Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Чистосердечный фельдфебель

Вопросы на ответы

Чистосердечный фельдфебель

Заголовок интернет-заметки: Топ-40 самых убойных высказыва­ний Путина на сегодняшней прессухе

10. Вы не путайте понятия. Есть ветхое жильё, а есть аварийное! По аварийному жилью мы почти везде проблемы решили. Другое дело, что у нас аварийное от ветхого мало чем отличается.

Я: Говорит так, как-будто он не при делах, ни за что не отвечает, и уже 25 лет не при делах. Это наподобие того, как Черномырдин спра­шивал у народа, у избирателей, в толпе «Ну почему мы так плохо жи­вём?!» Своеобразная антиреклама по западным меркам, где чиновник – наёмный временный работник.

Цитата: 17. Люди заслуживают лучшего. Регионы не равны, не люди в этом виноваты.

Я: А кто??? Нормальные свободные люди и регионы должны быть равны. А раз не равны, значит несвободны! До сих пор? Или уже? Кто же их закрепостил? В стране фашистский режим, ею правит фа­шист? Пусть назовёт фамилию сукина сына.

zlotnikov1: Никаких аргументов, а только бла-бла- бла.. - (= а по­чему мне не досталось пирога!?)

Я: Потому что Я не зверь, не вор, не жлоб, не блатной, не холуй, не шестёрка, а Я просто лох, то есть, проще говоря, Русский в России, из народа, ставшего в РФ вне закона.

Цитата: 26. Правительство работает удовлетворительно.

Я: Там что типа одни троечники сидят? А второсрочники есть? И ведь снова антиреклама, плевок в глаза избирателей, насмешка, мол 25 лет сидим (мол мы не «безродные пограничники»), работаем удовлетво­рительно и будем продолжать, несмотря ни на какие выборы, вы будете любить и выбирать только нас (пока нам не надоест).

Цитата: 34. Власть никого не боялась и не боится.

Я: Чистосердечный фельдфебель, что у него на уме, то на языке, даже не пытается притворяться.

Цитата: 35. Я уже ответил на вопрос про оппозицию. Она должна выйти с ясной программой позитивных действий. Вот вы вышли под ло­зунгом «Против всех». Это что, позитивный лозунг? Вы что предлагаете?

Я: Пошёл на хуй.

Я: Посмеялся от души. И было бы классно, если бы он это всё гово­рил специально, сочинял бы тексты себе вдумчиво, но для смеха, как настоящий Жванецкий. Но подозреваю, что Прежнев В.В. на полном се­рьёзе. Так бывает, когда человек теряет ощущение реальности (напри­мер, при длительном одиночном заключении). Хотя, про «власть ничего не боится» (ну видимо выборов) – наверно это и есть настоящая, при­родная азиатско-российская социально-экономическая и политическая обыденность. Просто Прежнев к ней страну и вернул. В конце концов, если образован­ного человека, благородных кровей княгиню Ангальт-Цербстскую абсолютная власть (она же пожизненная) портила, чего уж взять с «фельдфебеля» не княжеской крови.
--------------------------------------------------------------------------------

Постскриптум: Демократия – это когда власть периодически «про­ветривается», что не позволяет ей «закисать» и забываться от бескон­трольности.

Твари

Ответы на вопросы

Твари

Заголовок интернет-опроса (Михаил Свобода): Каким должно быть самоназвание граж­дан России вне зависимости от их этнической принадлежно­сти?

Я: Если у животных меняются хозяева, то могут меняться также и имена: Русь/Русска(я) (земля) > Русия > Росия > Рос­сия > СССР > РФ > (украина?)). А если же животные не про­стые, а ещё и говорящие, научились наконец-таки читать и писать, то они мо­гут выбирать, как назы­ваться. А вот у насто­ящих людей такого выбора или нет, или им даже всё равно, и поэтому они имену­ются сотни и тысячи лет (пока ме­теорит не упадет) одинаково,  именами предков, от­цов-основателей.

Сергей Фролов: Украинский кентавр. Когда жопа со всех сторон.

Я: Ну «украина с большой буквы» это лишь старшая сестра по разуму Федерации. Тот этап «выживания в себе Русского», который уже прошла украина, Федерации ещё предстоит.

Кот Василио: Ошибочка, усраина - это безумная блудли­вая самозванка, бывшая когда-то пригретой в большой семье безродной нищенкой…))

Я: Так вы патриот усраины? Она родилась в XX веке, а вы её раньше где-то нашли. Вы наверно ещё и российский пат­риот?
Одна поганая не-Русь на Макспарке, сраные украино-росси­яне.

Кот Василио: Себя-то к какой категории относите? Выбор - богатый…))

Я: То есть вы из тех животных, которые ещё не умеют чи­тать. Я же написал популярно для самых тупых, что выбор есть только у животных, а у людей выбора нет. Лично у меня, как у человека, нет иного выбора, как быть Русским. Я же чи­тал произведения Русской литературы, от Лариона Русина, до Шолохова, как я могу быть кем-то ещё?

Кот Василио: А-а-а… Понятно… То бишь, Вы - "соль земли русской", такая матёрая и густопсовая "соль", что даже один день без кваса - для Вас серьёзный повод вдарить в набат и с той же колокольни орать до хрипа о спасении Руси от "поганой неруси". Понятно.
Могли бы и спокойно сказать, без потери своей напускной "академичности", истерики и попыток (убогих, кстати) наха­мить. Только - именно сказать, потому как "пишите" Вы так, что лучше бы уж читали, чем "писали"…))

Я: Нет, я просто Русский.
Мою образованность и начитанность вы приняли за акаде­мичность, а ведь у меня даже высшего образования вовсе нет. Что ж, мне лестно.
А вот ваша животность совсем не напускная, она у вас, как говорится, от души (по-моему, вот сейчас Я вам мастерски нахамил, спокойно, вдумчиво).
Одним из последних выдающихся Русских людей я считаю Русского поэта И.Бродского. Пусть это моё предположение, но подозреваю, что как и я, он любил холодный квас.

Татьяна Бобкова: Старшая сестра впала видимо в старче­ский маразм.... Избави бог от этого федерацию!...

Я: Не избавит, придет другой Ельцин или Путин и переиме­нует в очередной раз, а зверям-то не привыкать.
Это не старческий маразм, это как вечная юность, несфор­мированность самосознания и личности, когда о глупом и род­ства не знающем ребенке заботится какой-нибудь дядя.
Ну а на самом деле – привычная известная в науке атрофия самосознания у несвободного, порабощенного населения, вы­зываемая периодическими потрясениями – страна пугается всякий раз до такой степени, что забывает своё имя (то Пётр I своими руками головы отрезает, то Сталин руками Ежова).

мацаев михайлович: и от этой ПЕДЕРАСТИИ ?

Я: Где федерация – там и «педерация», а там и туда дальше, и всё логично, ибо что же ещё может быть там, где есть Латинское слово, но нет и близко представления о Латин­ском понятии. Это из той же «оперы», что и социализм или либерализм с капитализмом в бесконечно по своей внутренней сути политарной, то есть «Азиатской» стране. Или то же ЛДПР – расшифровывать можно как угодно, только не тради­ционно.
Кстати, при таких беспрестанных подлогах, восторжествует в конечном итоге какой-нибудь самый вопиющий, например, буквально педерастический, по своей внутренней сути. А ведь в этой части Света вообще любят превращать интимно-индиви­дуальные, сугубо личностные, частно-правовые, фи­зиологиче­ские проблемы в «глобально-политические». Ну всё это из-за того, что совершенно чуждая для социальности этой страны аутентичная Западноевро­пейская лексика накладыва­ется здесь на то, что тут есть – и в результате местные чисто кровнородственные («этнические») проблемы пре­вращаются в «национально-республиканские», провозглашаются таковыми (но как и положено у «племен-национальностей» они выстра­иваются в иерархии, по степени «джигитизма» или ещё какой-нибудь степени). Так что и слово федерация запросто ляжет под что-нибудь физиологи­чески «педерастическое».


Интеллект и успешность

Заметки на полях России

Интеллект и успешность

Равина Тандэм: Интеллект=Успешность

Я: Так что, Н.Вавилов умер в тюрьме от голода, потому что дурак был?
А М.Лермонтов был ещё дурнее чем А.Пушкин? Умер-то раньше.
Империя – страна для дураков.

Аида Египтянка: Тогда Англия дурнее всех

Я: Байрона из Англии никто не выгонял. И на дуэли он не по­гиб, а погиб в Греции в борьбе с турками, за свободу гре­ков. Лермонтов мог десять раз погибнуть от чеченской пули, а по­гиб на дуэли, как Пушкин. Какие-то явные проступают соци­альные закономерности.
Империя это же не имя собственное, она может и не соот­ветствовать существу царящих в обществе отношений. С дру­гой стороны, страна может даже называться уже как именем собственным словом Федерация, а по сути являться «цирком уродцев», или мо­жет прокламироваться Империей, но быть многостолетней парламентской, конституционной монархией, где традицион­ный король «царствует», но не «правит».

Аида Египтянка Иванова: Дорогой вьюнош!
Обращаю Ваше внимание, что я просто продолжаю Вашу (или Бродского) гениальную мысль, что "Империя – страна для дураков".
Именно Англия являлась и является вполне официально ИМПЕРИЕЙ и даже с королевой во главе. Поэтому непонятно чего это Вас так завело моё высказывание. Россия на своих национальных окраинах строила города, заводы, школы и больницы. Англия грабила, вывозила ценности и расстрели­вала. Так что, следуя Вашей логике, наибольшие дураки живут там.
Не нравится? - тогда прежде, чем ляпать дурость, поду­майте.
И не надо из недоучки Бродского делать гения во всём.
Если Бог одарил его литературным талантом, то уж не стоит ему приписывать качества мудреца во всём.
А Англия - фактически и сейчас империя.
....
Вообще-то, надо бы сначала школу закончить прежде, чем лезть на "сайт для зрелых людей "...

Я: Оставайся такой же как сейчас фактической овцой на всю жизнь, девочка. Крепкого тебе здоровья, счастья и хоро­шего барана.
Но даже когда баран для тебя найдется, и в твоем ныне пу­стом черепном влагалище появится соответствующий орган, при помощи ко­торого ты факически будешь думать, то и то­гда ты не смо­жешь следовать моей логике, ибо физиология моего мозга совсем иная – естественно-человеческая.

Выборы прошлого вместо выборов

Заметки на полях истории

Выборы прошлого вместо выборов

Россия (вместе со всеми своими украинами, поименован­ными и безымянными) – это такая страна, где всевозможные племена укропинов, росссов и других «украино-индейцев», то есть откровенных дегенератов, после сотен лет регулярных переименований страны очередными царями-деспотами или заговорщиками-пи..рами (или педератами?) имеют невероят­ную и уникальную возможность выбирать себе название, и не только себе, но и многострадальным предкам, обладавшим в свою очередь «обществом», «общественным сознанием» и «мнением», а соответственно и «исторической памятью» (па­мятью цивилизованного, письменного «общества»), и потому не нуждавшимся ни в российских педератах, ни в переимено­ваниях, как и другие такие же и доисториче­ские, и цивилизо­ванные общества в Европе.

Змий Гаврилыч: Вам надо в Краков в 18 век, в первые годы.

Я: Туда можно в любые годы, Polska всегда была и есть, и оставалась сама собой, не стала «поллийской», «полонской», «Полонией», там всегда имелось некоторое подобие граждан­ского общества и общественного самосознания, то есть было кому себя осознавать и помнить, даже при крепостном праве, ибо там не было привычных для нас российских восточных деспотов, даже при их королях. И книгопечатание с универси­тетами далеко не здесь зародилось. А отсюда наш опальный первопечатник уехал печатать в русский Львов. И «Германия» сама себя по своему величает, не взирая на мнение о ней окружающих, благодаря Гутенбергу и Просвещению.

Змий Гаврилыч: В любое время нельзя. В любое время не возникает новая нация.

Я: Три головы у тебя и все тупые, как пробки. Здесь в лю­бое время возникают новые «нации» разной степени вшиво­сти, вплоть до совершенно безымянных, как у животных в лесу (украина), где собственные имена зверям не нужны. И сейчас партийно-административный аппарат вместо «выбо­ров» выбрал себе ещё одну, новую, российскую, чтобы отли­чаться от быдла, нищеброда, черни и холопов.

Змий Гаврилыч: Я просто до твоей плешивки довел место рождения Украинского языка, впоследствии родилась и нация.

Я: А...так ты украинский патриот? У тебя, паскуда, украин­ский язык, родился уже в начале XVIII века. Тобою видимо турчанинов только вчера покакал. То есть ты значит превзо­шел самого Грушевского. Не х..во ты украинца лизнул, очень низко, украинско. Снюхались зверьки.

Россия или Раша?

Ответы на вопросы

Что в лоб, что по лбу

Владимир Федоров: Россия или Раша?

Я: А какая разница, по-итальянски или по-английски? Рус­ской земли-то нет.

Илья И.: когда больше нечем гордиться, приходится зани­маться словоблудием...

Я: Разве ж Я могу гордиться Росией, Россией, Россий­ской империей, СССР, РФ или, вообще, какой-нибудь «неназванной украиной», где плодятся нерусские россияне, «индейцы» и другие украинцы, олигоф­рены вроде тебя? Я же Русский чело­век, зачем мне эта большая куча словоблудного дерьма.

Река Волга впадает в Каспийское море

Ответы на вопросы

Река Волга впадает в Каспийское море

Привожу часть комментариев под выдержкой из «работы» А.Клёсова, размещенной в Гайдпарке под заголовком Пузырь русофобских теорий: ответы на «неудобные» вопросы о славянах.

Я: Флориан Курта конечно, ошибается на счет некоторых или многих вещей в отношении Славян, но он же вроде бы ди­пломированный ученый и изъясняясь исключительно в рамках научной терминологии/методологии не заставит Славян исчез­нуть из прошлого – другие ученые не позволят. Но в то же время он за­ведомо «правее» всяких неучей, действительно способных наносить вред древним Славянам своей невеже­ст­венной болтовней, распространяясь в средствах массовой ин­формации, а ведь вместо этого могли бы копать картошку или асфальтировать дороги.

Семен Семеныч: а что "русские" это славяне?

Я: Ну если в смысле языковой принадлежности, то куда бо­лее чем вполне, как говорящие на славянском языке, уж коли русский язык – это ярко выраженный славянский язык. И не зависимо от фактических кровнородственных, биологических связей людей и популяций, говорящих на русском языке. А так Русские – это совершено бук­вально «жители Руси», что то же в общем-то очень «интернационально». Есть конечно харак­терные на нынешний момент «славянские» геномы, особенно тесно связанные с историческим формирова­нием славянского этноса в известное время. Но в истории вообще было столько «шагающих» языков, кто знает, быть может через пару тысяч лет (предположим теоретически) лингвистические Русские Славяне будут черными и кучерявыми или желтокожими и рас­косыми. Тут все будет зависеть от «политической» судьбы русского языка. Но если иметь ввиду, что в этой части суши в конце II тысячелетия по «политическим» причинам смогла по­явиться на свет «независимая украина («слишком крайняя часть, самый дальний конец чего-то большого») с большой буквы (потому что без названия)», то загадывать не стоит даже пытаться.

Александр Борисов: Англосаксы - тупиковая ветвь циви­лизации. Ясно они России завидуют, вот и злобствуют

Я: Как же так, 1500 лет были передовой ветвью («Мастер­ская Европы», морская империя, где «не заходит солнце») и вдруг стали тупиковой ветвью, с чего это вдруг?

владимир недоспасов: Древний Египет 40 веков был пе­редовым

Я: Конечно, он был передовым, но только лишь до форми­рования ан­тичной формации в архаической Греции (хотя и Месопотамия социально уже обгоняла его во II тысячелетии до н.э.), когда он резко перестал быть передовым и античная ци­вилизация обогнала его и все прочие социумы на планете на пути соци­альной эволюции. И остается практически до сих пор Египет в том же виде «передовито­сти» что и 5 тысяч лет назад. Потом феодальная формация Западной Европы обо­гнала античную, потом капиталистическая формация с геогра­фическим эпицен­тром на Северо-западе Европы обогнала фе­одализм.

Александр Борисов: Были. Но щас там одни негры.

Я: Негры там не только сейчас, а уже с XVIII века, были там, когда англосаксы находились на острие соци­альной эво­люции в Мире, а рабство в Британской империи было отменено раньше чем в Штатах. И какое это имеет вообще значение на общее действие социальных отношений? Сюда пересе­лялись из Европы Немцы и Евреи, но успешно тут социально ассими­лировались. Ни лучше, ни хуже в России от их появления, в чисто социально-политическом смысле, не стало (в развитие духовной культуры и науки в этой стране их вклад непропор­ционально громаден). Немцы были и среди декабристов и среди их «вешате­лей». Есть Берия и есть диссидент Бродский. На векторе об­щего социально-экономи­ческого движения страны от Ивана III до Иосифа I и Бориса II включение ино­родцев никак не отразилось.

Александр Борисов: А что сейчас в Англии производят? Там нет реального сектора экономики, только услуги. Ка­кая нафик эволюция?

Я: Ну если в самых социально развитых странах мира так х..во, как Вы говорите, то что тогда у нас?

КАМЫР Батыр: Если русские славяне, то почему русские не знают славян­ского языка?

Я: Ну Вы же знаете славянский язык, значит вы фактиче­ски Славянин. Тем более что славяне это и есть «общность по языку» – довольно редко в истории встречающийся прецедент (помню Албанцы – Shqiptarёt (считаются обычно потомками Иллирийцев (тут вероятно есть противоречие с романизацией имперских Балкан), а по одной гипотезе – Карпов, с Карпат, затянутых на Балканы вместе с Готами (среди современных южноевропейских албанский язык ближе всех германскому и славянскому, северным индоевропейским языкам)).

КАМЫР Батыр: Ошибаетесь, я не знаю славянских языков, вот украинцы, белорусы, поляки, болгары и народы бывшей Югославии и Че­хословакии знают и могут общаться между со­бой. Мои предки волжские булгары, сейчас их потомков назы­вают татарами.

Я: Называть человека украинцем (фактически, «от кого-то зависящим») неприлично (!). Это профес­сионально-техниче­ский термин, самоговорящий экзоним эпохи крепостного права («по­граничники» и «пограничные жители» у Русских, те же и «провинциальная шляхта» или «быдло» у Поляков), и в по­следовательно в этническом смысле его стали употреблять только в конце XIX – в начале XX веков, на закате крепостной эпохи и с подачи неславянских языков, европей­ско-дворян­ской среды, где значение славянского слова не было прозрач­ным, очевидным. Здесь легко проследить анало­гию с проис­хождением восточнославизма, этнонима Русь, ибо очень глупо, как иногда это пытаются, злорадно при этом усмехаясь, делать некоторые особо прыткие «антинорманисты», искать на­род-племя с таким названием среди древних скандинавов, по­скольку там прототип восточнославизма относился к категории профессионализмов.
Белорусы – тоже технический, кабинетно-филологически, на­учный термин (потому ещё было Белоруссы, ещё более «по-латински»). По-русски всегда было Белорусцы, с обяза­тель­ным суффиксом местопроживания – это же от хоронима Белая Русь – «жители Белой Руси» (как Новгород-цы, Украин-цы, Суздаль-цы и т.п.).
Но по-русски Вы же говорите, значит Русский, Славянин.
Я думаю, что это должно быть личным (почти интимным) де­лом любых Русских людей («проживающих в Руси»), от кого им происходить и как называть самих себя в домашнем оби­ходе, или обиходе конкретных мест проживания, местных об­ществ (Ростовцы/Ростовские, Казанцы, Казаки и т.п.).
«Научными» (но на самом деле псевдонаучными) «класси­фика­циями» «народов» и прочего населения «плодотворно» в истории занимались только фашисты и Большевики, но первые исчезли, как политическое явление, а «плоды деятельности» вторых портят жизнь многих миллионов и по ныне.

КАМЫР Батыр: Что за у вас - у некоторых русских всех кругом назвать рус­ским - и леса и погодные явления, а сейчас даже народностей хотите превратить русскими. У вас же самих нет национально­сти и своего государства, так добейтесь всего этого и живите спокойно по своему и хватит учить других как жить. Пусть они живут по своему а вы тоже по своему.

Я: Разве у Татар есть свое государство?
Если Вы хотите жить по-своему почему не отделяетесь от России?
За пределами родины понятий нация и национальность на­стоящих, стадиально равнозначных европейским носителей таковой сущности не существует. Ведь нация – это стадия раз­вития этничности в условиях господства рыночной эконо­мики и капитализма, и никто на планете в должном объеме, кроме западноевропейцев, ничего подобного не видел, и уж тем бо­лее в России. Поэтому и значения такого вроде бы междуна­родного понятия как национальность в Европе и у нас раз­нятся (и не только наверное в Европе, пожалуй только у нас оно явно необычное). В Европе национальность связана с «по­литической, государст­венной, гражданской, языковой принад­лежностью», а у нас оно де-факто «дуто» или «понижено в звании», ибо ни чем таким содержательно не отличается от «этничности» (которое как бы напротив оказывается «раз­дуто» и «в фаворе»), ведь и политика, и государство, и граж­данство, и язык у всех общие, а «национальностей» ну явно больше, чем одна на всех.
В Англии, Франции, Германии и т.п. никто никого не превра­щает в Английских, Французских, Немецких – все «ав­томатически» яв­ляются таковыми, проживая в соответствую­щих странах и разговаривая на соответствующих языках, безо всяких превращений.
Вы вроде говорили, что происходите от Булгар, а не от Та­тар, но мне это не нужно, это ваше личное, даже интимное дело. Мне достаточно того, что Вы Русский, раз говорите на русском языке, да ещё вроде бы хорошо. И почему же Вы то­гда не Русский, если русский язык знаете на отлично.

КАМЫР Батыр: А может я и марийский язык знаю, и по вашему я станов­люсь марийцем? Так выходит по вашей тео­рии.

Я: Но Вы все-таки подумайте, раз уж Вы живете в русской стране-государстве и говорите на русском языке, то может Вам лучше и оставаться Русским. Насколько я знаю, в Татары при Советской власти записывали всех потомков населения Золо­той Орды, где разговорным, языком государственного обще­ния, от Крыма до Запад­ной Сибири, стал кыпчакский, то есть язык Половцев, записывали не особо разбираясь и спрашивая, кто там сам и что про себя думает (как и в случае с украин­цами и белорусами). И так получилось, что Татарами в СССР оказались очень генети­чески, биологически разнообразные группы кыпчакоязычных (научный термин) жителей, степень гетерогенности чуть ли не такая же как у Американцев, проис­ходящих как известно с самых разных материков, и если бы имело место компактное проживание можно было бы собрать отдельную нацию в отдельную страну. Но опять же, записы­вали, как Русских Русин, Малорусов-Малороссиян в украинцы.
И почему вообще большевиками был избран именно этот этноним? Не потому ли что он был достаточно экзонимным по происхождению? Его-то ведь Русские всегда использовали. По-видимому, всякая попытка «полит-научной классификации народов» (практически, «каждой собаке отдельную будку») по существу своему обязательно будет «грешить» завышенной экзонимностью, и наверное ничуть не меньше, чем «историче­ская география» какого-нибудь античного ученого, от Геро­дота до Птолемея. Насколько мне известно, в Казанском крае у местных жителей наиболее популярным было самоназвание Мусульмане, что аналогично старорусскому крестьяне-хри­сти­ане. А до Русских экзоним Татары применительно к мест­ным потомкам Саров/По­ловцев (Половцы – возможно иронич­ный русский перевод Саров – от половый «цвета соломы» (родом из семантического ряда «солома», «простой, пустой», «отход, остаток, половина») – тюркского «жел­тый, золотой», каковой цвет в Ки­тае например считался «им­ператорским», символизи­ровал Поднебесную), потомкам Булгар и к другим восточноев­ропейцам (кавказцам, например), пере­шедшим в пределах Зо­лотой Орды на сарский язык, тоже кто-то впервые использо­вал. Ведь это было название одного из монгольских племен, ставшего широко известным соседним с Монго­лами народам, но почти истреб­ленного однажды Чингисханом. У ев­ропейцев этот этноним (несмотря на исчезновение самих монго­лоязыч­ных Татар) также стал востребованным, из-за «удачного» сходства с Тар­таром греческой мифоло­гии. Европейцы дохо­дили до того, что так и записывали этот этноним – не Татар, а Тартар.
И все ведь это происходит от того что Большевики, как и однажды фашисты в гитлеровской Германии, взяли и превра­тили сугубо личные, кровнородст­венные, бытовые, религи­озно-этнические проблемы людей в политические, националь­ные.
Вот если бы Вы отделились от Русского языка, организо­вали свое независимое государство (ну как украинцы), со своим языком конституции, тогда никто бы не спорил, что Вы не Рус­ский.

КАМЫР Батыр: А сами русские, которые плохо знающие русский язык кем значатся?

Я: Ответ настолько прост, что Вы удивитесь. Если родились в этой стране и других никаких языков никогда не знали, зна­чит они значатся Русскими пишущими с ошиб­ками.

КАМЫР Батыр: … Я просто спросил, если русские славяне то почему они не знают славянский язык - не могут общаться со славянами как могут общаться меж собой хохлы и буль­баши, например, я уж не говорю про восточноевропейских славян.

Я: Не до конца понятен смысл ваших высказываний. Можно подумать, что Вы сомневае­тесь в том, что русский язык это славянский язык?
Но об этом было объявлено 900 лет назад в ПВЛ.
При чем современный русский язык это довольно специфи­че­ский, письменный по природе происхождения язык, «школь­ный» своего рода. Он сформировался (к середине XIX века) в результате длительного слияния двух письменных языков – восточносла­вянского (например, язык берестяных грамот, правовых па­мятников) и старославян­ского/церковнославянского (фактиче­ски это язык македонско-болгарских славян образца IX века).
То есть русский язык сравнительно довольно архаичен. На­пример, в каких-то из южнославянских языков в XVIII-XIX ве­ках происходило реформирование по принципу «как слышу – так и пишу». Новоделанные украинский и белорусский пись­менные языки также фиксируют срез говорения XX века. Но они ещё и буквально «деланные», их насытили к примеру по­лонизмами, они представляют собой «средние арифметиче­ские» диалектов малорусского и белорусского наречий, мало похожие для крайних полюсах этого западнорусского равно­мерно градиентного по структуре языкового массива, ста­ро­славизмы в них позаимствованы были уже из русского языка (языка Карамзина-Пушкина-Го­голя).
Языковой фундамент современного русского языка восхо­дит к славянскому диалекту Волго-Окского или Точнее Волго-Клязьминского междуречья, кото­рый обнаружил в себе, как оказалось, архаичные и особенные праславян­ские свойства хронологически никак не сводимые к коло­низации Северо-во­стока в эпоху Древней Руси. Как считают уже к X веку славян­ский стал в этом крае языком «межпле­менного» общения. В то же время по какой-то причине, наперекор ожиданиям от зна­менитой «финнской» Мери, в этом крае в местных русских диалектах отсутствуют (в явно заметной величине) финно-угорские заимствования (какими знаменит у филологов Рус­ский Север, где также хорошо представлена и «финно-угор­ская» Y-гаплогруппа N). Видимо Славяне появляются здесь на общей волне расселения VI-VIII веков и регион успешно асси­милируется, а к тому же в Помосковье и западнее уже где-ни­будь за тысячу лет до Славян обитали лингвистические балты.

КАМЫР Батыр: И еще, а вы уверены, что в самом деле был Чингисхан?

Я: Да вся мировая наука вроде уверена. Или Вы научную ли­тературу не читаете?

КАМЫР Батыр: Но ведь сами монголы в этом не уверены.

Я: Нет, ну может даже и можно чуть ли не «на­учно» (но скорее все же около-) сомневаться в том что человек произо­шел от животного предка, родственника гоминоидов, но куда теперь тогда де­вать данные генетики?
И прям таки все Монголы не уверены? А кому же они па­мятник ставили?
И опять же, есть кажется генетические следы рода Чингизи­дов?

КАМЫР Батыр: Вы же знаете, у каждой страны есть выду­манные праздники и герои, вот у Франции есть день взятия Бастилии, у России - день Октябрьской революции и своего Ульянова-Ленина. Так почему же не иметь монголам своего ге­роя, тем более его им просто навязывают российские вумники-историки. Это же ту­ризм и деньги.

Я: Это не Вы ли «выдумали» день взятия Бастилии, 7 но­ября 1917 года и Ульянова-Ленина?
Это Вам вся мировая наука «навязывает», не только рус­ская. Или Вы последователь какой-нибудь «мичуринской науки»?
И кто по-Вашему вместо какого-нибудь «Чингисхана» (это же кстати не имя, а титул на самом деле, типа местный «импе­ратор») руко­водил «завоеванием мира от моря до моря»? Мо­жет какой-нибудь древнемонгольский «парламент» или «депу­татская группа»? У всех предшествующих, да и последующих крупных кочевнических орд были свои ханы-цари-деспоты. Чем же Монголы по-Вашему оказались хуже?

КАМЫР Батыр: А вы уверены, что действительно было монгольское завое­вание? И что этот миллионный от силы раз­бросанные по степи кочевники на своих маленьких лошадках преодолели Си­бирь, как то перешли Урал и дошли до Европы? Чем они сами кормились и чем они коней кормили?

Я: Абсолютно уверен, на 100%. Но Вы правильно делаете, что не верите.

faris1000: Если вы так уверены, то скажите пжалста, а где следы пребывания монголов в России в частности и вообще в Европах? ну должны же от них что то остаться, хотя бы слова монгольские, детали оружия?

Я: Ну может Вы и действительно не прикидываетесь и Вы и в правду «маленький ребенок» и Вас надо обучать элементар­ным, азбучным истинам, но Я к Вашему сожалению не «воспи­татель». Сущест­вует громаднейшая библиография на разных языках мира (по­пробуйте сказать, например, Китайцам, что вторжения Монго­лов не было, я посмотрю, куда они Вас по­шлют и как быстро Вы туда побежите) и на русском языке в том числе на эту тему. В том числе труды основанные только на археологиче­ском материале, труды посвященные последст­виям монголь­ских завоеваний. А Вы спрашиваете меня греш­ного, «что такое хорошо и что такое плохо».

Цитата: … украинский историк Бебик - дос­тойный ученый муж - доктор политических наук, кандидат психологических наук, профессор, проректор Университета «Украина», предсе­датель Всеукраинской ассоциации полити­ческих наук итд итп - … изучив археологические, мифологиче­ские и символические артефакты, пришел к выводу, что в
5600 годах до нашей эры с территории Украины началось бес­прецедентное расселение представителей нордической (скифо-трипольской, праукраинской) расы. В центре Европы обустроились славяне, на западе - кельты (западные скифы) и германцы, а нынешнему Балтийскому морю дали название балты. Тохары и айны дошли до Китая и Японии. Арии овла­дели Афганистаном (который тогда получил название Ария), Ираном (Ариан) и Индией (Арья Варта). Су­меры/самары/шумеры взяли под контроль Месопотамию (Су­мер) и додинастийный Египет (Кемёт).
А Христос, Будда, Тутанхамон, Чингисхан – украинцы и только Пушкин – еврей.

Я: Вот интересно, быть может Украину, Фоменко, Чудинова, Задорнова и других «психопатов» специально «делают» для ка­ких-то гуманитарных, допустим, терапевтических целей, для отвлечения внимания, гипнотизирования, фиксации и даже учета умст­венно неполноценных людей?
Или может я просто слишком много жду от столь конечно переходного вида homo sapiens-a, который еле владеет 10% и менее мозга.

Россия – это настолько изолированная от мировой науки (евро­пейской, аристотелевской, хотя другой-то «науки» на пла­нете и нет, и быть не может) страна (вместе с её «пригра­ничными ли­ниями»), что каждому поколению тут нужно упорно доказы­вать, что река Волга впадает в Каспийское море. Но где-то по­ловине или больше части поколений дока­зать эту самоочевид­ную ис­тину всё-таки не удается и они так и остаются на всю жизнь тупоголо­выми. А такой дифицит тра­диционности в мировос­прия­тии, миропонимании неизбежно приводит к их относи­тельно­сти и обесцениванию, к тому, что европейская порядоч­ность (которая как и всякий элемент со­знания естественно произ­водна от бытия, порядка, формиру­ющего в конечном итоге по­нятийный порядок, «язык поня­тий», представления о том что есть все-таки «черное», а что есть «белое») может буквально стоить намного дороже рос­сийской порядочности, которая по­лучается как-будто аморф­ной, в которой общего, общеприня­того «языка понятий» де-факто не существует (ну раз очень многие сомневаются, что река Волга впадает в Кас­пий, дока­зать им не удается), тради­ция не складывается. Но может то­гда здесь и нет её, порядоч­ности, самой, вообще. И действи­тельно, со­мнение в местополо­жении устья Волги граничит по­жалуй с не­порядоч­ностью (ну конечно на европейское воспри­ятие). Ло­гично до­пустить, что такая понятийная нестабиль­ность, «не­уравнове­шенность» на пространстве России явля­ется след­ствием пер­манентных флуктуаций процесса «пассио­нарного бурления» в социальной «Азии» (в то время как лишь самые крупные его выплески на­шествиями Атиллы и Батыя до­стигали «Европы»), в связи с чем мировоззренческая пано­рама здесь оказывается дробной и мо­заичной, когда границы «ареалов понятий» как правило до сих пор ещё совпадают с этни­ческими, групповыми и/или индиви­дуальными, то есть сравнительно и абсолютно небольшими. Ну в таком случае ско­рее всего участь тех субъек­тов, что оказываются под влиянием традиций европей­ского менталитета, будет в этом крае неза­видной.

Народно-Рус(ь)кий быт и казарменно-Украинский по­зор

Комментарий на один комментарий (Под заголовком заметки Виктора Козлова Как называли Россию в истории)

Народно-Рус(ь)кий быт и казарменно-Украинский по­зор

Я: Нужно ж было почитать, прежде чем писать что-либо подобное, какую-то научную литературу, хрестоматии, а не базарно-интернетные вырезки, про Гиперборею, Мосоха и прочею белиберду.

Игорь Соловьев: "научную литературу", которая писалась под контролем масонов и ватикана, можно в одно место засу­нуть - брехня полная.....

Я: Масоны и Ватикан могут служить препятствием на пути к счастью только в несвободном обществе, поэтому там на За­паде их никто не боится. У них в условиях свободы совести Ватикан давно уже не является истиной последней инстанции. А здесь в условиях отсутствия каких-либо свобод «препят­ст­вовать» до сих пор способен любой амбициозный «таракан». И невежество, совмещенное с широкими и не шуточными воз­можностями таких «тараканов» порой поражает и пугает. Соб­ственно при отсутствии свободы только «тараканы» что-либо реально и могут совершить. И в том то и разница, что там то­гда это были «Ватиканы» (действительно культурные центры, хоть и не в меру централизованные), а здесь и по ныне – это все те же кугутские тьмы «тараканов».

Andrey Bochkarev: Русский язык не совсем славянский точнее самый далекий от славянских.
…я просто беру книги Стрезневского или Реформатского, а также этимологический словарь Фасмера и кучу соотствевую­щей литературы по-польскому, кукраинскому и белорусскому. Сравниваю. Вывод сам собой направшивается. Я бы мог ска­зать, что у русского есть черты, которые отдаляют его не только от славянских, но индоевропейских вообще. Возможно, что влики и могучий (без сарказма) происходит от финско-славянского сурджика или восточнославянской блатной фени.

Я: Да начните с простого Букваря, у.бок. Зачем Вам такие сложные книги, как Этимологический словарь М.Фасмера? Об­ра­зование должно быть систематическим, нельзя куда-то пере­прыгивать, не зная азов. Иначе Вы не сможете понять, какой из двух языков, английский или русский более индоев­ропей­ский, а какой менее.
Русский язык – это по-происхождению сугубо, специфиче­ски письменный, литературный язык, в отличие скажем от та­ких по-происхож­дению «деревенских» языков, как «украин­ский» и «белорус­ский», кое-как, на скорую руку для нужд письменности склепанных в XX веке. Совре­менный Русский язык сформировался в ре­зультате длитель­ного слияния (оно завершилось в Золотой век русской литера­туры, век А.С.Пушкина и Н.В.Гоголя) Славянского (старосла­вянского, церковносла­вянского), пред­ставляю­щего собой как бы соб­ственную сла­вянскую «латынь», книж­ный язык (факти­чески это язык маке­донско-болгарских Славян, образца ΙX века), с восточносла­вянским языком, деля­щимся в свою оче­редь на две генетиче­ски равнозначные ветви – обще-восточ­нославян­скую (руца, реца, идьте, несьте, ида, неса) и новгородско-псковский диалект (рука, река, идите, несите, идя, неся) – и наи­более последовательно представ­ленном прежде всего в пись­менных памятниках быто­вого, правового и поли­тического со­держания (начиная с Рус­ской правды). И факти­чески из-за церковносла­вянской «латыни» (Духовной жаждою томим в пу­стыне мрач­ной я влачился – кроме личного место­имения все прочие слова тут суть старославизмы) Русский язык оказыва­ется теперь если не самым, то одним самых ар­хаичных сла­вянских языков, не в пример деланным, доста­точно механиче­ским и во многом недоделанным письменным языкам XX века. А Макс Фасмер по жизни специализировался на диалектизмах северных наречий Русского языка, восходя­щих к местному финно-угорскому суб­страту, это был его «ко­нёк».

Олексий: Слово Русь, Россия знакомо миру ещё с 9-10 вв. Константин Багрянородный называет Игоря άρχων ‘Ρωσίας, Ольгу - αρχόντίσσα ‘Ρωσίας, а в формуляре писем к иностран­ным государям приводит и образец письма εις τον άρχοντα ‘Ριοσία:, все арабские источники с IX по XI в. (и позже) назы­вают нашу страну Rusiya, а народ - Rüs. Да тот же Гербер­штейн называл нашу страну в своих записках то Русия, то Московия. Так что название нашей страны - Россия истинное и древнее. Московия же - одна из версий западноевропейцев, такая же, как Гардарика. Полагаю византийские источники понадёжнее будут, чем западногейропейские аналлы.

Я: Если византийские источники были такими «надеж­ными», почему же Русь себя Росией никогда не называла (первое попадание в летопись – в начале 1480-х (после «Сто­яния на Угре» и обретения независимости от Орды)), хотя аб­солютно прекрасно, воочию знала само это слово? Может по­тому что для Руси это был такой же экзоним, каким было бы нечто ла­тинозвучное, типа «Русланд» или современная интер­нетная Рашка?

Олексий: Я ответил выше, но тебе ещё тут выложу факты того, что мы себя называли Россией. Данные как письменные, так и археологические, можешь проверять лично. Нестор ле­тописец в ПВЛ писал "Роусьская земля", печати великого князя Мстислава II 1167-1169гг с титулом ΜΕΓΑΣ APXQN ΡΩΣΙΑΣ, печать Дмитрия Донского "Князя Великого Дмитрия Ивановича Всея Руссии", чешуйки Ивана III и Ивана Грозного "всея Русии". Фактов много, я привёл лишь некоторые.

Я: На «ты» Вы будете обращаться к своим дружкам-п..а­рам, тупорылый Вы говноед, умственно отсталая и малогра­мотная нерусская шваль, нерусь. Вы, дебил недоразвитый, не можете отличить греческий алфавит от кириллицы? ΜΕΓΑΣ APXQN ΡΩΣΙΑΣ – по-вашему это кириллица? Русия равно­значна по-вашему Росии? С изначала, с XΙ века на всех печа­тях русских митрополитов писалось по-гре­чески Ῥῶσία, писа­лось изредка на печатях великих князей. Но по-гре­чески. И Русские прекрасно знали это слово, как знали и ла­тинское Russia. Но сами себя по-иностранному не называли. При такой высокой степени информированности, и с печатей, и так, по­лучается, как-то что ли «брезговали». В ранних летописях этих слов нет. Кириллическая Русия прони­кает в летописание из балканских славянских языков, болгар­ского и сербского, в XV веке и по началу в составе титулатуры – митрополит всея Русии. В Ипа­тьевской летописи (1420-е года) Русии нет (Ипа­тьевский спи­сок вообще очень «народный», например, если в части ПВЛ здесь представлено архаичное, из языка XI-XII ве­ков, и «книжное» Русьск-, в составе КС преобладает и осо­бенно в ГВЛ абсолютно господствует «восточно­славянская» форма написания Роуск-, а скажем Лаврентьевский список 1377 года в свою очередь более «старославянский» по языку, здесь даже уделено осо­бое внимание разнице между «(обще)восточносла­вянской народно-разговорной» формой (Рус(ь)к- (корневая [s] и суффиксаль­ная [s] в произношении сливались, что и отрази­лось в написа­нии, как в Ческо, Ческа)) и «общеславянской граммати­ческой» (Рус(ь)ск- (эта форма со­провождала перемещение русского культурно-религиозного и политического центра, культурно-политической «малой Рус­ской земли», например, из Киева, во Владимир, в Москву, и с ней были знакомы в Новгороде)) – языческая Русь описыва­лась формой Руск-, а по­сле эпизода с принятием христианства и славянской письменности проис­ходит переход в тексте лето­писи на форму Русьск- (к тому же южные Славяне раньше стали сокращать написание буквы «Оукъ» с оу до у)). В древ­нейших списках Новгородских летописей – тоже нет. В ПВЛ, памятнике начала XΙΙ века, имеется несколько десятков ки­риллических антико­низмов снабженных греко-ла­тинским окончанием -ия, но там нет и не может быть не только Росии, но и Русии (на кирил­лице впервые в XΙΙΙ веке). Повто­ряю для сильно тупоры­лого: «Росия» (на кириллице) – се­манти­чески и морфологически была бы равнозначна кирилли­че­скому «Рус­ланду» (вместо Рус­ской земли), если бы, предполо­жим, христи­анство было вос­принято Русью не от Греков, а с Запада. Но собственно-то говоря христианство в Руси «было принято» не совсем на самом деле «от Греков» (например, в действи­тельности изготовление славянского алфавита и перевод бого­служебного Евангелия благословил папа римский, вся эпопея с рождением славянской письменности прошла от начала до конца под патронажем Римской курии), или даже совсем не «от Греков» (объективно, чем дальше вглубь исто­рии, тем больше было натуральной вражды между Греками и Русью, Русь, как цивилизация, возникла на почве «войны» и разного рода отношений со своим «Илионом», на почве рус­ско-грече­ских мирных договоров), Русский митрополит лишь подчи­нялся Константинопольскому патриарху, а в тоже время «об­щественная роль» церкви в древней Руси вообще была не­сколько иной, нежели впоследствии (Греки наверное тоже по­лагали что «от них», но по-своему своеобразно – настоящего крещения при князе Владимире они не упомянули, зато гово­рилось о крещении императоре Василии, когда кстати Ромеем довелось продемонстрировать варварам какие-то «чудеса», как бы покровительствующие их христианскому народу).
Можно допустить, что Русские не только знали свой грече­ский экзоним, но и вполне продуктивно им пользовались, но тогда видимо только на языке оригинала, на греческом, и ещё на ла­тыни, то есть как своим «междуна­родным», дипломатиче­ским именем, для нужд письменного общения с другими евро­пей­скими стра­нами, когда скажем надо было представлять Русь на лати­нице. Предположим, что даже иногда пра­во­славно-гре­ческое имя могло быть пред­почтительней западно­европейского Russia (например, после Схизмы), хотя навер­няка и этим именем Русские сами пользова­лись в пере­писке с евро­пейцами, на латыни. Rossia впервые встречается у Немца От­тона Фрейзингенского в 1142 году и быть может и с подачи Русских? Но тем не менее и не смотря ни на что тран­скрипций на кириллицу ни «Русии», ни «Росии» Рус­ские сами так и не осуще­ствили, ну во всяком случае не на территории самой Русской земли, а это уже опре­деленная («предвзятая») тен­денция от­ноше­ния. И наверное «предвзя­тость» эта обязано попросту тем, что слова «Русия» и тем бо­лее «Росия» тогда, скажем ещё в XV веке, у истоков их прак­тиче­ского внедрения в русский язык, не имели народного хож­де­ния, это были книжные, литературные термины, столь же при­чудливые на слух «простых обывателей», как сейчас что-ни­будь вроде Раша. На какой-нибудь редчайшей! княже­ской печати (первая такая печать, что вероятно не случайно, принадлежала моло­дому Владимиру Мономаху, поскольку он был-то по крови наполо­вину Греком и знал греческий с детства, благодаря своей матушке, урожденной Гречанке) по-гре­чески значи­лось ΡΩΣΙΑ (как правило значи­лось по-русски – «князь Русский», «великий князь всея Руси»), а народ так не го­ворил (а обще­ство тогда-то ещё было свободным, «граждан­ским»).

александр петрович: …я уже отмечал, что Вы намеренно искажаете историю.
Смотрим на карту. Есть и сейчас такой правый приток Дне­пра река Рось. Длина 362 км. На её берегах жили древние племена древлян и полян. Со временем они стали называть себя по имени реки, Роська, Руська. Одного из трёх братьев, предводителей полян, звали Кийй. Со временем также стало называться поселение, где он правил. Так в истории появи­лась Киййска Руська, Киевская Русь, принявшая лет через сто православие, ставшее матерью городов русских ...
Все, что вы пишете, тысячелетняя история фальсификаций, воруют не только земли, имущество, но и историю. Петр I был знатный вор.

Я: Все, что вы пишете – это тысячелетняя история фальси­фикаций, в ещё более профанном варианте. Воруют не только земли, имущество, но и историю. Вы, батенька – паскудный вор и тупой неграмотный дебил.
Поляне согласно ПВЛ (написанной местным уроженцем) жили по Днепру, а Древляне ещё гораздо дальше, на северо-запад от Роси, за Белгородом. Государственная граница Руси вышла на Рось в XΙ веке, и также как в древнерусское время в бассейне речки обитали свои поганые, до них здесь могли хо­зяйничать так же главным образом кочевники, Печенеги, Вен­гры.
Киевская Русь – это научный, историографический термин, в «природе», живом употреблении, в историческом прошлом его не существовало.
Река с древнеславянским названием Ръсь (Рси при склоне­нии) стала называться Рось в результате процесса расширения редуцированных, то есть не ранее XΙΙ века. В одних диалектах такое расширение наблюдалось (Рось и Росава в Поднепровье, Россь и Россава в на западе Бело Руси), в других – нет (серб­ская река Рсав). Согласно летописи на её берегах обитали Поршане, чьё название, катойконим, находит лингвистическую аналогию в Рушанах (от города Руса) и в городе Орша, распо­ложенном на реке с древнеславянским названием Ръша (со­временная Оршавица).
Ранние кириллизмы Роусь-Русь [rūs‘], Ръсь [rs‘] и скажем роса [rosa] или Ростовъ [rostov] не могли быть по-происхож­дению однокоренными, поскольку славянские, древнерусские гласные звуки, отображенные соответствующими графемами, происходили от разных основ. От чего бы не происходил, как бы не этимологизировался вос­точнославизм Роусь-Русь, со­держащаяся в нём славянская гласная [ū] различа­лась проис­хождением от славянской же [o] и в собственно сла­вянских словах (например, на кириллические р(о)ус- и рос-) эти фо­немы были бы нерод­ственны. Поскольку гласная в греческом Ρωσια при транскрип­ции на все другие языки уверенно пере­давалась графемами соответствующими фонеме [o], ожидать её этимо­логического родства с кириллиз­мом Роусь-Русь особо не при­ходиться, на­дежда на такую возмож­ность (от общего ис­точ­ника – сканди­навизма rōþ-) очень сравнительно невелика и фактически не может быть к сожале­нию никак обоснована, а применение к Руси в X веке Греками названия Ρούσιος [rusios] «Красные» (самая напрашивающаяся версия, что это фонети­ческая и ложная калька славизма Русь, другие же варианты предпола­гают слабо верифицируемые культурологические по­сылки) скорее лишь служит дополнительным аргументом от­сутствия такого родства (современники указывали на то, что прозвание «Красные» было «простонародным» («красноко­жие»), но возможно омонимическая в греческом языке «крас­нота» Руси (и славянское русъ («жёлт(оват), рыж(еват), крас(е)н(оват)») тоже от праславянского rauds-) «противоре­чила» привилегированности красного цвета в им­ператорском церемониале Византии (слово ρούσιος действительно употреб­лялось в отношении характеристики убранства императорского одеяния), и таким образом судя по всему для Греков с любой точки зрения, в рамках греческой «официальности» и «лите­ратурности» «Рос» был предпочти­тельнее «Рус-» (и «Рос» ещё по своим собственным причи­нам)).

Rus Nug: до 17 века все москвичи назывались Москов­скими татарами... если не верите, спросите хоть у самого Пу­тина.

Я: Кем назывались? Поляками? Вам так обидно, что вас за­ставили называть самих себя украиной и украинцами? Весь мир говно? Да вы расслабитесь, не надо уже бояться, ваш ве­ликоордынский батьку с усами и люлькой, в Кремле, давно умер, и вы уже можете смело называть самих себя как-нибудь по-человечески, не так казарменно-безлично как теперь.
Ни что так кстати не доказывает существование «народ­ного, фольклорного» хождения и бытия «Русского» имени как сама по себе «восточнославянская народная» форма Рус(ь)кий, представленная в Киевском своде, Галицко-Волын­ской летописи, Новгородских летописях, ни что так не выстав­ляет на вид «украинско-казарменный позор».

Кто тут крайний?

Комментарий на один комментарий

Кто тут крайний?

2

mazzarino: насаждаемое украинство есть продукт на­шей же интеллигенции 19 века в чистом виде, только в 20 веке замешанное на галицком ультранационализме.

Я: По-моему значение «интеллигенции» в «насаждении» ук­раинства несколько преувеличивается. Слишком тогда «ин­теллигенция» получается какая-то «кугутская». В Галиции с середины того же XIX века в среде элиты общества имел ме­сто русинский ренессанс.
Никак нельзя упускать из виду ту важнейшую особенность проблемы, что утверждение столь вызывающего, кричащего экзоэтнонима в качестве эндоэтнонима, без ничего, лишен­ного всяких конкретизаций «чья именно украина» (как у Го­голя – русская, малороссийская), не могло свершиться без по­сторонней, внешней, инородной «помощи», участия. По­этому естест­венно, что названные условия легко обнаружи­ваются всякий раз и во всякий век, когда бы мы не искали побуди­тельные мотивы данной этнологической метаморфозы, на всех её эта­пах. Это теперь все уже привыкли думать (по­сле усвоения советской школьной программы по истории), что нормально кого-то, сво­его со­седа обзывать украинцем, это наверное даже радует слух, потому что люди всегда, с незапамятных времен назы­вали своих соседей «крайними», искали край­него, в древности коллективы и общности были поменьше и «крайних» могло быть вообще больше. Антропо­цен­тризм, эгоцентризм в природе человека, но вот чтобы пре­вра­тить одну из нарицательных составляющих абстрактной дихо­томии «центр–периферия», середина–украина в реаль­ное имя собственное – тут нужны, мягко выражаясь, неорди­нарные обстоятельства. Нельзя быть уверенным в том, что позднеан­тичные анты сами называли себя антами, если име­лось ввиду «крайнее, противоположное» значе­ние (что кстати совсем не так уж обяза­тельно и очевидно), поскольку трудно пред­ставить, воссоз­дать для того далекого апополи­тийного про­шлого су­ществова­ние социально-полити­ческих, культурных условий для навя­зыва­ния соседу «чужого мне­ния» в таком буквальном этноними­ческом выра­жении. (Было бы мо­жет даже проще если бы «украина» зву­чала по-фран­цузски.) Для такой «при­вивки» нужен очень серьезный соци­ально-куль­турный раз­рыв, пере­пад между «донором» и «ре­ципиен­том». Что дает повод гово­рить не только о степени не­кой чу­ждости источ­ника, но и о качестве институализованно­сти ме­ханизма при­нуждения, осуществ­лявшего пересадку. После «Револю­ции» численность «ин­тел­лигенции», носителей сформирован­ного русского са­мосоз­на­ния (как у Гоголя) явно пошла на убыль, а тотали­тари­за­ция и автократиза­ция власти над быв­шим крепо­стным и за­ново «крепостным» (по-совет­ски) на­се­лением на­рас­тали в матема­тиче­ской прогрессии, а много вре­мени при на­личии новых техни­ческих средств пере­дачи ин­формации (особенно школ) не нужно (не зря строй называ­ется индуст­риальнопо­литар­ным) и тем более при ис­пользова­нии каких-нибудь ци­тат (от Ригель­мана до Ленина, «пасто­ральной» ли­рики Го­голя). Важ­ность тоталитарного фактора велика даже при том порядке вещей, если «насаж­дение» рос­сийского по­литиче­ского ре­жима когда-либо (ско­рее особенно после по­следнего раздела Речи Посполитой в 1793 году) вос­принима­лось по­терпев­шими в сочета­нии с рус­ским-мос­ков­ским и могло вы­зывать по исчерпании иных средств само­идентифи­кации ре­акцию низо­вого, «про­винци­ального», «пас­тораль­ного» сепа­ратизма, тем более «потер­певшими» инород­ного, в первую очередь, поль­ского проис­хождения (в среде местных дворян, например, ставших рос­сийской шлях­той). Приходится конста­тировать, что из всех украин, когда-либо существо­вавших на территории совре­менной, наиболее важной для возникнове­ния УССР и совре­менной  являлась «Украина» в сознании по­литически про­польски-антироссий­ски настроен­ного населе­ния (думается, самих поляков в идеале устраи­вали бы сплошные поляки в восстановленной Речи Посполи­той, вме­сто каких бы то ни было русских, укра­инцев) на тер­риториях, присоединенных к империи после 1793 года, ибо все прочие (на территориях присоединенных по Андрусов­скому переми­рию) в лучшем случае имели тен­денцию, ввиду оче­видной этнонимической непритязательно­сти абстрактного по природе понятия (на восточно­славянский, сла­вянский воспитан­ный слух), «пасто­рализо­ваться» (как у Го­голя), уступать ме­сто русскости, ма­лорос­сийскости и сур­жику. Довольно смут­ная идея новой про­пос­политской «ук­раины» XIX столетия фольк­лоризиро­ваться ка­ким-либо обра­зом (ср. фамилию Ук­раин­цевы прон­ских дво­рян на Рязанщине в XVI веке – от рус­ских украин­цев, таких же «по­гранични­ков», как и поляки гет­мана Жол­кевского в то же са­мое время) к 1917 году не ус­пела, но вы­годно нашла себя в воз­никших вдруг благоприят­ных ус­ло­виях. Со­четание нагне­тания на протяже­нии веков порабо­ще­ния (апо­гей кре­пост­ного права для всех русских крестьян при­шелся на сто­летие 1762-1861 годов), социаль­ной и куль­тур­ной за­битости, ут­раты «народ­ной» па­мяти (рус­(ь)(с)кий народ по его же заве­ре­ниям ещё в XVII веке прожи­вал и в Киеве, и в Мо­скве), вос­пол­няемой «удачно» по­доб­ранными при общем ог­ромном де­фи­ците про­свещения не­мно­гими цита­тами и дает видимо в итоге искомый эффект. Но от­четливо заметна рез­кая и окон­чатель­ная «по­ложительная» отдача данных факто­ров в бур­ный период пе­рерожде­ния Им­перии, превосходящая по важ­ности все пре­дыдущие «по­ползнове­ния» и «успехи» в этом на­правлении вместе взя­тые.

mazzarino: В общем то, появление экзоэтнонима вполне объ­ясняется через посредство шляхты, для которой это на­звание было привычнее книжного "Малороссия", вышедшего из под пера монахов … Терминология украинства, популяри­зирова­лась именно из интеллигенции, которая считала тер­мин Ма­лороссия унизительным (маленькая-незначительная Россия), как проявление "великорусского шовинизма" …
Это была реакция на период притеснений, имевшийся в царское время, когда термин "малороссы" рассматривался уничижительным, а русины вообще вышел из употребления …

Я: Все это указывает на своеобразие и российской «ин­телли­генции», и способов передачи культурного наследия, а точ­нее их отсутствие. Пушкин и Гоголь помнили Русь, а ка­кие-то «интеллигенты» забыли и Русь, и русина, и рус(ь)(с)ких, и Малую Русь и, исчерпав лимиты памяти, опус­тились до того что были согласны на «Приграничье-Перифе­рию», где когда-то обитали чудь, ляхи, волохи, черные кло­буки и половцы. Неосознанное унижение, как у растений. Особенно это видно по тому, как Малороссию какие-то «ин­теллигенты» считали проявле­нием великорусского шовинизма – смех и грех. Хотя ведь именно посполитовские русские в XVII веке оконча­тельно приучили москов­ских русских к рос(с)ийским грече­ским понятиям Великой, Малой, а мало­руско-мало­рос(с)ийский ренессанс (воспоминание о Малой Руси XΙV века) начался у первых в ходе религиозного проти­востояния с поляками в XVΙ веке. Мо­сква собственно пошла на офици­альную смену собственного на­звания с Русия на Ро­сия, в ходе или ради присоединения Киева, Малой Рос(с)ии. Так сильно отшибло память?

mazzarino: Кстати, а у Гоголя было очень интересное ви­де­ние вопроса: "Скажу вам одно слово насчет того, какая у меня душа, хохлацкая или русская, потому что это, как я вижу из письма вашего, служило одно время предметом ва­ших рассуждений и споров с другими. На это вам скажу, что сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни мало­россиянину перед русским, ни русскому пред малороссияни­ном. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и как на­рочно каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой, - явный знак, что они должны пополнить одна дру­гую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им непохожие одна на другую, дабы порознь воспитались раз­личные силы их характера, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве" - из письма О. Смирновой.
Все тут крутится вокруг политики …
"Кодификация" Украинства оформлялась стремительно, о чем свидетельствует фраза Леси Украинки, из письма Драго­манову «Вот, пришлось к слову, потому скажу Вам, что мы отбросили название "украинофилы", а зовемся просто "укра­инцы", потому что такими мы есть, безо всякого "фильства"»
Впрочем, думаю, что следующая цитата все прояснит: «… наш народ на­зывал великороссов "москалями" или "каца­пами" … а со вре­менем начал называть москалей "руськими". Чтобы отделить свою нацию и территорию от москалей, ин­теллигенция наша вынуждена была отбросить свое прежнее имя "руськой" и приняла для своей нации наше народное на­звание "укра­ин­ская" … » - Євген Чикаленко і Петро Стеб­ницький.

Я: О Гоголе. Именно так бы и сказал русский человек.
О Чикаленко и прочих недоносках. Именно так бы и ска­зал нерусский зверёк, нерусь. Свое холопство и кугутство (польские и московские господа называли их украинцами и они к этому привыкли) они выдают за собственное волеизъ­явление. Якобы они сами этого захотели. Кто бы спрашивал их незадачливых предков когда-либо, чего они там себе хо­тели. Потому-то и оказались они «украинцами», «периферий­никами», а не кто-то другой, находящийся в «середине», кто с ними не считался. То есть они не мо­гут отде­лить хотения своих барей от своего собственного. Свиньи. Они типа сами специально назвали себя плохим словом, а ка­цапов (ка-цапы «бородатые, как козлы») хо­рошим, чтобы не быть по­хожими на каца­пов, назло москалям. В «оппозиции» кацапы–хохлы их эгоцентризм по­чему-то пре­вышал тот же показатель у мос­калей, и вдруг они якобы соз­на­тельно и добровольно решили поменяться с мос­калями мес­тами. (Это что-то сродни анек­доту: Давай об­манем таксиста – деньги за­платим, а сами не поедем.) Я не пони­маю, как на рус(ь)(с)ком языке (в лю­бом его виде, наре­чии, вологодском, руснакском) можно фи­лить украинство «зави­симость, марги­нальность, по­гранич­ность по отношению к чьей-то метропо­лии», да ещё противо­поставляя его несто­ров­ской рус(ь)(с)кости. До какой же степени скот­ства надо дока­титься?
Скорее всего, свыка­ние с понятием пространственной ори­ентации принижающего, подчиненного характера в каче­стве «этнонима» обязательно должно сфор­мировать у его не­по­средственных носителей определенные, даже пусть на под­сознательном уровне, комплексы неполно­ценности. У носите­лей подспудно будет возникать стремление вопреки абсо­лютно очевидному смыслу «этнонима» доказать большую древность и превосходство их «этнонима» и их самих над ка­кими-либо серединами. В принципе, эксперименты по наде­лению незрелых этно-социальных организмов статусами «на­циональ­ностей» (как орденами и пагонами) или придумы­ва­ние «на­циональностей» из околоничего вполне могут при­во­дить к тому, что болеть все вместе люди научаться не только грип­пом.
Суть проблемы, как правильно замечено, действительно кроется в политике. Но разговоры о построении капитализма после коммунизма после царизма или разговоры о политиче­ском самостийном украинстве могут вестись только в среде, где орудуют стереотипы тоталитарной «политики», и это при том что по самой природе своей политика – искусство управ­ления в демократическом обществе.
В соответствии с универсальным меха­низмом взаимодейст­вия социальности и этничности, этнич­ность всегда является производной каких-нибудь политиче­ских образований. Не важен даже срок существования поли­тии, он может быть и недолгим – важно её отражение в куль­турном наследии. Для рус(ь)(с)кого народа – это Киевская полития X-XII веков. Для украинского – УССР. Поэтому раз­говоры об украинском на­роде, как особой, отдельной «эт­ничности», в отдаленно про­шедшем времени, до XX века равно­сильны обсуждению «жизни» че­ло­века до его рождения, если даже не зачатия.
Кроме того, в отличие от «фольклорной» Руси (слово русь словно бы даже содержит намек на участие в славяноязычной дихотомии ру(с/-)–ро(с/-) «собира­ния/падения–из­верже­ния/роста») и предположительно Бела Руси («новая» – это видимо рус­ское раз­витие греческой темы Великой Росии пу­тем контами­нации с Белым Светом) максимально экзонимич­ное название укра­инцы как «этноним» являлось по происхо­жде­нию учено-лите­ратурными кон­структом (подобно велико­ру­сам, велико­рос(с)ам, малорусам, малорос(с)ам), чья при­рода легко да­ти­руется письменными документами. В опреде­ленной полити­че­ской обстановке оним был спущен на насе­ление сверху и присвоен соседями («сверху и под углом», что обя­зательно для любой «украины» во всякое время, даже если впоследст­вии местное население успевает привыкнуть к ней, тради­ционализирует её в фамилиях), по­скольку «свобод­ный» переход предельно экзонимического профес­сионализма («по­гранич­ники») или понятия демогео-гео­гра­фического свойства (менее конкретные, отвлеченные «пе­ри­ферия» и «жи­тели погра­ничья» не являлись в строгом смысле «терминами») в эндонимику был бы за­труд­ни­телен, от­чего в исто­рии «мало» видимо по­добных при­меров или их вовсе нет. Един­ст­венно теоретически воз­можная лазейка – через «хоро­ним» Украина (скажем, на ро­дине Гоголя), затем катой­коним – но практически, при столь вызывающе нарица­тель­ной ос­нове, насущной до XIX века включительно, даже такой каза­лось бы истори­чески привычный путь имел явную, как свиде­тель­ст­вует ста­тистика, склонность к угаса­нию, девальвации, особенно в «ин­телли­гентной» среде (осо­бенно на родине Го­голя, на Ле­вобе­режье Днепра, где успеш­нее всего распро­странялся сур­жик). Если бы ко­нечно не из­вестные по­литиче­ские собы­тия, когда «ин­телли­генция» стала или нерус­ской, а познакомившись с каким-нибудь наследием какого-нибудь костомаровского Кирилло-Мефодиевского брат­ства (стоящего примерно у начал обще­ственно-политической оппозиции в России), где в свою оче­редь были знакомы с трудом Ригель­мана, новая «интеллиген­ция» могла бы выяс­нить, что она оказывается называлась кем-то (например, образованными иностран­цами) когда-то украинской. Или же интел­лигенция как тако­вая исчезла со­всем. В то же время не­обходи­мая сте­пень со­циально-полити­ческого гнета обеспе­чила должную стери­ли­зацию народной, наслед­ствен­ной памяти, изгнав из неё середу земли и все прочие и древние ва­рианты, якобы не­год­ные для «нацио­нального» прозва­ния.