Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Заметки на отставании

Заметки на отставании
(к прочтению)

Заголовок интернет-заметки (rambler_podcast): Почему Россия безнадёжно отстала в развитии космической отрасли?

Я: Ну это же очевидно. Потому что в стране, которая самоназыва­ется исключительно на иностранных литературных языках (Греческий, Церковнославянский и Латынь, ну правда в особом Греческом названии Русии ещё зияет и Иврит (для сравнения, если говорить о чисто лингви­стическом аспекте, в доисторическом (долитературном) восточно-Сла­визме Русь Скандинавизм столь же безусловен, как и Евреизм в Рос(с)ии, но, в то же время, в силу устных условий языковой эстафеты закамуфлирован, а если не касаться лингвистики, то к Русской Земле в принципе не придерешься — другого цивилизованного основания (ро­дины) здесь просто нет, тогда как Грецизм «Росия» и всё прочее при­шли на Русскую землю поздно)), не может быть вообще своей собствен­ной национальной науки (нетрудно догадаться, чем занимается грязно­жо­пое быдло в РАН лижут зад тому грязножо­пому быдлу, которое при­кидывается «государ­ственной властью», но по науке). А наука (ра­цио­нальное знание) ос­нова цивили­зации, какой уж там Космос.

Заметки на полях пикировки

Заметки на полях пикировки
(к прочтению)

-------------------------------------------------------------------------------
…and brave heroes are preparing a hasty retreat…
-------------------------------------------------------------------------------

Из интернет-заметки: Директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин в по­следнее время пристрастился к онлайн-пикировке с основателем SpaceX Илоном Маском.
Сначала он заявил на совещании у Путина, что Россия собирается сни­зить цены на пусковые услуги на 30%. Эту меру Рогозин назвал "от­ветом на демпинг со стороны американских компаний, которые финан­сируются за счёт бюджета США". По его словам, рыночная цена пуска у SpaceX около 60 млн долларов, но "NASA платит за ту же услугу от по­лутора до четырёх раз больше".
На следующий день Маск написал в твиттере, что российские ракеты "многоразовы на 0%", и это актуальная проблема.
В ответ Рогозин вновь обвинил его в демпинге, а также в цинизме и лицемерии. Кроме того, он заявил, что Роскосмос "в указаниях из Вашинг­тона не нуждается". Хотя ещё год назад глава российской косми­ческой корпорации утверждал, что Россия будет работать над многоразо­вой ракетой, то есть фактически пойдёт по пути SpaceX. …

Я: Соревнование энтузиаста и чиновника сродни спору взаимной любви и проституции.
Несомненно, космическая отрасль участвует в общем продвижении технического прогресса, она даже, может быть, главный его двигатель (вплоть до ХХ века эту роль выполняло судостроение), и всё же, капи­таловло­жение (не в нефть, газ, уголь, электросети, лес и рыбу, а) в космиче­ские сферы, лежащие за орбитами полезных для народного хо­зяйства спутников метеорологических, связи, слеже­ния и т.п. есть чистейший энтузиазм, обычно посильный высотам нацио­нальной поли­тики. Видимо в буржуазных странах слишком много меч­тателей.
Но не стоит переживать по таким пустякам. Народ России не спосо­бен быть многонациональным (на самом деле), поскольку Россия это (на самом деле) Грекоязычный синоним и псевдоним имени Русского националь­ного государства. В том числе и Российским (то есть на самом деле по-Церковнославянски) право России бывало только в эпоху Ба­рокко-Клас­сицизма, когда (в том числе и) Российскими были язык, грамматика и всё остальное (ну, опять же, в бытность Ломоносова М.В. пола­гали, что у Руси и России может быть общая этимология, расстава­ние же с этим заблуждением повлекло и отказ от Российских грамматики и права (напомню, вовсе нет необходимости доискиваться до глубин осо­бого ис­точника Грецизма «Рос(ы)» (мало ли вообще, что там в нём, и какие компоненты, и о чём думали его создатели, этот Греческий термин судя по всему вовсе ненарод­ного происхождения, родом не из «разго­ворного жанра», и уж во всяком слу­чае ис­торически это стерильный эк­зоним), на самом деле краеугольно, фун­да­ментально важно то, что соб­ственно сам по себе восточно-Сла­визм Русь, родив­шийся в Славянском языке задолго до па­дения редуци­ро­ванных, в принципе не мог знать чередо­вания (вариантов) корневой гласной, и эта лингви­стическая за­кономер­ность естественна, как и лю­бой закон фи­зики, местная (Славя­ноязыч­ная) цивилизация в истоке своём и мно­гие века в дальней­шем (до акку­льтурации Грецизма (или «митропо­лизма») «Росия», надёжным призна­ком чего в некотором мас­штабе не­коего «об­щества» следует счи­тать даже не появление в дипло­матиче­ском офици­озе при Иване Гроз­ном Болгаризма (митрополизма) «Росий­ский», а за­имствование к концу XVI века Грецизма «Росы» (по крайней мере в Московской Руси он навсегда (до общей катастрофы ци­вилиза­ции) оста­нется учёным за­мкнуто-каби­нетным понятием, на За­паде и Юге, где с XVI века появля­ются «право­славные школы» (прооб­разы бу­дущих учеб­ных заведений), в которых преподавались Славян­ский и Греческий, по­добно Латыни, в грамотной среде понятие обнаро­довалось, откуда «матка Малая Росия» Ве­личко и Сковороды, Гого­левские Мало­россы)) обла­дала одним един­ствен­ным способом выраже­ния са­мосо­зна­ния (Рус­ским), а с кратко­вре­мен­ными книж­ными Россий­скими правом и грамма­тикой по­кончит есте­ственная наука лингвистика, осве­тившая однажды наконец законо­мер­ности эво­люции Славянского языка)). Зна­чит РФия это ту­поры­лая ан­тиисто­ри­ческая (проти­во­естественная) фальсифика­ция ци­вилиза­ции и страна в любом случае сгниёт и раз­ва­лится подобно СССРу.
Разумеется, человек, как вид, надёжно прикован к воздушной «ко­журе» третьей планеты от Солнца толщиной в 4 км, космос для него среда абсолютно ядовитая, несовместимая с биологической жизнью, осваивать Галактику или даже Солнечную систему будет существо со­всем иного рода, которое не только превзойдет ныняшнего неоантропа интеллектуально, но уже не будет испытывать всех свойственных чело­веку естественных потребностей. И разумеется такие заведомо тупико­вые («неандертальские») «образования» на планете, как РФия и дру­гие, подвергнувшиеся атрофии «национальности», то есть исторической памяти, не смо­гут послужить плацдармом и опорой для восхождения ра­зума, иллюзорная (вымышленная) реальность (а в реальности есть только прошлое) не станет средой для процветания даже элементарной фор­мальной логики.

Заметки на полях настоящего

Заметки на полях настоящего
(к прочтению)

Заголовок интернет-заметки: Хотите как в Америке?

Я: Америка пугает, настораживает, хотя бы как в Исланде, Норге, Данмарке, Свериге, Суоми, Ирланде, Нидерландах, Канаде, Австралии, Новой Зелан­дии.

kaca1: Америка-самое безопасное место.
Это рашинские квартиренки пугают, настораживают и морально по­дав­ляют. …

Я: Кстати, а при чём тут Russians, Russia (рашинские)? Русское госу­дарство давно в могиле, уже сто лет как, ваши знания в области истори­ческой географии устарели, живите настоящим, днём сегодняшним. Ибо незнание своего врага не освобождает от поражения.

kaca1: Гос-во Россия, балбес.

Я: Быдло 3,14здоголовое по национальности, Русия и Росия этимо­логически друг другу не родственны (их родство исключается уже на формально-логическом уровне внимания, ибо наблюдается генетическая преемственность между Германоязычной и Славяноязычной Русью, ко­гда «имя», самоназвание определённого коллектива по-своему преодо­лело лингвистический барьер («эн­донимная постоянная»), да к тому же исходная для искомого корня пра-Германская [ō] рано эволю­ционирует в восточно-Скандинавское [ū], то есть в данном случае Гер­манский про­тотип не мог бы настолько отли­чаться от Славяноязычного результата Русь [rū-sь] (современное [rūs‘]), до различия корне­вых гласных, а зна­чит Гре­ческое «Рос» происходит от чего-то иного, не из общего источ­ника с Русью (скажем в степных язы­ках, от Венгерского до Монголь­ского, уже Сла­визм Русь действительно меняется, до «Орос»), а в прин­ципе хо­рошо из­вестно от чего (кстати, Эл­линизм «Рос» мог бы слу­жить и доказа­тельством не-Славянского изначаль­ного происхож­дения Руси, ибо если бы, чисто теоретически, Русь объяс­нялась Славян­ским слова­рём, Элли­низму в принципе неоткуда было бы происходить, как только из Грече­ской ли­тературы, из любых досягае­мых для Греков лингвисти­ческих ре­сурсов, кроме Славянских (именно в Славянском языке глас­ные [u] и [о] раз­ного происхождения, а в древне-Сла­вянском и древне-Рус­ском вокалоцентрическом языке они не череду­ются, и собственно Русь так себя и ведёт, словно бы она и вправду ко­ренной Славизм (ну слово просто относительно древнее, IX век как-ни­как) – альтернатив корневой гласной [u], вариантов у неё нет катего­рически, а из Греческого языка поздно заимствуется только слово «Рос(с)иа» (учёное заимствование XVII века Рос(с)ы («Рос(с)ои») уже не в счёт)), при­чём, не­смотря на то, что между «мог бы» и «служит» есть суще­ственный зазор, надо заметить, что, хотя слово Русь и содер­жит внутри себя за­имствова­ние, само по себе оно уже Сла­вянское, представляет собой из­вестной сте­пени трансформацию Гер­манского оригинала, где неизмен­ным со­хра­нился очевидно только пер­вый слог фонологического прото­типа, и наконец Русь – уже этноним, точнее по природе, изна­чально экзоэтноним, как и его родные, одноко­ренные Финские братья – Суомское и Ливское Ruotsi и Чудское Rootsi – до сих пор обозначающие “Свеев”, экзоэтноним сообразно сформиро­ванный (он содержит Славян­ский суффикс собирательного числа , специально задействованный у восточных Славян в экзонимии – Донь, Сась, Скуфь, Мѣдь, Ватрь, Пермь), в от­личие от своего Германо­язычного апеллятив­ного прототипа не-этнонима, хотя на родине он и становится основой хоронима, назва­ния приморской части Упланда (сравните, Тюрки-Бул­гары > Славяне-Бъл­гары; или намного более поздний вари­ант и по­чти без языковой эста­феты – украинцы “(по)граничники” > “нация им. Гру­шевского”); лишь не-Славянское происхожде­ние Руси в принципе поз­воляет гово­рить о гипотетическом шансе на общую этимо­логию Руси и Элли­низма «Рос» (раз уж Русь – Славянский экзоним, как Донь, Сурь, Мурь, Скуфь, Ватрь, Мѣдь), од­нако, возвраща­ясь к началу, биологиче­ская есте­ствен­ность преем­ствен­ности между Сканди­навоязычной и Сла­вяноязыч­ной Русью (пройдя ста­дию двуязы­чия, например и такого об­лика – ta­poræx, pólútasvarf, Русь стала Славян­ским народом (языком, ещё по-старо-Рус­ски)), «эн­донимная постоянная» бесконечно стремится вмять та­кую ве­роятность в прак­тические «ноль целых» (отсутствие в некоторых до-Ре­волюционных государственных текстах рядом с Россией Российского определения возможно демонстрирует знакомство Русских наук и с этой «высшей ма­тематикой» (кроме знания той элементарной исти­ны, теперь офици­ально утраченной, что Россия – это “Русское госу­дар­ство”, просто по-Греко-Церковнославянски)), а большую поддержку ей оказывает от­сут­ствие анало­гий Эл­линизму «Рос» среди всех прочих язы­ков-очевид­цев ранней Руси (Эстонский экзоним Rootsi засвидетель­ствован заметно поздно, а в оби­ходе самих Греков имелся с Х века и ва­риант на «Ру-», он появляется ви­димо как общее следствие налажива­ния стабильных и мирных контак­тов, в Греческих же источниках от IX века о Руси сооб­щают лишь немногие служители Греческой церкви, причём, существует источник, как минимум «участие» которого в фор­мировании Эл­линизма «Рос» “Русь” явилось обязательным))), а «Раша» – это Russia-Ру­сия, просто в своеоб­разном Ан­глий­ском произ­ношении (вспом­ним Вен­герско-Монголь­ское «Орос»). НИ­ЧЕГО Русского, кроме Русского языка – Русско­язычия, в Рос­сийской Фе­дера­ции НЕТ («указ про рус­ских» бес­смертного Вовы для того и ну­жен, и со­здан, во имя оконча­тельного пре­сечения, чтобы в РФ и вправду не было ничего настоящего Русского, чтобы были только Рус­скоязычные Дол­боёбы, Че­ченцы и Та­тары), то есть после 1917 года Ру­сия и Ро­сия ОФИЦИАЛЬНО ПЕ­РЕСТАЛИ БЫТЬ СИНО­НИМАМИ (с 1409 по 1917 года что-либо Рус­ское при сильной нужде могло быть в то же время ещё и Рос(с)ийским (до Росиискагоωσίας, ωσικός по-Грече­ски)), а если ты не мо­жешь отли­чить нацио­нальную принад­леж­ность (English “Англичане (Ан­гли(й/н)ские)”) от языковой (English “Ан­гли(й/н)ский язык” Амери­кан­цев), то ты ещё и дерьмо гли­стовое по национальности.
--------------------------------------------------------------------------------

Послесловие: Неоантроп – всего лишь ещё одна «обезьяна» в це­почке эволюции жизни (интеллекта), а потому у каждой «обезьяны» (на каждой стадии эволюции) всегда было много разноместных вариаций, тупиковых, кроме одной, продолжающей цепочку последовательностей.

Задачка на логику

Заметки на полях логики

Задачка на логику (из комментариев под одной интернет-за­меткой)
(к прочтению)

amp_amp: … Кто такая, эта изначальная Русь, так до сих пор не установлено. Норманисты и антинорманисты бьются до сих пор и конца пока не видно.
Я не сторонник кого-либо из них до тех пор, пока не появятся новые данные, которые точно определят изначальную Русь. …

Я: Всё было установлено ещё 200 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД. Но правда про­изошло это в Русских университетах. Видимо просто и по большому счёту не-Русским университетам (советским, российским), обустроив­шимся на прежней геогра­фии Русских, элементарно трудно и тяжело (западло) мириться и соглашаться с мнением Русских.
О том, кто такая эта изначальная Русь, говорят (хотя скорее кричат) без малого сотня Германских имен начальной летописи и восточно-Скан­динавская этимология «Русских» названий Днепровских порогов, то есть един­ственно возможная этимология слова Русь пред­ставляет со­бой аксиому не требующую доказательств в прин­ципе, ибо, каким бы Сла­вянским (в нём наличествует Славянский суф­фикс собира­тельного числа ) и Сла­вянообразным (внешне его корень напоминает корни Славянских слов русло и русый, тоже этимологически нерод­ственных (и вообще Славян­ское русый от *rauds-, в нём произо­шла ре­дукция корне­вой согласной, сохранившейся скажем в Исландском – rauđ-)) не было слово Русь, про­тотип его корня принадлежал языку сплошь Германо­язычных физиче­ских субъектов. Это слово из ряда «сильно Славянизи­рованных Сканди­навизмов», с той только особенно­стью, что, в отличие Славянизирован­ных Скандинавских личных имен Хельги или Улоф, апеллятивный про­тотип корня восточно-Славянского этнонима Русь, со­циально-професси­ональный термин, сам у себя на ро­дине принимал участие лишь в топо­нимах – Рутин-Руден, Руслант, Рус­лаген (пишется через -о-, читается по восточно-Скандинавски через [ū] (не оказалось бы у Византизма ’Ρς подхода и, допустим, к письменному оригиналь­ному roþ(-), уже из-за разницы согласных, да и в гласных Ро­меи Визан­тийские не путались, вариант через [rū-] у них имелся, дру­гое дело что такой вариант обна­руживал в Греческом языке слишком «положитель­ные» омонимические коннотации, тогда как Русь была для Греков 200-летним агрессором (в 1043 году Новгородцы, как в старые добрые вре­мена, отправляются «поискати Греческих зипунов») и в луч­шем случае «террористом-вымо­гателем», имя «Рос» (в сущности, при­нимая во вни­мание контекст Хри­стианско-литературного термина, «наказание гос­подне») с точки зрения Византийских Ромеев-Христиан подходило ей больше; в конечном итоге правда жизни такова, что теоретическая кон­стант­ность и надёжность преемственности от Скандинавоязычной Руси к Славяноязычной не оставляет Грецизму ’Ρς [rhōs] надежд на гипотети­ческое эти­мологическое родство с восточно-Славизмом Русь, а судя по имеющимся данным никаких серьёзных проблем с наследственностью Русь не испытывала)).
В про­тивном случае при­шлось бы допу­стить та­кую пара­док­сально-нелепую альтерна­тиву, при которой некие Славяне, на про­тяже­нии ста лет вся­кий раз якобы не от­правля­лись в Царьград самосто­я­тельно, а слали вместо себя  т о л ь к о  о д н и х  Скандинавов, в 838 году, в начале Х века, в 940-х годах, при чём как видно «пач­ками».
Как бы то ни показалось для кого-то удивительным, но хору сугубо исторических свидетельств в голос подпевает история Славянской оно­мастики, в частности сплошь не-Славянская этимология всех Сла­вян­ских экзоэтнонимов, кроме двух – Нѣмьци и Половьци (как правило Славяне ленились самостоятельно придумывать и сочинять названия для не-Славян), а также категори­ческое отсутствие среди Сла­вянских этнонимов оформленных собира­тельным суффиксом Славянских эндоэт­нонимов (Латынь, Сась, Донь, Корсь, Голядь, Скуфь, Чудь, Пермь, Само­ядь и т.п. – всё это Славянские обозначения не-Славян), где Русь стала со временем единственным как бы исключением (Русь-Русские (люди) – гигантская Средневековая Ев­ропейская Славяноязычная нация (“литературный народ”), это «уже со­всем другая история»), а С(е)р(е)бь – Русское название (эк­зоэтноним) Серблян.
Все же «споры» на тему «изначальности Руси» в обществе уже «по­знавшем универси­тет» имеют сугубо театрально-цирковое происхожде­ние (ну разве что в советских университетах успех этого «анти-Нор­манского цирка» под­кармливался и стиму­лировался своеобразными идеологическими уста­новками своеобраз­ного теологического государ­ства).

Гимн неустановленной этимологии

Заметки на украине поля

Гимн неустановленной этимологии

-------------------------------------------------------------------------------
… И лета 7089 месяца Ноября в 9 день, приехал из Колывани Люб­ской Немчин Тиман Бек, а сказал твоему государеву толмачу, что деи пошли из Колывани все Немцы в Выбор, а идти им на твою государеву украину в Новгородцкие места, а сказывают, всех их в собранье будет с Латыши тысячи с три или с четыре, да в Выборе три корабли Свицкого воеводы Делигарда накладены товару соли да селдей, а идти им на весну рано к Ругодиву, а на них будут Немецкие купцы. … И приехал яз, Оѳонасей, Капнагаев; и посылал яз, Оѳонасей, Христофору Валкинторну толмача Индрика, и велел ему говорити, чтоб ранее Король велел от­провадити на украйну Государя нашего. И Христофор отказал: яз деи пошлю к Королю, куды тебя велит отпустити на украйну Государя ва­шего. …
Из посольских записей.
-------------------------------------------------------------------------------
А се перевод с Рудолфовы цесаревы грамоты ко Государю… А в дру­гой своей грамоте Ваша Любовь напоминаете о пропуску корабельном и о торговле на Русское Государство. … Писана в нашем королевском граде Праге,  лета 1581, месяца Генваря в 11 день…
Из посольских записей.
-------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки: Гимн Украины
Удивительно, что слова гимна Украины в первую очередь не знают сами украинцы.
Гимн у Украины начинается со строчки: "Ще не вмерла України і слава, і воля". В переводе: "Еще жива Украины и слава, и воля".
Но почему-то большинство людей считают, что украинский гимн начина­ется со строк "Ще не вмерла Україна", то есть "Еще жива Укра­ина".

Я: Почему не поменяют слово украина на слово середина? Ведь по­лу­чилось бы куда как величественнее.

Svetlana Lyashenko: потому, что Украина - означает НАШ КРАЙ

Я: Есть реальная, научно верифицируемая этимология.
Есть так назы­вае­мая «народная». Например, Русь – это реально “ко­рабель­ное ополче­ние”, но слово по­хоже на Славянские слова русло, русъ и если историю и филологии не знать, то можно поду­мать про Русь всякую ерунду. Некая «удачная многопохожесть» слова Русь лишь выдаёт в нём древний, доисторический соционим (наверно ис­каже­ния, типа Кёбен­хавн–Капнагаев, Виборг–Выбор, Регенсбург-Ренгшбург–Рейнзборк-Резно-Разборк, Хенрик–Индрик, обусловленные слабо­стью «правил между­народной транскрипции» в Средневековье (это слова обще­ственно значимые, здесь кабинетные переводы-транскрип­ции не по­спе­вали за об­щенародным произношением (срав­ните, одна­жды неиз­бежно появив­шись, народное произноше­ние Ра­сея уже не могло повли­ять на точность записи слова, прежде попавшего в письмен­ный Русский язык по узкому церковно-литературному каналу: ‛Ρωσία > Рωсϊѧ)) тоже мо­гут слу­жить прибли­зительной общей иллюстра­цией к по­тенциальным последствиям миграций слов в доисторическое время), то есть не только в смысле са­мого «социаль­ного» значения (“лей­данг (мор­ское ополчение), флот и по­ход”), но и в плане широты круга пользо­вателей, что отличает такого рода слова, настоящие, природ­ные имена собствен­ные от искусствен­ных слов и назва­ний, рож­дённых в недрах письмен­ных, литературных традиций, ко­гда могут быть установ­лены их конкрет­ный автор (напри­мер, древне-Греческий перевод­чик с Иврита) и прочие обстоятель­ства. К тому же слово Русь – уникально, это восточно-Сла­визм (этноним) и апел­лятив­ных под­твержде­ний в Славян­ских язы­ках не имеет (сравните апеллятивы ли­тера­турных язы­ков кра­ина, украина, окра­ина или украj «возле, подле» (сравните около, возле, подле, вко­нец), крайбрежие «по­бере­жье», ukra­jovat «отре­зать»; или сравните поле, ляда, д(е)рево, дрягва, море, река, езеро, брег – кроме данных нарицатель­ных топо­гра­физмов, явных заим­ствований (Ду(д)лебы, Хърваты, Бъл­гары, Русь) и ещё свыше де­сят­ка раз­ного харак­тера проис­хождения ис­клю­чений (Ради­мичи, Вя­тичи, Кри­вичи, Чехи, Лютичи, Люто­меричи, Бод­ричи, Жи­тичи, Сербы, Де­дошане) осталь­ные извест­ные науке Славян­ские этно­нимы образо­ваны топони­мами (Сленза, Висла, Во­лынь, Ръсь и т.д.); на не­кой услов­ной шкале Сла­вяно-образно­сти между Русью и Чехами (явно Славяно-фонскими, но в то же время ис­клю­чительными и претендую­щими также на семантиче­ское калькиро­ва­ние имён Бойев и Саксов (даже если проис­ходят от ос­новы Чел- (во­обще же имеется дюжина за­падно-Славян­ских дуплетов типа Ру­гии/Руяне))) можно было бы поста­вить имя Ради­мичей (тут или Славян­ское личное имя, или что-то вовсе иное, но по-видимому несопо­ставимы масштабы Радимичей и Лютомери­чей, не го­воря уже о Кыянах и Вяти­чах, а с другой стороны “сторожил, первый человек” кажется легко превращается в “пер­вопредка с личным име­нем”), в кото­рых при хо­рошо угадыва­емой за­имствованной основе этно­нима (мест­ный Балто-язычный термин, даже не исключено участие Иран­ского языка) морфоло­гическое оформление, в отличие от подчёрк­нуто суффик­сом Не­славянского «пле­мени» Русь, ука­зывает на известное Сла­вян­ство Ради­мичей (лишь к име­нам ряда Финно-Угорских (Чюдь – ещё одно заим­ствование из Герман­ского, того же корня что Deutsche) и По­ловец­ких (Половьци – во­обще Сла­вянский эк­зоним, как и Немьци) эт­нических групп будет приме­няться Сла­вян­ский суффикс -ичи).
Но ещё видимо есть и «коровья, бычья» (так в действительности Рим­ляне называли «народную»), как раз типа вашей: украина – якобы “наш край”. А на самом деле – “чужой, дальний край, самый-, совсем-, слишком-, около-крайний” – и это есть во всех словарях (но только науч­ных словарях, не “этно-погранич­ных”). Такое может происходить, ко­гда ка­кие-то заурядно-апеллятивные реалии из Русской истории, например “пограничные”, какие-нибудь культурные маргина­лии пере­осмысляют на свой бедный и ограниченный кругозор, быть может даже полностью совпадающий с оптическим, когда «(наша) страна» бук­вально не превышает реальных размеров «украины губернии». Весьма трудно та­кие «народные» (и всегда диалектические) представления урав­нивать с «национальным мировидением», опирающимся на нацио­нальную литературу, в таком фольклоре несомненно не­мало по-настоя­щему «коровь­его». И важно подчеркнуть, что такое развитие, из прозрач­ности “приграничья” к метафоричности “страны”, является, во-первых, безуслов­но самым поздним, потом, в сущности избыточным (при нали­чии в Славянских языках стран-сторон, земель), а потому и только ДИА­ЛЕКТИЧЕСКИМ (ну раз уж есть широко известная литератур­ная обще-Русская и Славян­ская украина “при­граничье”), а вот сделать из этой откровенной «диалектиче­ской ко­ровы» нечто большее (“нацию по­граничников”) можно только специально, например, в рамках «поли­тики производства наро­дов», столь успешно осуществленной Боль­шеви­ками.
Хотя возможно Я и ошибаюсь и ваша этимология ещё хуже – она «по­гра­нич­ная». То есть вы реально живёте у пограничного забора, или на краю плоской Земли, у обрыва и этот край только ваш (n.b., оборот «идти под украины»).
Насколько Я понимаю, на территории “украины по призванию им.Кагановича” практически нет первоисточников, где бы ещё не упоми­налась Приднепровская Украина. Живые памятники древне-Рус­ской ли­тературы хранятся в архивах, библиотеках и музеях России и вам они из­вестны наверно в основ­ном по переводам на искусственный “погра­нич­ный язык Грушевского”. Тем временем, кроме как посред­ством линг­вистического анализа этимологии слова, опирающегося на много­чис­ленный корпус однокоренных слов всех Сла­вянских язы­ков (смотрите ЭССЯ и другие словари), значение АПЕЛЛЯТИВА ПИСЬ­МЕН­НОГО языка легко УСТАНАВЛИВАЕТСЯ ПО КОНТЕКСТУ словоупо­требле­ния, а Русская литература за столетия своего существования предо­став­ляет сотни примеров самоочевидного чтения смысла апел­ля­тива украина.
Даже испорченный Грушевским и его последователями Малорус­ский, или Ру­синский диалект Русского языка так и не сумел превоз­мочь лингвистической сущности ДИАЛЕКТА Русского языка (впечатле­ние его обособленности произво­дит про-Польские произношение и насы­щен­ность лексики (до XVI-го века территории восточнее и южнее Десны, Ки­ева, Житомира были, за исключе­нием поречья Днепра, прак­тически необитаемы, а нормальное освое­ние нача­лось в XVII-ом)), по­тому по­чти ме­ханическая оторванность от обще-Русской культуры оставляет ин­ку­ба­торский “народ им.Грушевского” фактически без про­шлого, ко­гда Русь – это такая же неустановленная далёкая сказочная циви­лиза­ция как Шумер.

stabrk: …происхождение названия "Украина" НЕ УСТАНОВЛЕНО, и все по­пытки выводить его от близкого СОВРЕМЕННОГО значения слова "окраина", "край" — несостоятельны
О чём это я? А о том, что учёные версию с "Украина" от "окраина" не под­тверждают.

Я: Да, действительно слово украина не происходит ни от слова окрои­нище, ни от слова окроиница, ни от слова окраек, ни от слова окраина, ни от слова окраиница, ни от слова огород, ни от слова около­ток, ни от слова огорок, ни от слова околыш, укра­ина происходит от слова украи. Кроме того, всё это слова бытовые, про­фанные, политиче­ски нейтральные понятия, а украина – обще­ственно-по­литическое, это “погранич­ные территории” и “государствен­ная гра­ница”, даже “сосед­ние тер­ритории”, без него с древне-Русского вре­мени не обходилось описание межго­сударствен­ных взаимоотноше­ний, у каж­дой земли в Рус­ском представлении имелись свои украины (например, украина Галич­ская, Ляхове украиняне, «села на Псковской украине с Немцами» и впредь так и да­лее), потому и в литера­туре украина фиксируется раньше многих «быто­визмов» (кроме разве что огорода). Ну и по­нятно, что украина с окраиной имеют совершенно разный внутренний смысл, как раз таки и достигаемый в их наглядном случае только разными при­став­ками: приставка о- недву­смыс­ленно заявляет об “окружении вокруг сере­дины”, а приставка у- уточняет, подчеркивает “мак­симальную предельность, крайность, уда­лён­ность от сере­дины”, конкретизирует “именно самый край, конец” (а скажем, при возможности соотнесения окраина была бы конечно «своей», а украина «чужой»).

langopda: Что в середине тела находится? Жопа?

Я: У нормальных людей – сердце (др.-русск. сьрьдьце-срьдьце-сьрдьце). А у “этно-пограничников” с “планеты обезьян им.Кагановича” – наверняка жопа, а другая «дырка» очевидно в го­лове.
-------------------------------------------------------------------------------

Послесловие: В противостоянии двух невменяемых победу одержит наиболее огра­ниченный, например, «даже географически» (ведь его ничем не прой­мёшь, например, логикой), но его самого потом похоронит doctor.

Кенгуру

Заметки на украе ойкумены

Кенгуру
(к прочтению)

--------------------------------------------------------------------------------
«… Перечисленные национальные этнонимы имеют различную исто­рию (иногда очень древнюю), этимологически не вполне ясны (Русь) или имеют совершенно четкую этимологию — восходят, напри­мер, к географическим обозначениям (Украина — соб­ственно «окраина») или к иноязычным названиям неславянских народов соответствующих земель. …»
Из статьи О.Н.Трубачёва «РАННИЕ СЛАВЯНСКИЕ ЭТНОНИМЫ — СВИ­ДЕТЕЛИ МИГРАЦИИ СЛАВЯН» в журнале «ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ», №6 за 1974 год.
--------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки (walera11): Как повезло Чехии... И, как не повезло Украине...
В 1991 году украинцы и чехи были в равных условиях.
Тогда Украину особо никто не удерживал. Свой выбор Украина сде­лала вполне осознанно. Находясь в трезвом уме и твёрдой памяти.
Украина после 91 года, в отличие от своих соседей, поляков, при­балтов и чехов, не пожелала идти по западному пути развития и оста­лась с Россией...
23 года Украина болталась между землей и небом, между Россией и Западом, пока её западные соседи из кожи вон лезли и усиленно инте­грировались в западную цивилизацию. 23 года коту хвост...
В 91 году, все находились примерно в равных условиях. Но потом Украина начала стремительно отставать от тех же поляков и чехов. В 2014 году Украина спохватилась и попыталась вылезти из колеи.
Но колея глубока. Четыре года не срок для такой колеи...
У всех, кто вылез из колеи раньше, жизнь наладилась. Живут хо­рошо.
Получится и у украинцев.
У всех получается...

Я: Этноним Чехов – древнее имя собственное, в том числе потому что это семан­тическая калька имён Бойев и Саксов, древняя примета региона, во­обще один из самых архаичных этнонимов у Славян, уника­лен. Русь, Русские – имена собственные, этнонимы, классического спо­соба образо­вания – «лингвистической эстафеты», когда Скандинавский апеллятив попал в Славянский язык и к тому же был морфологически переоформ­лен в этноним: Русь – этноним собирательного числа, Рус­ские – типич­ный Европейский «национим», оформленный стабильным атрибутивным суффиксом -(ь)ск-, как в English, Deutsche. Славяне – суффиксальное отглагольное образование, имя собственное, этноним. Поляне-Поляки, Польска – несмотря на род­ство с поле (этнонимы соб­ственной этимоло­гии и большой важности всегда семантически про­зрачны – Славяне, Поляне/Ляхове, Deutsche), по морфологической форме – ор­то­доксальные Сла­вянские имена собствен­ные, и восходит всё это к пра-Индоевропейскому «пол-» “культурное простран­ство, ме­стообитание, поселение” («Пала», «Пеласги», «Фелистим­ляне»).
На украине имени до сих пор нет – ни семантически, ни морфологи­чески, украина – это апеллятив («нарицательное»), «у-краи-ьн-а» (у-краи «граница, грань») “около-граница, (по-)гранична(я) (территория)” (тоже по духу, своего рода «ко­лея», близко к тому). А это примета пер­во­бытности, когда эт­нонимов и хоронимов ещё нет, они возникают только при попадании своих слов “люди”, “земля” путём прямой устной транскрип­ции, без перевода в соседние языки: древние Суоми и Саами видимо от Индо­европейского «земь», как в Жемайты, а Людики-Lyydilaažed – от Славянского люди. Апеллятив Рус­ского литера­турного (N.B.) языка украина попал в язык неких варваров (каких-нибудь «Ор­дынцев») и они приняли его за имя собственное (впрочем, без шуток, самоназвание Черкаси, известное ещё кажется с XV века (хотя одно­имённый город Черкаси существовал уже в XIV-ом), – вероятно того же корня что и Черкесы, но в любом случае этимология у них не-Славян­ская, и тут не исключено имело место не просто путе­ше­ствие «ходячего этнонима» (есть такое явление, например, Литва в ВК Литов­ском, тогда «люди Кавказской стороны, с Кавказского пути» (?) (сравните чумаки)), но и ко всему и вполне реальные переселения лю­дей (например, пере­селение Варягов на Аустрвегах действительно имело место, но правда там закладывалась сама цивилизация и «обсуж­дались» куда более «се­рединные» понятия (причём как-будто даже со­знательно закладыва­лись, ибо самотекущей преемственности с именами древних доистори­че­ских племён здесь нет (Бургунды – от названия ост­рова, Готы – от названия речки, Англы – тоже скорее от названия мест­ности – всё это районы старой Германской прародины железного века), в самой Скан­динавии был очевидно лишь профессионализм, послужив­ший осно­вой Восточноевропейского имени, то есть Русь относительно мо­лода))). В условиях же лингвистического однообразия, как мы помним, если объ­ект того стоит, значим, прибегают к описательному способу: Нов-город, Бел-город, Нор-вег, Ис-ланд и т.п. (сравните также Украина Мало­росiйская, Украино-Малоросiйск-, Малоросiйскiй край, Украина Малiя Росiи, Украина Малiя Росiя). Скажем, Волынь обозна­чение одно­сложное (а когда-то очень давно тоже было апеллятивом), но его очевидная внутрен­няя семантическая привлекательность (при любых допустимых вариан­тах этимологии) хронологически в сравнении с Украиной столь несоиз­меримо древняя, что также не ис­ключает ещё и лингво-эстафет­ного фактора, и всё это вместе в условии бес­письменности поспособ­ствовало онимизации. То есть бы­тие опреде­ляет созна­ние, всё по К.Марксу.
--------------------------------------------------------------------------------

Постскриптум: Восточноевропейские Русская Земля и Русский Народ (из 135-и «Русских» определений в Повести ВЛ (по Лаврентьев­скому списку) 69 приходится на Рус(ь)(с)кую Землю, в тоже время Сла­вянская земля уже не “почва”, а “её общество”, а широкозначимый народ может быть “обществом; населением; людьми; гражданами”) всем своим историче­ским нутром так тесно были связаны с Евро­пейской ци­вилиза­цией и культурой. И вот именно их и постарались, и упорно ста­раются сейчас изничто­жить, добить, как бы даже во что бы то ни стало, с каким-то что ли жи­вотным злорадством, за­менив совсем юными, одно другого мо­ложе, вар­варскими синполитийными племенами с насто­ящими и неверо­ятными псевдоназва­ниями, буквально продуктами лите­ратур­ных упраж­нений, «внеклассных», любительских и нелепых: рос­сияне, “бе­ло­русы(е)”, и “этно-украинцы”. Оста­ётся по­желать доб­рого пути от­ряду «Кортеса».

Забавная штука этимология

Комментарий на один комментарий

Забавная штука этимология

--------------------------------------------------------------------------------
…de Dudesche gast unde de Rusesche.
Из договора Новгорода с Немецкими купцами, от 17 мая 1338 года
--------------------------------------------------------------------------------
in der Dutschen landt
Из договора Новгорода с Ганзой, до 24 июня 1434 года
--------------------------------------------------------------------------------

Цитата: Но, вообще, мне кажется, что основная ошибка в том, что многие со школы считают, что язык -- это такая система, которая под­чиняется набору правил (как в математике). В то время, как язык -- это самостоятельная сущность, а правила только описывают его с некоторой точностью. Вот страна Германия, а население -- немцы; и что хочешь с этим, то и делай. :)

Я: На свой лад – Дойчланд, население – Дойчи. Латиноязычным ал­лонимом древнеримской эпохи Германия Дойчланд называют его со­седи, а сами Дойчи «брезгуют». Германцы же были с точки зрения Рим­лян (Романи – то же «Римские») «варварами» (как Рос – «Русь» для Ви­зантийских Греков, Ромеев (Византийцы даже имперских Франков назы­вали «Германцами», чтобы отличать от себя, «истинной Империи, настоя­щих Ромеев»)), сами же себя Немцы помнят «Теутскими» («гово­рящими на народном («немецком», то есть «германском») языке»). Эти­мо­логия у римского термина Германи темная, но чаще он полагается кельто-рим­ским экзони­мом, по крайней мере у самих германцев нечто омонимичное каким-либо всеобщим обозначением не являлось.

Цитата: Кстати прикольно, что "тевтонский" и "дойч" - однокорен­ные слова. Забавная штука этимология.

Я: Просто суффиксы разные – Þeuđ-он- и Þeuđ-иск- (Deutsche [дойчи] Нового времени), как Русь, Русин и Русские, Русичи и Русаки, Руси­нове/Русины, Русяне/Русане, Русияне и прочее (бросается в глаза преобладание этого многообразия над одиночеством «сверх кабинет­ных» «росиан» XVI века, производных уже от ρωсϊѧ (первые записи на кирил­лице на вид немногим отличались от греческого оригинала), и по­лучен­ных путем «лингвистических вычислений»!, спустя почти столе­тие! «рос(с)ов» (напоминаю, что росичей изобрело наглое невежество в XX веке, поскольку на реке Ръсь жили Поршане)). А сохранение началь­ного Т- в Тевтонах обязано латино­язычной письменной традиции, иду­щей от Теутонов древнеримских ис­ториков и географов. В языке самих Немцев в Раннем Средневековье произошло озвончение начального со­гласного (прагерманского [þ]), оглушение и потом слияние конца корня (прагер­манского [đ]) с суф­фиксом (из diutisc XI века, прагерманского þeuđiskaz), прежде чем слово прочно утвердилось в немецком письмен­ном языке, вследствие устойчи­вого влияния разговорного языка на письменный (как литературный ряд Русьск- > Русск- > Руск- (самая распространенная форма с XIII по XVIII века) > Руськ-), чего не могло быть в латыни (откуда Тевтоны – книжно-ученое обозначение «Немцев», всегда было принято (вместе с латынью) и у самих Немцев). Например переход с латыни на немецкий в делопроизводстве «Ганзы» наблюдался в течение XIII века.
И вот казалось имя Дойчей некогда уже в письменном языке и даже сейчас нарицательно читается (как если бы Русь легко объяснялась (не­смотря на видимый омонимический, народно-этимологический посыл или задаток) ка­ким-ни­будь славянским словом (при этом «русское» са­мосознание к Позднему Средневековью во всех Русских землях стало простонародным (откуда Русаки), а «славянское», напротив, достаточно книж­ным)). Но тут, во-первых, включается прин­цип «своего «Новго­рода»», «Сла­вян», «Соко­линого глаза», но всегда «чужой «окра­инной за­тычки»» (а скажем слово украина представляет собой са­моговорящий, «техниче­ский» экзо­ним, прямое определение «тамошних» (кон­кретно, «у границы нахо­дящихся») и конечно совершенно нарицательное (но даже в подне­провской Украине XVII века никто бы из Русских и не по­думал, что ко­гда-нибудь может появиться «порубежный» язык, вся Русь, все Русские повсюду естественно говорили на «русском» языке и его наречиях)). По­том, по какой-то причине одно из древнегерманских пле­мен уже до н.э. называлось «Теутонами». Не трудно также заметить, что из всех си­но­нимов «народа» именно пра­гер­манский þeuđō испокон веку использо­вался германцами в личных именах: Теодорих, Тюдор, Тео­до­хад, Теод­ред и т.п. (17 имен по списку Топоровой Т.В., против 9-и от fulkan и 5-и от leuđiz). (В праславянском заимствованный германизм (от восточных германцев, Готов (Гутов, Гу­тонов)) развился своей доро­гой, во-первых, в чужой и чужане, а с дру­гой стороны в Чудь «финно­языч­ные», причём «народом» «финноязыч­ных» первыми стали видимо назы­вать германцы, Готы.) Потом, соб­ствен­ность немецкоязычным «народ­ным» придавалась латинизмом Те­утоны, в то время как его «народная» германоязычная этимология тоже осозна­валась. Ну и нако­нец, при всей чи­таемости (слово же родного языка, как Славене > Словѣне > Сла­вяне) «народ­ные» со временем устарели, а вот Volk (полк), Leute (люди) и Mensch (мужчина (тоже от мужьскыи), муж, мне­ние, мнить) нет (как прасла­вян­ская и восточно­сла­вян­ская волга «влага» стала именем соб­ственным (вспомним диа­лект­ные волглый, во­лога)).
Грекоязыч­ные Ρς и Ρσία пожалуй более книжно-ученые обозначе­ния, нежели Тевтоны (однокоренные с «народными (не латинскими)»), ведь они эти­мологически очевидно не родственны Руси, во всяком слу­чае обосно­вать такое родство никак не представляется возможным, ско­рее обрат­ное. Да и в роли «латыни» в Руси всегда же выступал церков­но­славян­ский, а не греческий. Обратное легче ещё и потому (помимо чи­сто лингвистических обстоятельств), что несколько веков подряд Рус­ские грецизм почему-то «не воспринимали», не транскрибировали (и никто другой до записи на Афоне (русский монастырь в Греции, и для мит­рополита Цамблака) этого не делал, например, Болгары судя по всему первыми в XIII веке транскрибировали «Русию» (и по сию пору Бал­канцы так называют бывшую Русскую землю), то есть видимо пола­гали такой ход уместным (именно в послании митрополиту всея Руси)), хотя отлично его знали; «Теутские» Тевтонов воспри­нимали, а эти «Ро­сию» нет. Наверно за что-то полагали её чужой. А называть себя на языке за­морского соседа в те времена видимо счита­лось непрестижно. Но пока тот не «умер». И пока очевидно у себя на родине не произошли какие-то гло­бальные изменения, в том числе и в «общественном само­созна­нии», и очевидно прежде всего у тех, кто им после глобальных из­мене­ний «за­ведовал». При том что литературным языком на Западе дол­гое время была чуждая, казалось бы, «народу» латынь, через неё куль­тур­ная элита, «школа» старых римско-католиче­ских стран во всех от­ноше­ниях про­свещалась, «постигала историю». Церковнославянский же (в силу своей сугубо религиозной природы) и постепенно возникающая цензура (вместе с «глобальными изменениями») по­чти не про­пускали дохристианскую историю, даже ветхозаветная была сравни­тельно не так востребована, информи­рованность была намного более слабая, «школы», тем более «высшей» не было, поэтому здесь воз­можны каби­нетно-канцелярские ка­зусы (рас­тянутые сквозь время и пространство), по прин­ципу «кенгуру», «Онже Берды», «испорченный телефон». Тоже забавно.

В беспамятстве

Заметки на полях России

В беспамятстве

Заголовок интернет-выдержки (Олег Зоин) из книги В.Чивилихина Память: Киевская Русь и Московия в истори­ческом марафоне

Я: Да почитай же ты, «чукча-писатель», работы ученых-профессионалов, исто­ков и лингвистов, почитай зарубежные исторические источ­ники и русские летописи, нельзя же всё время сочинять ви­негретные байки на материале одного Ко­лобка и собственной никчемной фантазии или полагаться на непрофессионалов в области исторической и лингвистической наук, художников-писателей советской эпохи (В.Иванов, В.Чивилихин).

Сергей Доброход: Зачем чукчей обижать... напиши, как есть - чмо-пейсатель.

Я: На мою страницу в ЖЖ зайди, зверёк нерусский, там на­читаешься.

Сергей Доброход: Ты сам-то русский? Ты же по-русски читать не можешь.

Я: Да я-то Русский, так уж получилось. На планете, где уже нет ни одной Русской страны, Русским можно только стать, а не родится, это участь избранных, редкая удача. А кроме меня одними из самых «Русских» в давно нерусской стране были Абрам Ганнибал, Марк Антакольский, Иосиф Бродский, наш, ещё советский, историк Лев Самуилович Клейн, при том что почти все они по крови Евреи, как ты понимаешь.

Сергей Доброход: Не понятно только почему Зоин занёс тебя в ЧС... по мне так ты с ним одного поля ягоды.

Я: Видимо из-за того что ты с А.Эйнштейном не одного поля ягоды, ты не понимаешь грандиозности теории относительно­сти. Вы вдвоем с Зоиным можете выяснять у кого из вас больше лап, рогов, усов и хвостов. Но для меня вы оба – зоо­парк.

Мозг – это то чем думают

Заметки на полях истории

Мозг – это то чем думают

Россия – эта такая фантастическая, футуристическая страна, уто­пия во плоти, «мечта Томаса Мора» (хотя вряд ли он о таком мечтал), где якобы новые «этносы» и даже якобы «нации» и «независимые государства» и якобы они рождаются спустя тысячу лет после утвер­ждения пись­менности, и якобы не сходя с места, без смены языка и географической про­писки.
Неустанные попытки новорожденной «нации без названия» (вспомним великорусская украйна, то есть «провинция, глу­бинка», в рас­сказе Тургенева) «толковать, переводить» чужие ономастиче­ские единицы, имена собственные в нарицательные (особенно повелось у них «переводить» несколько темное в смысле эти­мологии название Москвы, которое, надо думать, как минимум тысячу лет служит, воспринимается непереводи­мым именем собственным (типа «коровья» (!?) или как-нибудь ещё, у кого украинца на что хватает фантазии и каких-то ми­нимальным «знаний»)) побудили обратиться к сравнительному материалу, что бы представить хотя бы приблизительную, в сравнении степень «переводимости» Русского этнонима на не­кой шкале между полюсами от практически абсолютно соб­ственных имен (на­пример, с практически невосстанавливае­мой этимологией) до совершенно этимологически прозрачных, «читаемых» (Новго­род, Белгород, Залесье, Поморье, Подне­бесная, Украина). Итак, относитель­ная «чи­таемость» Русских по-видимому может быть располо­жена где-то между такими двумя европейскими нациями как Итальяни «Итальянские» и Дойчи «Немецкие («Народные»)». В последнем случае «пе­ре­водимость» обеспечена тем, что, не­смотря на глубокую древ­ность нарицательной основы («то что выросло, выросшее, народ, племя» – семантический аналог со­ответст­вующим сла­вянским понятиям род, народ, племя), с её прагер­манской хроно­логией, уводящей во времена до нашей эры, «дело про­исхо­дит» в границах одного и того же языка, и имя собствен­ное по-прежнему, на виду сохранения не утра­ченных род­ственных связей в языке, может читаться (по ана­логии до­пу­стим со сла­вянским Городок). Этимологическая основа Италии затем­нена при­мерно так же как и в Москве, или даже ещё сильнее. Происхо­ждение назва­ния полуострова прогнозиру­ется вроде бы из древнегрече­ского языка («телячий полуост­ров» (из-за двух рогообразных полуостровов?), «телячий бе­рег»?) и про­шло соответ­ственно солидную культурологиче­скую эстафету, очень давно утра­тив естественную нарица­тельную читаемость, став полноцен­ным именем собственным. Ситуация с Русскими не­сколько иная. С одной стороны, прав­доподобно восстанавли­вается ис­торическое происхождение имени от скандинавского профес­сионализма «викинг (поход на веслах); викинг (гребец, кора­бельщик)», что казалось бы позволяет его и соответст­вующим образом «читать». С другой стороны, сама по себе языковая эстафета (морфологически слово явля­ется ортодоксально славянским, явных следов ино­язычного проис­хождения не несет, находясь и «чувствуя себя» таким образом в ряду исто­рической славянской лексики, как «в своей та­релке» – чадь, челядь, Тиуди>Чудь, Суоми>Сумь, Ва­адя>Водь, Вепся>Весь и др.), дополненная к тому же по-ви­димому целе­направ­ленным творческим участием носителей славянского языка в форми­ровании восточнославизма, при­вела к тому ре­зультату, что имя собственное Русь оказалось слишком может быть сближено с определенной лексикой сла­вянского языка, внешне как бы «перетягивающей» его всякую возможную «на­рицательность» на себя. Нельзя не упо­мянуть существование ряда преочень «удачных» германоязычных, скандинавских омонимов слову Русь, но, судя по всему, ввиду того что слово-то в конце концов абсолютно славянское (ска­жем, слово Россия уже не славянского происхожде­ния цели­ком, и в корне, и в морфологическом оформлении, оконча­нии, ведь в противном случае были бы совсем не рос(с)ияне, а «ро­сяне», равно как исторические Русяне-Русане, бытовавшие параллельно с русиянами (наверное такие «росяне» выгля­дели бы слишком «апеллятивно» (и «обросеть» слишком напоминало бы «затуманиться, покрыться росой», тогда как (об)русеть восходит к имени Рус-ь), а рос(с)-ская терминоло­гия, будучи греческого происхождения, на заре своей эры но­сила церковный и специально-книжный, научно-дипломатиче­ский характер и была вполне самоочевидно искусственной для уче­ный среды, её производившей («роксаланское забытие» имело место и не здесь, и не тогда))), славянские омо­нимиче­ские схождения следует полагать более существен­ными, серь­ёзнее влиявшими на его конечный облик, хотя начало звуко­вой «темы» задала конечно сканди­навская речь (поскольку известно и существует «прямое потомство» скандинавоязыч­ного прототипа). При всём при этом русская традиция спе­ци­ально подчер­ки­вает нетривиаль­ность Русского имени, его «собствен­ность» («название одного из Варяжских (на)родов») и нет аб­солютно каких причин ей тут не доверять, ибо дей­ствительно в резуль­тате известных исторических пертурбаций имя оказыва­ется, во-первых, явно не переводимым (например, имена Лях и Чех из известной тройки средневековой польской славян­ской этно­географии легко «читаются» славянскими апелляти­вами, непосред­ственно к ним восходят, а к Русу, как мы выяснили, прямо не подберешь), и, во-вторых, эта непохо­жесть ни на что (при наличии, обнаружении нами прототипа, скандинавского апел­лятива, и омонимов разных языков) обес­пе­чивается как раз таки яв­ле­нием превращения «профес­сиона­лизма» одного языка в «эт­ноним» другого языка. Иными словами перед нами абсо­лютный «этно­нимиче­ский новодел», первозданный и со­вершенный «этноним» и не столь сравни­тельно древний, так что путь его становле­ния ещё удается проследить. Звукоформа Рус- вообще «удачна» тем, что отно­сительно не слишком в славянском языке «загружена», то есть именно сразу двумя омонимами (отдаленно общего происхож­дения (руда «(бурный, глубокий?) ток» (отсюда речушки в Польше и в Мало-Руси Руда и Рудка) и «кровь» (табуистиче­ское «бьющая, текущая», отсюда «красный (кровяной, телес­ный, внутренний)»), ручей «поток», рух «движение», рухло «движимое», русло «по­ток, речной лог», руст «сильное тече­ние», рунить «стремиться», рутить «ро­нять, разливать», ру­шить «дви­гать, опроки­ды­вать, бро­сать»)), что тоже позволяет чув­ствовать себя имени соб­ствен­ному «самостоя­тельно» (на наш взгляд во всяком слу­чае), а слово­оформа Рус-(ь)ские «Руси принад­ле­жащие», кроме того что это индоев­ропейский словообразова­тельный стандарт, пред­почти­тель­ный для фор­мирования со­ци­онимов-самоназва­ний «выс­шего порядка, мак­симальной сте­пени объ­единения» (что называется «полито­ним»), также как нельзя лучше избе­гает «столкновения» с омо­нимией (кстати и лучше древнерус­ской словоформы Рус­кие, «разговорной», от слия­ния соглас­ных корня и суффикса, ви­димо уже после па­дения редуциро­ван­ных). К тому же, та­кого рода пе­реход ино­языч­ного про­фес­си­онализма в этнони­мику дру­гого языка (и наобо­рот) имеет от­личные историче­ские ана­ло­гии (славян­ский, рус­ский апелля­тив украинцы «по­гранич­ные жители, по­гра­нич­ники» > «название этноса» в ев­ропей­ских, германо-ро­манских язы­ках).

Докажи шизофренику, что он сумасшедший

Комментарий на один комментарий

Докажи шизофренику, что он сумасшедший

(Почему в России (всей России, вместе с окраинами) нет и не может быть свободы?)

kovran Михаил: Всю свободу хохлы забрали

Далее следовал видеоряд о коварных американцах, подда­кивающих «безымянных географических шудр» к войне с Рос­сией (в русле дыхания Запада, империалистиче­ском угнетении и колониализме и т.п.).

Я: Американцы стали слишком цивилизованными. Я бы на их месте с Россией так не церемонился, с «предвестниками Апокалипсиса» надо быть строже. Я бы на месте европейцев, Японцев, Американцев сговорился бы с Китайцами и с Россией расправился. Самую трезвую (материалистическую) оценку сущ­ности России в свое время дал гений политэкономии К.Маркс. Всем бы следовало с ней получше ознакомиться. То есть не так как это делали в Империи, СССР, да и до сих пор в РФ.
Мне импонирует то, что Вы употребляете слово Хохлы, иро­ническое наименование, не несущее признаков социального унижения, наподобие Галлов (от латинского «петухи (укра­шенные перьями, как петухи)», как во всяком случае Галлы понимались в эпоху Возрождения), или Лемков, от слова «только». Какие бы они увечные на всю голову инвалиды не были, но назвать живых людей украинцами по-моему амо­рально. А Американцам на все эти сложности естественно на­плевать, они этих проблем не понимают, не осознают, у них своего Ивана Грозного или Петра Ι и уж тем более Сталина даже в праматери-Англии не было и они ни сами себя, ни друг друга «технологическими причиндалами» или «географиче­скими отбросами цивилизации» не называют, их никто никогда не за­ставлял так унижаться, а теперь для них это все наборы букв, которые они и читают по-своему ([rasha]).

Вадим Банщиков: И почему же? Что автор сказать-то хо­тел?

Я: Ну вообще-то кто мог, тот понял.
Свободный Русский, вообще свободный человек в принципе не смог бы стать украинцем или россиянином, даже белору­сом.
Во-первых, если сохраняется в общих чертах генофонд, есть книгохранилища, библиотеки, старинные и не очень книги (летописи писались до XVΙΙΙ включительно), где все на­писано, сохранена история, но несмотря на все это историче­ская, этническая память умирает и Русские перестают быть Русскими, и меняется по чьей-то, как бы «всевышней», воле название страны, значит, исчезает что-то другое, из экономи­ческой и социально-политической сферы – свобода.
Во-вторых, этимология, и значение, и морфология таких наименований как украинец, россиянин, даже белорусы (вме­сто традиционного белорусцы) по природе своей (семантиче­ской, морфологической, этимологической) не совмес­тимы, противоречат  состоянию «свободы». Из этих трех поня­тие украинец по природе своей вообще абсолютно экзони­мично, речь идет о «них, тех, кто у края». То есть, суще­ствуют имена собственные, которые на первый взгляд могли бы родится и как самоназвания (эндо­нимы), и как иноназва­ния (экзонимы), с ходу не разберешь. Это вообще признак хо­рошего древнего самоназвания, имени собственного (с «при­личным», подобаю­щим значением для своего времени зарождения) – от­сутствие явно читаемой этимологии. Приходиться проводить лингвисти­ческие исследования (или же они подменятся «народными» и в лучшем случае сентимен­тально-романтическими и наивными этимологиями, наподобие широко по­пулярного сегодня в «народе» (каком народе?) – Русские якобы от «русые»). В от­ношении названия России надо просто всего лишь навсего знать исто­рию, когда и откуда это слово оказалось на Руси, в русской среде, понимать его значение, морфологию, их не славянское происхождение. Его история и этимология хорошо прослеживается, отлично до­кументализи­рована. Хотя внешне и главное по прошествии со­тен лет, ко­гда к заимствованным словам и морфемам подоб­ного рода давно привыкли (-ия), они прижились, примелькались в родном языке, слово уже само себя вроде бы не выдает как инозем­ное, поэтому необ­ходимо маломальское знание исторических источников и исто­рии рус­ского языка. А вот слово украинцы патологически не способно было бы родиться на свет самона­званием – экзоним­ность тут прямо вытекает из его значения, да ещё морфоло­гии (префикс (!) и суффикс катойконима, не отвечающего у славян за «эт­нонимность»), не требующих к тому же никакого пере­вода. И действительно, логика лин­гвисти­ческой формы и сути не под­водит. В первом же упоми­нании слова в письменности поль­ский гетман Жолкевский, на поль­ском языке, на латинице го­ворит об Украине и украинцах. В первом же этнографиче­ского характера упоминании слова об украинцах говорит об­русев­ший Немец Ригельман. В первом же употреблении значе­ния «названия народа» Поляк Потоцкий на французском языке в Париже говорит об украинцах. И так да­лее, вплоть до появ­ле­ния к концу XΙX века самых первых групп увечных инвали­дов называющих себя самостоятельно, уже от первого лица укра­инцами.