більш придатний для внутрішнього вжи­вання по­гляд на речі, що давно минули.

Я: Имя – такая сущностная категория, для которой аспект наличия внутрен­него значения становится необязательным. Есть имена облада­ющие внутрен­ним смыслом (“Соколиный глаз”, Вышгород, Новгород, Святослав, Славяне, Польска, Стародуб, Чёрна(я) Гора, Marcomanni, Alemanne), а есть имена его уже лишённые (Иван, Пётр, Михаил, Русь, Росия, Москва, Мокша, Даны). Украина, подобно всем осталь­ным словарным апеллятивам (вы­сокий, новый, город, ого­род, всередович, кра­ина, закраина, окраина, украинник, украи́нка “кофта с корот­ким рука­вом”, marka “украина”, alle “все”, manne “люди”) избавиться от своего прямого, тысячекратно подтверждённого письменностью, значения про­сто не в состоя­нии, будучи многократно зафиксирован литературой, всякий апеллятив спосо­бен только принимать совместное участие в географическом имени собствен­ном (вместе с дру­гим апеллятивом или именем соб­ственным), как белый и город в Белго­род, marka в Danmark, коруна в Коруна Поль­ска, ржечпосполита в Ржечпоспо­лита Поль­ска, федерация в Российская Фе­дерация, а значит самостоятельным топонимом украина стать может только по совершении из­вестной меры «насилия» над литературным, Славян­ским в нашем слу­чае, языком. В ли­тературных Славянских языках, имевших длительную историю, тем более в Русском, после старо-Славянского – самом арха­ичном литературном Славян­ском языке, слово украина остаётся словарным апеллятивом, весь смысл суще­ство­вания которого заключается в наличии у него смысла, значения.
Есть правда ещё одна ономастическая категория – кличка. Но ведь кличка обслуживает сугубо маргинальные области культуры и соци­альности.
Если говорить о цифрах, то двести лет тому назад у Т.Шевченко (который ни разу не употребил слово украинец) Вкраина – это всё та же “Украина Дне­провская”, что и до него, то есть та же самая одна из многих Русских украин, надолго задержавшаяся, как «постоянное пограничье», в определённой физико-географической местности, правда, ко времени Шевченко, после присоединения степного Причерноморья и Крыма, расформирования войска Запорожского, са­моочевидно утратившая и своё практическое назначение – она перестала быть реальной “украиной”, стала воспоминанием о былых “украинских”, казацких временах Поднепровья.
Шевченко имел дело бук­вально с Южнорусским языком (диалек­том), тогда как создание собственно украинского языка, где Славянская укра­ина наконец-то обзавелась новыми не­тривиальными значениями, физиче­ски будет иметь место позднее.

Iван Ступницький: 07.08.2002 Софія Михайлівна Ротару отримала звання Герой України з врученням ордена Держави. У неї є пісня "Край, мій рідний край" . Ця пісня перебиває всі негативні емоції на ще три покоління вперед, які мо­жуть з'явитись при читанні лінгвістичних до­сліджень. Тому край, країна, Україна -це земля, а ніяк не околиця, по­граничье чи ще інші значення. Ведро теж отримало нове значення коли з'явились погані машини. Нічого нового.

Я: Может Я слишком научно изъясняюсь? Если у ва­шей украины есть зна­чение, неважно какое конкретно, абсолютно лю­бое (хоть “родной пупок галак­тики”), значит она не является хоронимом, или является именем соб­ственным особого рода, типа прозвища-клички.
В Danmark marka “украина” сопровождает древнее имя собствен­ное (Рус­ское Донь, книжное Даны), и кстати marka здесь и вправду давно стала “зем­лёй”, и далеко не в ХХ веке, намного раньше, поскольку и сам хо­ро­ним Danmark ровесник Русской Земли или даже старше.

Iван Ступницький: А так, якщо Ви громадянин іншої держави, не України , я з Вами погоджуюсь. Якщо Ви українець то ні - Ви не праві.

Я: Поскольку слово украинец в Русском языке не является этнони­мом, это словарный апеллятив, обозначающий “обитателей пригра­ничья”, к тому же в литературной практике Русского Государства он фокусировался на "служилых людях пограничниках" (украинский раз­ряд, украинская служба, украинские вое­воды, украинские полки, слу­жилые люди украинцы, украинцы воеводы, укра­инцы дети боярские, украинцы дворяне), то вы конечно не правы, ведь Я вас просто не по­нимаю – украинцем какого государства на планете вы являетесь?

Из договорной записи коронного гетмана Жолкевского и Русских бояр, Под­московье, август 1610 года:
«На Татарскихъ Үкраинахъ толко надобно бүдет держати ωбоих Госу­дарствъ ратныхъ людеи…»

Из ответных статей Литовских и Польских королевских послов Мос­ковским думным боярам на посольском съезде в Москве, 1608 год:
«А вѣдьже воеводами на городахъ украинныхъ и ближнихъ ваша бра­тья, люди Московские были, а при нихъ въ ихъ повелѣнью люди слу­живые и стрѣльцы…»

Из жалованной грамоты царя Фёдора Ивановича Сибирскому царю Кучуму, 1597 год:
«…и на наши Үкраинные мѣста, въ Пермскүю землю воиною мно­гижда прихо­дилъ еси…»

Из Разрядной книги:
Лета 7063-го… Тово же году были воеводы от поля от Крымские укра­ины на первой срок з благовещеньева дни…
Того же году августа в 14 день писал к царю и великому князю Ивану Васи­льевичю всеа Русии из Великого Новагорода боярин и намесник князь Дмитрей Федоровичь Палецкой, что збираютца Свияс­кого короля Немецкие люди в Вы­боре, а хотят быти на царевы и вели­кого князя украины. …
Лета 7100-го… И как украинские летние воеводы приехали к Москве…
…что по твоим государевым розрядом и по своему отечеству быти мне невмесно меньшим князь Ивана Гагина потому: 86-м году были во­еводы в укра­инском розряде
Тове же году июня в 14 день велел государь украинскому большому полку, боярину и воеводе князю Борису Канбулатовичю Черкаскому с Тулы итти в Адуев и стояти в Адуеве…
А украинским воеводам всем во всех украинских городех государь велел сто­ять по своим местом по прежней росписи и в сход им быть по прежней росписи по полком; а как будет приход воинских людей на государевы украины, и государь велел быти в передовом в украинском полку с воеводою со князь Федором Ноготковым…

Из челобитной, июль 1639 г.:
«Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Ру­сии бьют че­лом холопи твои нововыежжие Черкасы, отаман Якунька Дмитриев сын Иваниц­кий с товарыщи 35 человек.
… Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Ру­сии, пожалуй нас, холопей своих, вели, государь, нам служить свою государеву украинскую службу вместе с нашею братею, с ново­выеж­жими Черкасы на Ва­луйке».

Из статей о раздаче земель в Заоцких городах, от 21 июня 1672 года:
«…
8. Московских чинов меж себя украйные новые дачи на Замосковные менять.
9. Московских же чинов с украинцы на Замосковные земли, с сего великаго государя указу, никакими вымыслы не менять, и их украинцов с земель не сжи­вать, и записей на них в тех землях никаких и на урочные годы на свои и ни на чьи и на украинцев имены отнюдь не имать, а менять в тех украйных городех в одном городе, у кого дачи есть, или вновь даны будут, и окроме Белогородского и Севского полку городов.

11. Украинцем детям боярским, которые служат, а поместные им оклады ма­лые, а иные и в службу поспели, а поместными оклады не верстаны, и тем детем боярским в тех городех, в которых они служат, и где кто приищет, давать по указу, а неверстанным против верстанных в полы. А в государеве указе и Уложе­нье, в 16 главе, в 40 статье напечатано: Украйных городов детям боярским, кото­рые бьют челом государю в поместье на порозжие земли на дикое поле, давать из порозжих земель, из диких поль, которым оклады по 400 четвертей, и тем по 70 четей…»

Из «Повести об Азовском осадном сидении»:
«…хотя бы он, великий государь наш, на вас на всех Босурман ве­лел быть войною одной своей украине, которые люди живут в украин­ских городех по валу от рубежа Крымского и Нагайского, и тут бы со­бралось его государевых Руских людей с одной той украины болши ле­гиона тысящь. Да и такия ево государевы люди Руския украиньцы, что они жестоки на вас будут и алчны, яки львы ярост­ные и неукротимые, и хотят поясти вашу живую плоть Босурманскую. … А в горо­дех во всех украинских под страхом смертным, а царевым повелением, держат их воеводы государевы
… На небеси над нашими полки Бусурманскими шла великая и страш­ная туча от Русии, от вашего царства Московскаго. …»

Когда-то давно считалось
daud_laiba
Заметки на полях прошлого и настоящего

Когда-то давно считалось
(к прочтению)

Из интернет-заметки: Вот когда-то давно считалось, что «Киев – матерь городов русских», центр государства, которое учеными так сей­час и принято называть – Киевская Русь, с тех пор как ученые приду­мали этот термин.
Но при этом:
Вещий Олег сначала был новгородским князем, а потом захватил маленький городишко Киев и сделал его своим центром …

Я: Мати городов – точная семантическая калька Грече­ского μητρόπολις. Так считали сами Русские, и они сами, от первого лица об этом сообщили, сам князь Олег так сказал. А это означает, что Киев давно и до сих пор – есть первая (известная) Русская «метропо­лия», “главный город”. По сей день, потому что Русские не только так сказали, но и записали свои слова, а написанное пером, как из­вестно, не вырубишь и хорошо наточенным топором, только лишь очень тупой головой “не-Рус­ского россиянина”, “белобрыса” или “украинца по призванию”. Шумеры или Русские, любые государства и народы всегда смертны (прах и тлен), но вот их литературы – непреходящи и неуга­симы.
Учёные постоянно, от столетия к столетию придумывают какие-ни­будь новые и новые классифицирующие понятия, без этого не было бы никакой науки, трудно было бы вообще что-либо обсуждать. К при­меру: Американский диалект Английского языка, Австралийский диа­лект Английского языка, Белорусское наречие Русского языка, Мало­рос­сийское наречие, Украин­ский диалект Российского языка (впервые у Ломоносова) или Украинский диалект Малорусского наречия Русского языка. Выражение Русь Киевская мне попалось в одном источ­нике XVII века, очень редко, но можно обнаружить в историче­ских ис­точниках XVI-XVII веков выражения вроде Литовская Русь, Мос­ковская Русь. Но только дегенераты, порвавшие с прошлым, сочи­няют из учёных искусственных слов (Россия, Россияне, Белоруссы) и даже словарных апеллятивов (украина, украинцы) «новые народы» и затем через учеб­ники начальной общеобразовательной школы внушают изобретён­ные иден­тичности в представления порабощенного населе­ния поли­тарно-кре­постной страны. Цивили­зованной Европе такое «поведение» не свойственно, здесь все нацио­нальные имена восходят к доисторическим ещё по возрасту име­нам соб­ственным, здесь принято «жить прошлым», до сих пор (а “Славянских” страны аж две!, а литературных языка “Сла­вянских” – целых три!).
--||--

Интернет-заметка сопровождена картиной неизвестного автора, где среди прочих персонажей угадывается стереотипный образ князя Святослава.

Я: А почему у князя Святослава на картине Гуннская, Печенежская прическа? Разве в летописи сказано, что Святослав носил «Сармат­ский» оселедец. Ведь не зря же Греки называли Русь именем «Рос» – «чудовищем» из пророчества Иезекииля. Как агрессору, они ему при­писали и чубатость, литературную внешность Атиллы. Это из того ряда случаев, когда Венгерский князь (в «Деяниях Венгров» конца XII века) перед боем с Русью толкает Венграм речь… Александра Македонского – типичная «художественная история» социально-стратифицированного, сословного общества. Сравните, хотя специалисты и пытаются нахо­дить общие места, топосы в содержании речи Оттона перед боем с Вен­грами при Лехе, речи Святослава в передаче Византийского историо­графа Льва Диакона и в летописной записи, последняя (чем вообще в целом характеризуется Русское летописное повествование, тем более сведения Повести ВЛ о Русской доистории) стилистически представ­ляет собой «фольклорный», «устно-народный» текст. Русская земля и Скандинавия крепостных, форм личной зависимости не знали, а Вен­грия, как и Франция, Англия после «Норманского завоевания» были странами крепостными – в стране сильно пострадавшей от религиоз­ного псевдо-Марксизма наверно мало кем то оценено, но материали­стическое понимание истории, формационная теория способна вносить уточнения в восприятие вещей внешне на первый взгляд далёких от политэкономии.
--||--

sasha_severny: Русские появились как снег на голову. Есть 3 вида русских, кои записаны в летописях: русские, руские и руськие. Вот Олег - это русский на германский манер, где сдвоенная "сс" записыва­ется одинарной "ß" по правилам латинской орфографии. Норман. Остальные - дураки.

Я: А что если это Германцы «на Славянский манер» суффикс -ск- упо­требляют? Древностью Славянский письменный язык (уже Кирилл за свой короткий век успел перевести несколько (богослужебных) книг (создал, азбуку и Славянский словарь, лексический фонд), а после него книжный фонд Славянской литературы рос в прогрессии – становление Славянской письменности было взрывообразным (редкий исторический прецедент, сродни наблюдаемому физиками воочию рождению Все­лен­ной)) уступит разве что Германской Рунике. Вот же задачка для иди­о­тов. К сожалению, есть та­кое обывательское предубеждение, что исто­рия – не наука. Но это об­манчивое впечатление, идиоты в неё конечно лезут ва­лом, у них возни­кает ощущение собственной сопричастности, но без се­рьёзной па­мяти и воображения тут с пользой для науки делать нечего.
Есть 3 вида дураков – это “россияне им.Ельцина”, “белорусы(е)” и “пограничники им.Грушевского” – и никто из них не Русский, а все они вместе взятые – меньше одного князя Олега или Абрама Петровича Ганнибала, который был Русским человеком, подданным и граждани­ном согласно Русским законам.
--||--

is_pavel: Россия это не твоё.

Я: Действительно, не моё, это Греческий экзоним Русской Земли, не Русское, не Славянское слово, общей этимологии с Русью оно не имеет. Это для царей, мурз и их холуёв.

Комментарий на одну сноску
daud_laiba
Заметки на полях прочитанного (Васильев В.Л., Славянские то­понимические древности Новгородской земли)

Комментарий на одну сноску
(к прочтению)

Сноска на странице 626: 13 Обзоры многочисленных гипотез по поводу происхождения имени Русь см., например, в [ЕСЛГНПР: 117—126; Агеева 1990: 116—153]. Самой приемлемой является гипотеза, по которой термин Русь был воспринят славянами из языка прибалтийских финнов, которые обозначали им скандинавов, приходивших в северные славянские земли; он передает приб.- фин. *rōtsi, близкое к совр. фин. Ruotsi ‘Швеция’, ruotsalainen ‘швед’, которые в свою очередь восходят к первому члену древнескандинавского сложения rōþs-menn ‘гребущие люди, гребцы’, обозначения участников походов на гребных судах, подр. см. [Аникин 2000: 467—468].
--------------------------------------------------------------------------------

Я: То есть наука в РФ и россияне живут в разных реальностях (чисто технически существует только прошлое). Ученые РФ дополняют, уточ­няют и детализируют сделанный ещё Н.Карамзиным единственно воз­можный профес­сио­нально-академический рефрен (научное заключение) единственно воз­можной «версии» (причём Васильев В.Л. приводит ставшую давно классической и лингвистически безупречную, но и до­статочно схематичную модель филологической стороны явления, в то время как наличие биологического субъекта, конкретного самообозна­чающегося коллектива (создавшего цивилизацию) возможно делает фактор Финского лингвистического посредничества необязательным (сравните Славянские собирательные чадь, челядь, зелень, лопоть “ста­рая одежда”, ст.-Слав. зъль “злость”, Лужицк. pruć от «прут», Польск. brać от «брат»), допускается и непосредственный лингвистический пере­ход rūþ>Русь (а в конце концов, литературные эстафеты бывают точными, как в ’Ρωσσία>Россия (или не совсем, как в «рош»>’Ρως свыше двух тысяч лет тому назад), а «устные народные» бывают и «творче­скими» (сравните позже Арслан>Еруслан)), однако в любом случае Финская “Свея” своим путём и самым наилучшим образом под­тверждает исторические сведе­ния Рус­ской летописи) происхождения Руси, изло­женной очевидцами проис­хождения (теми, кто непосред­ственно «про­изошёл») в Повести ВЛ («дру­гих вер­сий» у них там разу­меется быть не может (хотя понятие «исторической версии» летописи знакомо, в окру­жении ситуации все­общей грамотности Русскую литера­туру всегда отли­чало «публицисти­ческое» начало, обращённость к «широкой читатель­ской аудитории», это не анналистические рассказы, где-то может быть смахивающие на рыцарские романы (занятно, что и «Слово о походе Игоря», несмотря на определённую вычурность поэтического языка, в целом «народнее», допустим, «Песни о Ро­ланде»), а летописные рас­сказы о бесписьменном прошлом действительно несут в себе все при­знаки «фолькло­рности»)). А росси­яне узнают из рос­сийских школь­ных учебников о *русых Славя­нах* и даже *Варягах-Сла­вянах* (и ещё «других вариан­тах»).

Что такое хорошо и что такое плохо
daud_laiba
Заметки на полях .банутии

- Что такое хорошо и что такое плохо? 2

Заголовок интернет-заметки (rus_sumer): Какой язык точнее называть "русским" ?

Я: Как же далеко зашла деградация на украине мировой культуры, нет страшнее «дна», когда нужно каждому поколению дегенератов до­казывать самоочевидное –  что Земля шарообразна, какой язык Рус­ский.
--||--

rus_sumer: А вот Нестор, например, ни разу не назвал славянский язык "русским", потому что для него разница была самоочевидна.

Я: А Словѣньскъ языкъ и Русьскыи единъ. – Это мнение «Нестора», автора Повести временных лет. Таким образом самоочевидно, что ты, Олигофрен, имел ввиду какого-нибудь другого Нестора, наподобие Махно, или того хуже.
--||--

rus_sumer: В Скандинавии нет племени "Русь"?
Знаешь, как по фински будет швед? - Ruotsalainen.

Я: Олигофрен, так ты, выходит, не можешь отличить мнение Свеев о себе (самоназвание) от мнения о них Суоми (экзоназвание), нарица­тельный апеллятив от этнонима. Олигофрен, если ты найдёшь в Скан­динавии «племя Русь», Я тебе клянусь, что лично попрошу Путина, чтобы он тебе отсосал. А если не найдешь, ты будешь следующие 50 лет без перерывов и выходных отсасывать у себя.
В Германских языках был и есть приличный спектр нарицательных слов (древние róa, rówan, róđr, róđer, rōder, ruodar), восходящих к ре­конструируемым пра-Германским понятиям *rōanan “грести”, *rōþraz “гребля; гребец” и *rōþrjan “весло, руль”. По руническим надписям XI-го века известны ruþi, roþ “судовая рать, поход на вёслах”, roþrslanti “корабельная/корабельщиков земля”. В Скандинавии не сложилось эт­ничности на основе “гребных” терминов, а вот от апеллятива swe “ро­дичи” появился очень давно (где-то пару тысяч лет тому назад или больше, в доистории, если правда не считаться с Руникой, с того же при­мерно времени, но медленного развивавшейся в ещё «полу-племен­ных» условиях) и существует до сих пор (как содержательно в этом ключе со­общение Бертинских анналов, первое достоверное известие о Руси – в странно-подозрительных «Росах» (Rhos – точная фонетическая калька Греческого несклоняемого ‛Ρς “Русь” (отдельно хочется обра­тить внима­ние на то, как хорошо работает на лингвистическое срод­ство ‛Ρς и Греческого несклоняемого библеизма ‛Ρώς причисление Ара­бами Руси к Маджусам “Магогу” – отождествление реальной истори­ческой Руси (вышедшей на мировую арену в IX-ом веке) с литератур­ными «предвестниками Апока­липсиса» было общим местом эсхатологиче­ских представлений на ши­роте Средиземноморья)) Гер­манцы-Франки узнали своих ста­рых знако­мых Свеонов!). У них же там другой строй соци­ально-эконо­мический, у них нет «Грушевских» и «Ка­гановичей», кото­рые бы по­средством наси­лия над здравым смыслом, со­вестью, культу­рой и исто­рией изобрели в Скандинавии из местных нарицательных “гребцов” или “украинцев”, уже обозначившихся в пись­менности, псев­дона­циональности (на деле, существование “украины без названия” само по себе категорически и безапелляционно отрицает и перечёркивает су­ще­ствование Русской ци­вилизации и лите­ратуры (в самой “безымянной украине” ХХ-го века (и тем более XXI-го века) вы­чёркивание и букваль­ная замена предшеству­ющей тысячелет­ней Рус­ской истории неизбежны и жизненно необхо­димы, как воздух, – иначе какой смысл в существо­вании “безымянной украины”, если у неё не бу­дет, пусть и абсолютно выдуманной, есте­ственно, но зато своей соб­ственной «истории», никто там конечно не со­гласится с тем, что осо­бую “этно-укра­ину” (на почве славного “погра­нично-казацкого” про­шлого Подне­провья XVII и отчасти XVIII-го веков, но в совершенно но­вом масштабе, разительно превосходящем реальную географию настоя­щей обла­сти Поднепровской Украины и совпадающим с Малорусской (южно-Русинской (Русины – общее наименование всех Речипосполит­ских Рус­ских), или южно-Русской) субэтничностью) приду­мала не­боль­шая группа оп­позици­онно настроен­ных провинциальных интелли­гентов в середине XIX-го века (а идея по­нравилась Австрийцам, Немцам)) – украина не может быть в Русском языке именем собствен­ным, но ведь об этом можно ни­чего не знать, не читать, проживая например в Китае или в Российской Федерации (по­этому нет на свете более преданных друзей “независимой от середины украины без назва­ния”, чем Россий­ские Рус­скоязычные ватники, кале­чащие Русскую речь упоминанием «псев­достраны» и «псевдонарода»)). Так что ты можешь смело прямо сейчас начинать со­сать свой член, или что там у тебя, при­ступай.
--||--

rus_sumer: Ну вот, даже без *реконструкций известна "русь" [ruθʲ], "рось" [roθ] 11 века, которая живёт в Скандинавии и промышляет мор­ским разбоем.
Похоже, эта та же самая "русь", что и у Нестора.

Я: Олигофрен, продолжай и впредь разбойно промышлять себя язы­ком в жопу, ибо думать у тебя не по­лучается, даже дураком – и тем прики­нутся не мо­жешь.
Не можешь от­личить не-этноним от этнонима. Не мо­жешь отли­чить этно-социальную группу иммигрантов (*varangar “давшие слово, клятву” – возможно термин самообозначения в языке иммигрантов, колонистов, вступавших во взаимоотношение с аборигенами) от морских разбой­ни­ков, пира­тов. Пираты, олигофрен ты долбаный, не заключали каких-либо догово­ров (о торговле) ни с Ри­мом, ни с Констан­тинополем. А Скандинавское слово ruþi-roþ “судовая рать, поход на вёс­лах” являлось традиционным обозначением, с «про­фессионально-судо­ходной» сто­роны дела древне-Скандинавского лей­данга (Свейское ле­дунг) – “мор­ского, корабельного ополчения”, бук­вально “сбора”. «Пи­раты» не заим­ствуют письменность, создававшуюся специально для пе­ревода Библии – Скан­динавы, в том числе Восточно­европейские – Русь (есть гипотеза, что Скандинавы проживали в Во­сточной Европе где-то с VI-го века, то есть появились, скажем, в бас­сейне Восточной Балтики если не прежде, то и не позже Славян) – явно раньше восточ­ных Славян приобщались к хри­стианству, и если бы Русь не стала в Славянском окружении Славя­ного­ворящей, трудно сказать, как бы скоро сами во­сточнее Славяне приоб­щились к цивилизации. Слово Русь – Славянское, этноним соби­ра­тель­ного числа на , в Скан­динавии не говорили по-Славянски, или ты не мо­жешь отличить Сла­вянского языка от Герман­ского?
И вообще, пиратское ты говорящее дерьмо, тебе стоит вернуться об­ратно на твою историческую родину – в петушиную жопу.
--||--

rus_sumer: Почему? Отлично понимаю что ты национально-озабо­ченное ебанько, предков которые эти самые "русы" ебли и в хвост и в гриву.

Я: Ну что ты раскудахтался, петушок воровской, Русь и Русские не .бли твоих х..сосных предков в хвост и в гриву, твои х..сосные предки .бли в хвост и в гриву друг друга и самих себя сами. А Русские – они были и есть натуралы, они всегда брезговали и до сих брезгуют сно­шаться с та­кими 3,14здаголовыми зверьками, как твои предки и ты сам, их пото­мок, ибо из червя не вырастет гордого сокола и бурьян порож­дает бу­рьян.
Рус(с)ы – слово книжно-техническое, учёное, переводное, оно появ­ляется в Русском языке в XVII-ом веке. У Славян самоназвания всегда суффиксально оформлены – Рус-ь (хотя Русь – исконный экзоним, как и Водь, Весь, Чудь, Любь – как вышло, для близких соседей, потому и суффикс краткий, но он есть), Рус-ин, Рус-ские, Рус-ичи, Рус-ино­вичь, Рус-иничь, Рус-аки, Рус-ане, Рус-овичи, Рус-яне и т.д. Но ты этого не знаешь, ты же не Русский, не Славянин и не человек, ты – воровская подстилка и пиратское говно.
Ты не «озабочен национальностью», потому что у тебя её просто на самом деле нет, твою «псевдонацию» придумали воровские паханы-сто­лоначальники, пиратские шестёрки дня сегодняшнего, они её высосали, переварили и отложили в твою голову, поэтому же ты и не знаешь, ка­кой язык уже более тысячи лет является и называется Русским.
--------------------------------------------------------------------------------

Вместо эпилога. Заголовок интернет-заметки: Долетит ли Рос­сия до Луны?

Я: На ракете «Мастурбация»? Если даст газу из жопы. А если и это не поможет, «Таджики» пинка дадут.