Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Заметки на истории обмана

Заметки на истории обмана
(к прочтению)

Из интернет-заметки:Местный канал выпустил очередное "сен­сационное расследование", в котором Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алёша Попович названы "украинскими рыцарями", которых якобы "присвоила себе" московская историография. На портале 24tv.ua можно ознакомиться с дайджестом откровений фильма под красноречивым названием "История обмана". …

Я: В. Васнецов-то, кстати, и запечатлел их за работой, при исполне­нии служебного долга — на украине Русского государства.
Примерно так, например, выглядела украинская (теперь погранич­ная) служба в XVIII-ом столетии:
--------------------------------------------------------------------------------
Из ПСЗРИ, Собрание 1-е, Том 8-й, 1731-й год:
------------------------------------
5673.—Генваря 15. Инструкція Сенатору и Генералу-Маіору и ордена Св. Александра Невскаго Кавалеру Тараканову и Генерал-Маіору Де­бринію. …
Понеже Украйны Бѣлгородскій и Сѣвскій Розряды изъ давнихъ лѣтъ, по указамъ предковъ Ея Императорскаго Величества Великихъ Госуда­рей, населены служилыми людьми драгуны, солдаты, копейщиками, рейтары и прочими тѣмъ подобными и даны имъ помѣстные земли по ихъ окладамъ, съ которой они по нарядамъ конную и пѣшую службу служили и тамошнія пограничныя мѣста, яко свои жилища, отъ непрія­тельскихъ набѣговъ охраняли и защищали; но потомъ отъ времени до времени съ тѣхъ своихъ прежнихъ помѣстныхъ дачь сходили и селились въ другихъ мѣстахъ, далѣе къ Украйнѣ; а въ прошломъ 724 году всѣ тѣ служилые люди названы Государственными крестьянами и положены въ подушный окладъ… и для охраненія техъ пограничныхъ мѣстъ, не брать изъ нихъ въ прибавокъ къ прежнимъ, которые нынѣ на Украйнѣ обрѣта­ются на-лицо, чтобъ всего было 20 полковъ, кромѣ взятыхъ въ Гвардію въ Измайловскій полкъ и посланныхъ въ Низовскій корпусъ… А для луч­шего охраненія той Украйны, между Сѣверскимъ Донцомъ по Берестовой Нерели рѣкамъ и по Сѣверскому Донцу сдѣлать линію, и усмотря, гдѣ опасныя мѣста къ приходу непріятельскому сдѣлать крепости и поселить изъ тѣхъ же Украинскихъ полковъ, гдѣ сколько будетъ возможно, при тѣхъ же мѣстахъ въ близости. …
1. Обо всѣхъ тѣхъ служилыхъ людяхъ Кіевской и Воронежской Гу­берній взять именные списки… которые были у Ландмилицкихъ дѣлъ. А чего во оной Канцеляріи и у подко­мандныхъ не имѣется: то изъ Губерній и Провинцій, гдѣ о томъ вѣдомо­сти имѣются, а именно сколько всѣхъ Украинцовъ прежнихъ служебъ въ подушной семи и четырехъ гривенной окладъ положено и сколько жъ за выборомъ въ полки въ остаткѣ въ до­махъ и что нынѣ на Украйнѣ въ оставшихъ полкахъ прежде выбранныхъ на лицо.
4. Также публиковать, чтобъ всѣ такіе однодворцы, которые земель не имѣютъ, или отъ семейства для недовольства при старыхъ посе­леніяхъ въ земляхъ, а хотя и довольны, но волею своею въ Украинскихъ полкахъ служить хотятъ и жела­ютъ получить себѣ новые дачи
5. Буде найдутся такіе Украинцы служилые люди, которые въ по­душной окладъ не положены, тѣхъ всѣхъ годныхъ писать въ службу въ указное число, а негодныхъ выслать
6. Какъ нынѣшнею зимою, такъ и будущею весною отъ Днѣпра по Арели и Берестовой и между Берестовой до Донца, гдѣ быть линіи, также и по Сѣверскому Донцу до казачьихъ Донскихъ городковъ, поло­женія мѣстъ, и гдѣ лучше ко укрѣпленію и оборонѣ отъ непріятеля крѣпости дѣлать и служилыхъ людей населить, и въ какомъ разстояніи крѣпость от крѣпости и въ коликомъ числѣ людей и при томъ земли и всякія угодья, чѣмъ бы довольствоваться поселеннымъ служилымъ лю­дямъ, описать и измѣрять на такія дачи, какія при старыхъ ихъ посе­леніяхъ даваны
… А у которыхъ при старыхъ жилищахъ никакого не останется, тѣмъ позволить прежнія свои дачи продавать своей же братьѣ Украинцамъ служилымъ людямъ
…также изъ городовыхъ казаковъ, воротниковъ, затинщиковъ и про­чихъ служилыхъ людей въ Украинскіе полки по расположенію противъ прочихъ однодворцевъ
10. При такомъ опредѣленіи о Украинскихъ полкахъ
11. А для порядочнаго впередъ платежа на содержаніе назначен­ныхъ Украинскихъ 20 полковъ… и собирать по полкамъ Коммисарамъ и офицерамъ противъ того, как на полки армейскіе собираютъ, а не Вое­водамъ съ того времени, какъ уже всѣмъ Украинскимъ полкамъ учре­жденіе окончится. …
13. Ежели въ прежнихъ полкахъ явятся Украинцы изъ разныхъ горо­довъ…
14. Вышеименованнымъ прежнимъ и новонабираемымъ полкамъ, также Чугуевскимъ казакамъ и Калмыкамъ, для случающихся посылокъ и конвою быть въ командѣ нашей, а до Слободскихъ полковъ, никакимъ вѣдомствомъ кромѣ настоящаго и положеннаго на васъ дѣла, ни чѣмъ не касаться, а караулъ, и ежели случай позоветъ во время бытности при границахъ, изъ драгунскихъ полковъ Украинскаго корпуса, конвой да­вать по указамъ Военной Коллегіи отъ тамошнихъ полковыхъ Команди­ровъ.
15. Наступающею весною прежніе Ландмилицкіе полки, въ компа­ментъ выводить, а въ которыхъ мѣстахъ быть, о томъ имѣть сношеніе съ главнымъ Украинскаго корпуса Командиромъ.
--------------------------------------------------------------------------------
Я: Обратите внимание, как заглавная буква (Сенатор, Генерал-Майор, Розряд, Украйна, Гвардия, Губернии, Провинции, Ландмилицкие дела, Коммисары, Воеводы, Командиры) выделяла служебно-государ­ствен­ный статус явления. Исторические Русские Низы, Днепров­ский, Волжские и другие, — явления физико-топографической природы, а пространствен­ная абстракция украины, после многовековой по пери­метру границ Русского государства украинской службы (…Государь Хри­стианский и благочестивый, слыша о таком неначаемом воинском при­ходе к Чиги­рину, указал Украинския Свои Государския рати послати, остерегая ру­бежей Своего Государства Его Царскаго Величества Укра­инския вой­ска, по должности своей, рубежей остерегли и города Чиги­рина взять, при помощи Божией, не допустили) встать с ними в ряд не способна, и при помощи Европейской «области Ukrain-а на побережье Тартарий­ского океана» тоже, которую язык Русского Закона всякий раз тща­тельно переваривал (Украйна, которая зовется Малою Россиею). С этой «Ukrain-ой» Русский язык успел познакомиться в VII-ом веке, и где-то примерно с ру­бежа XVIIXVIII-го столетий в комплексе с про­чими филологическими приобретениями (Шведы “Свеи, Свея, Свеяне, Свейцы”, шляхта “дворяне”) Польско-Европейская «Камчатка» начи­нает «произво­дить впечатление» и на Русский (восточно-Русский) обиход (его западно-Русский собрат находился под этим «впечатлением» уже наверно сотню лет). Тем не менее, языку Русского государства было крайне сложно разменять обычные Русские «украины» на «Одну укра­ину», а ведь в приведённом выше акте во­обще име­ется ввиду стародав­няя Московская Крымская украина (когда-то начиналась у Оки, переша­гивая затем на юг), кото­рая тоже, как видно, суще­ственного влияния извне испытать не успела, отсюда выраже­ния вроде охранения той Украины, или Слободская Укра­ина (Слобожанщина) ещё через пол века если абстрагироваться от фак­тора Дне­провской укра­ины/«Ukrain-ы», в языке Закона и в XVIII-ом веке всё ещё очень тради­ционно, как и в древнейших записях Москов­ского делопро­изводства о многочисленных украинах, ну или в записях XVII-го века, имеющих дело всё больше именно с Крымской украиной. Действительно, с посте­пенным устарева­нием на протяжении XVIII-го века украинно-украин­ской терминологии для «Ukrain-ы» могли бы от­крываться в Русской и в тоже время откры­той запад­ному, Поль­скому куль­тур­ному влиянию среде ка­кие-то пер­спективы. Однако, дери­ваты укра­ины в законодательстве Им­перии, в названии Слободско-Украинской Гу­бер­нии (Харьковская с 1836 года), уланских, драгунских и гусарских пол­ков легкой кавалерии, останутся практиче­ски при своём в привязке к тем ме­стам, где юж­ную, Крым­скую укра­ину Русского государства за­стало при­соединение к нему степ­ей Северного При­черноморья, окрещенных Но­вороссией.
Таким образом, трудно не заметить глубину бездны, разделяющей Днепровскую «Ukrain-у» (из-за лесостепного Побожья название Дне­провская стра­дает некоторой географической неполнотой, тем более обычно эта украина звалась Мало­рос(с)ийской/Малорусской, но всё же) и «Мягкорезиновую», изобретён­ную и насаждён­ную в со­знании школь­ников в ХХ-ом веке. Новая укла­дывается в ареал выделенных в XIX-ом столетии учё­ными-этнографами Малорусских диа­лектов Русского языка, иного её «естественного» источника, кроме «этнографического», импе­ративно учёного, не существует «Ukrain-а» всегда смотрела на во­сточные границы Волыни и Подолья, и даже населялась долгое время «Cosak-ами», “Ukrain-скими” их назовут в XVIII-ом веке (восстав с конца XVI-го века в письменности, «Малая Русь» (“вторая Русская митропо­лия”) скоро лока­лизуется в Под­непро­вье, даже тяготея к Левобережью, однако и начи­налась она, напротив, за­паднее (после того как изначаль­ная митропо­личья кафедра переехала из Киева во Владимир), и охваты­вала прежде и всю целиком западную, Литовскую Русь; по своему вер­ная такого же учёного рода «Южно-Русская» фра­зеология априори ли­шена исто­рической глубины). Переименование всей «Мало­рус­ской (Ма­лоро­сий­ской) регионали­стики» в Украинскую слу­ча­лось, бывало, и раньше, и уже даже в XVIII-ом столетии, но опять же… сна­чала у Немцев. Воис­тину, темнота восставших рабов (категории, лишенной «национальной гордости» в принципе, но нередко и родного языка (кстати, идентичность Славян и «Þeuþ-ских» исходила из его нали­чия)) не знает границ и творит по­рою чудеса.
--------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки (maoist): Как нам бороться с евро­поцентричным дискурсом в науке

Я: Посредством самосожжения.

Что Вы курите?

Комментарий на один комментарий

Что Вы курите?
(к прочтению)

Заголовок интернет-заметки (thor_2006): Национальное или ди­настическое?
… Тут ведь в чем вопрос - что есть "нация"? Примордиалисты пола­гают…

Я: Нация, зверёк необразованный, это то, что  п р а в и л ь н о,  Н А Ц И О Н А Л Ь Н О называется – посредством А Д Ъ Е К Т И В А: Русские люди, Англиские люди, Францкие люди, Теуцкие люди и т.п. – все настоящие  н а ц и о н а л ь н ы е  имена в Европе – только имена при­лагательные.

vad kot: Киевская Русь - слышал. Московская - бгггг. Автор, что Вы курите?

Я: Если б ты залупу свою не курил, то слышал бы.
--------------------------------------------------------------------------------
Из «Кройники Литовской и Жмойтской»:
«Швидригало Литву сплюндровал. Року 1443. Швидригайло, маючи войско Листанское и велми много Руси Московской, вторгнул до Литвы, бурил, палил, стинал люд, a князь Феодор Дмитровичь, Корибут Збараз­ский и князь Нос з другой стороны Волынь и Подолье, которое было до Полщи послущное, воевали. …»
--------------------------------------------------------------------------------
Я: Великая, Белая, Малая, Черная, Червонная, Владимирская, Мос­ковская, Пургасова, Литовская, Киевская Русь – это всё каждый раз «другая Русь», «не наша, не местная, другая часть Руси». Допустим, «мы – Русь, а есть ещё у Москвичей-Московитов-Москвы-Москалей Мос­ковская Русь». Или «мы – Русь, но есть ещё Киевская Русь, у Хохлов-по­гранич­ников». Вот такие дела, долбоёб по национальности.
Никакая другая выдумка (этно-украинников?) не делает из «Моско­вии» «другую Русь» столь же добросовестно и достоверно, как того до­бивается выражение Киевская Русь, убеждающее в существовании дру­гих Русей, помимо Киевской.
--------------------------------------------------------------------------------

Послесловие: Воистину, настоящим Татарам всё равно: их мордой в говно или они в него сами.
--------------------------------------------------------------------------------

Для справки: Уникальный феномен «составных частей Руси» (след­ствия в свою очередь несопоставимого для Европы, «отдельно-планет­ного» масштаба Русской Земли) с одной стороны невероятно удобен и полезен (скажем для лингвистов и этнографов), ибо позволяет выделять неизбежные в силу сложившихся исторических обстоятельств этногра­фические, субкультурные различия среди Русских, однако он же служит и другому, пресекая напрочь даже мысль, что называется, о перспек­тиве в той же среде национального размежевания и обособления, ведь невозможно в принципе являться «по национальности составной частью (Малой, Великой, Чёрной, Червонной, иной) какой-либо национально­сти», национальность у Великорусцев, Малорусцев и Белорусцев апри­ори могла быть одной единственной и общей. Эту природно-историче­скую особенность Русской нации по-видимому вовсе не уразумели изоб­ретатели «наций» белорусов и “украинников”, впрочем, наверно они и не стремились во что-либо вникать, хотя бы потому что нечем.

Про Голливуд

Заметки на полях истории

Про Голливуд

(к прочтению)

Заголовок интернет-заметки: Грязный Викинг Данила

…создатели данного шедевра работали над ним 7 лет.

…фильм снят данными людьми за государственные деньги, получен­ные от Фонда Кино. И деньги эти, в сумме 1, 25 мил­лиона рублей, вы­нуты из карманов каждого из нас.

Поэтому, я решил сходить и посмотреть. Что сняли для меня за мои деньги прославленные кинематографисты.

Я: Зачем же было ходить на «Бразильское» кино (да про­стит меня Бразилия). Хотите киноискусства, «сказку про ры­царей»? –  Смотрите Храброе сердце.

В Голливуде тоже снимают шарашки, и ещё те!, но там «мел­кие раки» и стоят дешевле, на то оно и рынок.

Римма Тленшиева: Так же я была разочарована фильмом "Выжив­ший". А рекламищи-то было!

Я: Глупости. Иньярриту серьезный режиссер, хорошей Гол­ливуд­ской планки (другой его знаменитый фильм Вавилон).

России по большому счету, как общей социально-биологи­ческой массе, цивилизации свойственно самосознание, мента­литет уровня не намного выше, чем у моджахедов, взорвавших статую Будды. Была ко­роткая эпоха А.Тарковского, но она прошла, и Тарковский уехал, вслед за Бродским. Европейский облик России, именно «российской цивилиза­ции», страны примерно последних 500-600 лет (кстати, вместе с её ди­пло­мати­ческим, «международным», Греко-Латинским названием) при­да­вали иностранцы, Болгары, Греки, Итальянцы, Поляки, Немцы, Фран­цузы, Иудеи и др. Европейский менталитет, Евро­пей­ское образование и стиль мышления, банальная Аристоте­лев­ская логика, научная картина мира здесь являются привне­сенными и не востребованными широкой аудиторией. И без историка Миллера, режиссера Эйзенштейна здесь культура успешно деградирует. Сейчас успешно убивается школа науки, любого мастерства, а сами по себе местные «дикие Пе­ченеги» с Иньяр­риту не сравняться, «Печенеги» гораздо более узко­лобы (это хорошо было видно по таким «Мексиканским шедев­рам» как Царь, Монгол, Слуга государев, Ярослав, Хро­ника 1612 года).

----------------------------------------------------------------------

Заголовок одной из интернет-заметок (sergeysvet­kov) на ЖЖ под общей рубрикой Время «Викинга»…: Воевода Волчий Хвост – загадка имени

Воевода по имени Волчий Хвост, по летописному сказанию, разбил в 984 году радимичей на реке Пищане. Именно тогда образовалась на Руси насмешливая поговорка: «Пищанцы Волчьего хвоста бегают»…

Кажется, никто из историков не обратил внимания на аб­со­лютную невозможность наименования радимичей «пищань­цами» — по имени не­значительной речушки. Скорее можно было бы ожидать «сожане».

Я: Волчий хвост – эвфемизм «фаллоса» и либо точный Сла­вянский аналог, либо калька-перевод Скандинавского сагиче­ского понятия.

Радимичи могли бы легко оказаться «ипутянами», «сожа­нами» и ещё кем угодно. Другое дело, что во фразе скрыта ироническая («фольклор­ная», что симптоматично для такого довольно пропитанного фольклором памятника как ПВЛ, как и практически вся дошедшая до нас до-Мон­гольская самобытная древне-Русская литература, а не дошедшая могла быть ещё более «фольклорной», даже не подлежавшей пере­писке (по­этому такие вещи как берестяные грамоты или Слово о полку Игореве для истории, для истории языка и письменно­сти не имеют цены)) оценка событий, вероятное столкновение древ­нейших Русских с Радимичами трактуется со­вершенно мета­фо­рически, путем противопоставления – Пи­щана-Пищань (то же что Пискла, хотя в реальности название даже могло бы быть иным)–Волчий хвост.

Ни одной загадки из названных в представленной очерко­вой руб­рике мною в науке не обнаружено. Просто местные аборигены в оче­редной раз «съели ученого агронома», вместо хлеба.

----------------------------------------------------------------------

Из одной интернет-статьи (Валерий Коротаев): … Один из пред­ставителей той самой "альтернативно адекватной" об­щественности из числа "белых" в пылу общения (пытаясь обосновать возврат в Россию монархии) высказал мне при­мерно следующую мысль: "Вот в Англии есть королева и там живут с полным холодильником. В магазинах полно еды и одежды. И вообще, нам надо сделать исторический выбор - боль­шевизм и жизнь на пайку, или историческая Россия и ев­ропейское изобилие" …

Давайте разберёмся, что было сказано по сути своей. А вы­сказан был очень чёткий и ясный мировоззренческий посыл, согласно которому цель общества, равно, как и его успеш­ность, и его цивилизационная привлекательность измеряется одним параметром - насколько полным является корыто …

Я: Царизм и большевизм – лишь внешние «одеяния», формы обыч­ной Российской многовековой (становление про­исходило в период от Батыя до Бориса Годунова) цивилизаци­онной, социально-экономической сущности, никуда не исчез­нувшей и по ныне – политаризма, политар­ного («государ­ственно-тоталитарного» или «государственно-крепост­ного» по существу, «Азиатского», по старой терминологии Маркса) спо­соба производства.

Печенеги (почти «пещерные люди»), зря вы подтерлись Марксиз­мом, материализмом, историческим материализмом, ведь это очень ум­ные и полезные вещи. Из-за такой вашей дикарской небрежности вы до сих пор не знаете, где нахо­диться и как называется, что из себя пред­ставляет в плане со­циальной эволюции ваше «корыто», то есть базис. А раз не знаете где находитесь, то уже не имеет значения, куда пой­дете – всё равно ошибетесь, и в любом случае «на ..й», как уже бы­вало. Например, вместе с Лениным вы уже пытались пере­прыгнуть в от­дельно взятой стране из Азиатского способа про­изводства че­рез голову Англии в социализм, но хвост у вас оказался крепко привязанным к родной со­циально-экономиче­ской почве.

----------------------------------------------------------------------

Интернет-заметка (Николай Томилин): Российская им­перия была с царем, попами, либералами, черносотенцами, но без коммунистов

Советская империя была с коммунистами, кгбшниками, ку­харками, но без нацистов, либералов и попов

"Русский мир" придумал себе кгбшного "царя" и "скрепы", объеди­нил коммунистов, попов, либералов, нацистов, черно­сотенцев, кухарок, бомжей, проституток, пи..сов, - и пытается доказать, что он - есть вели­кая империя..

Я: «Русского мира» уже нет давно, его истребляли многие сотни лет, осталось вокруг одно «украино-российское говно». Различие лишь в том, что «российское говно» называется по-научно-иностранному, по-Греко-Латински, на «Эсперанто». А «этно-украинское» не только выгля­дит говном, но и называ­ется по-Русски «географическим говном».

Есть такая опция в графических программах, дизайнеры хорошо её знают: «добавить украину». Вот именно такого рода «кино» здесь хо­рошо умеют делать. «Произведение», сука, «искусства».

----------------------------------------------------------------------

Постскриптум:

Я: На МАКСПАРКЕ остались почти одни только шизоиды, а чем хуже стране, тем слащавее становятся опусы российско-украинских половых паразитов.

Виктор Цветков: А Вы еще здесь?

Я: Да, за почти.

Виктор Цветков: Но за идиотов таки держите других

Я: И вас тоже.

Виктор Цветков: ))) Я в курсе))

Я: Но хотели узнать мнение профессионала. Надо верить в себя.

Виктор Цветков: Единственный вопрос.... а Вы хоть в чем то про­фессионал?

Я: Да, безошибочно угадываю идиотов.

Кстати, в профессионалах нуждаются только капиталисты, рынок. Капиталист – это субъект рыночных отношений, кото­рый стремиться за­работать капитал, используя к своей пользе чьи-то головы и руки. Рос­сийским же ворам бывает достаточно один раз ограбить десятки, сотни, тысячи, миллионы профес­сионалов, и после этого они в профессионалах уже не нужда­ются. Так уж исторически сложилось, что настоящий капи­та­лист крайне ограничен в своих возможностях, своем выборе, ему объ­ек­тивно труднее добывать пропитание – у него на пути свобода рынка и конкуренция, правила, уставы, технологии, права человека, без кото­рых не способен обходиться свобод­ный рынок, профсо­юзы и социаль­ное («гражданское») госу­дарство («общество»), со­весть, наконец. Воры же избавлены от вмешательства в их дела подобных условностей и предрас­суд­ков. И воруют-то они не потому что вот прямо-таки хотят (во всяком слу­чае поначалу, но ведь привыкает человек ко всему, и осо­бенно к «хорошему»), а потому что не могут не воровать, жест­кая поли­тарная система государства веками приучала и поощ­ряет по­ныне (да ещё как, без строительства «флота» или «БАМА» для всех, под руковод­ством сурового, но мудрого деспота) к дополнительным и легким ис­точ­никам до­хода на виду у «кастрированного» рынка (а также правил, Библии, марк­сизма, конституций, которыми тут при­выкли под­ти­раться, а рынок с хаосом и произволом в принципе не сов­местим, только со сво­бодой и правами человека), отчего те­перь пожалуй правомочно гово­рить о наступ­лении в экономи­ческом базисе страны в конце концов гос­подства неформаль­ных и неслож­ных методов и спо­собов добывания пищи. Это реальное, а не выдуманное «свет­лое бу­дущее» этой страны.

Что бы судить о профессионализме, его степени, нужны критерии оценки. Если в шахматах отменить правила игры, станет непонятно, кто из игроков умнее, игра превратиться «в Чапаева». Так вот Россия (вме­сте с украинами, именованными и безымянными) – это целиком и по большому счету одна большая «игра в Чапаева». У капиталистов «бои без правил» – это цирковой аттракцион, платное зрелище (где работают профессионалы), здесь – это сама жизнь.

Царь Франкенштейн

Комментарий на один комментарий

Царь Франкенштейн
(к прочтению)

Антиглобалист Маркос: … надежда России

Я: Название РОССИЯ – словесный «франкенштейн», со­стоящий из четырех компонентов:
Будем тешить себя мыслью, что заглавная буква досталась от имени Руси, хотя слово Росия однажды и целиком было позаимствовано в рус­скую кирил­лицу из греческого языка.
РОС – имя мифического персонажа Септуагинты, возник­шее вследствие превращения при переводе Ветхого Завета на греческий ивритского рош «глава, царь» в имя собственное. Все же прочие омонимические лексемы могли бы только по­влиять на утверждение этой безупречной этимологии за грече­ским названием Руси.
Написание с двойным -СС- целиком отвечает требованию орфографии латинского языка к передаче звука [s]. Утверди­лось в русском весьма постепенно, официально к концу XVΙΙ века.
Окончание слова типично греческий формант, исконно не свойственный славянскому языку.
Герб России – двуглавый орел – изобразительный «фран­кенштейн», византийский (и ордынский, как теперь проклами­руется) по происхождению, азиатский по большому счету и географии, и социально-экономической приуроченности стран-реципиентов, затмевающий собой в общем-то ортодоксальный индоевропейский символ, но уже в христианском преломлении (так «работает» традиция), Змееборца.
И имея четкое представления о материальных движущих силах социальной эволюции, я понимаю, что такое тематиче­ское совпадение всей этой внешней атрибутики с социально-экономической сущностью России (такой же «азиатской» как в Древнем Египте, Древнем Китае, Древней Персии) конечно же не случайно. Ведь «хорошую» по сути вещь «говном» не назо­вут. А я не настолько наивен, чтобы надеяться на «говно».
Приводить примеры «успехов» дореволюционной России право не стоило бы. Усиленным обазиатчиванием социального порядка в России Петр Ι в полной мере предопределил её тя­желую и кровавую кончину. Он заведомо изъял у страны пер­спективы, возможность стать частью «социальной» Европы. При ином сценарии событий, без Петра страна ещё могла бы хоть каким-то образом «повернуться» к Европе «лицом», но  «вестернизируя», технически оснащая привычные азиатские методы, технологии господства, которыми великий царь охотно руко­водствовался, он «поставил на ней крест». Вымуш­трованная на европейский армейский манер российская поли­тарная надстройка, ав­торитарно-бюрократический аппарат ко­нечно не желал самого себя «ампутировать» и даже реформи­ровать, не помогла стране и полуотмена крепостного права, и столкнувшись невзначай в открытой борьбе с более развитыми социальными системами, страна не выдержала экономического напряжения и рухнула как «колосс на глиняных ногах».

Антиглобалист Маркос: У Петра большая проблема - он давно умер. Чуть позже! Ребята из Комеди Клаб найдут место в истории мерт­вому Тирану. Вот посмеемся. Да, Петра нет, а славный город есть, однако.

Я: Зато дело его живет, и памятники ему вырастают до не­бес (на на­родные деньги?) и даже на купюрах. Я бы искренне посмеялся, если бы солдаты Наполеона ещё раз спели Мар­сельезу в Кремле.
Кстати, после поляков и французов, в следующий раз по принципу прогрессии в Москве могли бы оказаться амери­канцы, но это могут быть и китайцы или же что-то ещё гораздо хуже, но тогда уже точно в последний раз и без продолжения.

Русские люди и русские свиньи

Заметки на полях истории

Русские люди и русские свиньи

Людям просто почаще на­поминать надо, что люди они, что русские …
Кинофильм «Андрей Руб­лев»

Если бы в российские органы власти попадали народные избранники и наемные служащие, а не шестерки предшест­вующего самозванца, и просто порядочные люди, они бы офи­циально запретили употребление слов Украина, украинский, как нецензурных, порочащих историческую память русского народа. Но видимо российская власть не совместима с избран­ничеством и порядочностью. Не зря же российских федератов и украинцев так неблагозвучно называют. А очень многие из них уже сами себя так называют. И должно бы назвать всех этих украино-рос­сиян по-человечески, русскими людьми. Мо­жет тогда бы они и хрюкать перестали. Но не могу себе этого позволить – иначе русские минувших веков меня бы не по­няли.

Сеют землю рожью, а живут все ложью



«Правда у всех одна и таже, но у каждого на­рода есть своя ложь, которую он именует своими идеалами»
Ромен Ролан

«Царь»

Чтобы любить ложь, надо уметь отличать её от правды. Чтобы полю­бить собственную культуру, доста­точно найти в ней общечеловече­ское. Созда­тели фильма до того не дожили. Иначе нельзя было за­ставить сло­маться мосту под поляками от прикос­новения пра­вослав­ной иконы. Обычно такой наивный патрио­тизм, его ещё на­зывают «квасным», выпячивается там, где та­ких обще­человеческих ценностей как раз и не хватает и это отсутст­вие внут­ренней сути и смысла в конструкции созна­ния возме­ща­ется жесткой на­ружной позо­лоченной коркой.

«Ярослав»

С первых же минут тебя ошарашивает голос за ка­дром заяв­лением, что для всеобщего процветания и благоден­ст­вия, оказыва­ется, нужна ни больше ни меньше, как «твердая власть». И буд-то бы русские люди поняли это ещё в 11 веке. Но почему-то тот же голос не удосужился уточнить, ка­кая именно власть должна быть твердой: со­ветская, демо­крати­ческая, президентская, вечевая или на­конец са­модержав­ная. Очевидно он имел ввиду какую-то идеальную власть, ко­торая бы удовлетворила всех – тем более обидно, что не уточнил. Быть может, политиче­ские пристрастия авто­ров столь экстрава­гантны, что они просто постеснялись их озву­чить? Но хоте­лось бы отметить одну закономерность. Если герои гол­ли­вудских историче­ских блокбастеров, не редко вы­ходцы из толщи на­род­ной, борются за «свободу», то наши ге­рои ратуют за «твердую» власть, более "правильную", "спра­вед­ливую", чем предыдущая, но которая всякий раз ока­зыва­ется по­чему-то цар­ской, ну на ху­дой конец княже­ской и что са­мое обидное не только по названию, а и по сути своей. Это что ка­саемо той за­дачи, ко­торая призвана пре­доста­вить ши­ро­кому потре­би­телю материал для сравни­тель­ного анализа, дабы он смог заду­маться над тем, чем его «болото» отличается от про­чих или минувших.
То ли недомыслие, то ли неразборчивость в области по­ли­ти­ческой культуры киношников закономерно при­вела к тому, что тема, ко­торая могла бы по­лучить эпичес­кий размах, свя­зать прошлое с настоящим, заставить за­ду­маться хоть над чем-либо, превра­щена в жанровые сценки в стиле рисунков Вик­тора Васнецова из цикла «Снегурочка» и «Царство Берен­дея». Хотя, надо от­дать ав­тором должное, берендеи берендеями, но темы ино­странного шпионажа, изобличения внутренних врагов и вреди­тельства они не забыли включить в свой сценарий. Весь «фи­лософ­ский» смысл произве­де­ния как бы подталки­вает зрителя к мысли о не­обходимости «муд­рого» правления, так удачно осуществленном таким благо­родным и благочес­ти­вым челове­ком как Ярослав Вла­димирович. Порою кажется, что созда­тели фильма как бы любуются своим героем, словно авторы фильма «Ленин в Октябре» своим (задумчивый Ильич идет по кори­дору Смоль­ного). Характерная примета времени и мен­талитета – на Украине учрежден орден «Ярослава Муд­рого». Не совсем понятно почему. Может из-за звуч­ного про­звища. При том что и с нов­город­цами Ярослав ссо­рился до крови, и даже в деле с убийст­вом Бориса и Глеба высказыва­ются иногда подозрения, пусть может и напрасные. Александр Нев­ский жил позже, не в та­кие дремучие времена, но был тоже «не сахар», возможно и та­тар водил, как и другие, на Русь. Но награда его имени хотя бы специа­лизированна чисто полководческой темой. Слава богу, "ук­раинцы" не при­ду­мали ор­ден имени Вещего Олега, также до­бивавшегося ки­евского стола из Новго­рода, как и Ярослав позднее, и пророчившего (ведь Хельги – «пророк») Киеву вели­кое бу­дущее. Может по­тому что не «украинское». Оче­видно, «царь в го­лове» посе­лился у рус­ского че­ловека на­долго – меняются лишь кон­крет­ные порт­реты, но стерео­тип дей­ствует безот­казно. Данная кино­лента слу­жит очевид­ным до­каза­тельством той простой ис­тины, что люди видят не то, что хотят, а то, что спо­собны. И наша ис­то­рия, то как мы её ви­дим – это наше зер­кало.

«Монгол»

В одном из эпизодов главный герой с ум­ным и одухотво­рен­ным лицом актера говорит о желательности приобщения всех людей планеты к монгольскому языку. Неужели Темучином, ко­гда он варил в котле и уничтожал своих врагов, родных, дру­зей, приказы­вал вырезать це­лые племена и города, от мала до велика, владели мысли о том далеком бу­ду­щем, когда человечество, наконец, прийдет к взаимо­пони­ма­нию, в том числе и в области лин­гвистических форм об­ще­ния. Скорее, его чаянья не уходили дальше проблем прочих извест­ных исто­рии строи­телей многоязыких империй, озабо­ченных устройст­вом эф­фективных администраций. Однако, лицо ак­тера как-будто убе­ждает зрителя в добрых намерениях того са­мого Темучина, буд-то бы ска­завшего об этом в теплом се­мейном кругу.
И, действительно, по ходу фильма ясно, что в отличие от всех своих предшественников и последователей, не знавших о преимущест­вах свободного тайного голосова­ния и добивав­шихся власти потом и кровью, главным обра­зом чужой, Тему­чин оказывается на вершине вла­сти, т.е. создает эту вершину, первое монгольское государ­ство, будучи от природы челове­ком мирным, склонным к уединенной сельской жизни, как бы не нарочно, подталки­ваемый к тому обстоятельствами и коз­нями, чини­мыми коварными недоброхотами. Завоевание пла­неты («государственный апофеоз» развития кочевого КХТ, с привлечением всех ресурсов степи Старого Света), завещан­ное  Темучином его детям, становиться, таким об­разом, есте­ст­венным продолжением борьбы за се­мей­ное счастье. Оста­ется по­завидовать проницательности ав­торов фильма, усмот­ревших не в ком-нибудь, а именно в Темучине столь ра­нимую душу, а не, скажем, в каком-ни­будь сельском кузнеце или лесном раз­бойнике.
Мораль общества определяется типом господствующих в нем про­изводственных отношений. Поэтому так трудно срав­ни­вать нравствен­ные устои обществ относимых к раз­ным фор­ма­циям, тем более, стоящих на разных ста­диях развития, не го­воря уже об эпохе  первобытных фор­маций, где, к примеру, убийство могло быть иной раз обязательным условием социа­ли­зации индивида. Жесто­кость и коварство монголов, так уди­вившая видавших виды европейцев, ни в коей мере не были при­родным свойством кочевников, она определялась усло­виями сущест­вова­ния человека в определенной экологической нише, а «фашист­ская» или «нацистская» по духу док­трина все­мир­ного господства лишь подводила «идилличе­ский» итог под ставший популярным способ про­из­водства – убийство с це­лью грабежа, являвшегося почти неотъемлемым под­спорьем эконо­мики кочевников. Его попу­лярность возрастала всякий раз, ко­гда в степи рож­дался очередной социорный организм, употреб­ляющий к своей пользе его милитаристский ресурс. На монголах и Те­мучине, с его законами Ясы, движение по этой спирали достигло своего апогея.
Приходиться сожалеть, что столь благородный человек как Тему­чин, каким его рисуют авторы фильма, стал ини­циа­тором мировых потрясений, унесших мил­лионы жиз­ней и уничто­жив­ших целые цивилизации. И пускай даже Те­мучин был сен­тимен­тален, романтичен и домосед - среди тиранов это не ред­кость - но что это оправдывает. Тем более что исто­рия не нуж­дается в оправдании, а взы­скует вдумчивого к себе отно­ше­ния.

Сеют землю рожью, а живут все ложью

По словам режиссера примером, побудившим его к созда­нию соб­ственного ки­нопроизведения, стал голливуд­ский фильм «Гладиатор». Что же выяс­няется при сравне­нии двух ки­но­лент? Во-первых, эти фильмы  принад­лежат разным жан­рам. Фильм «Гладиатор» (и ему по­добные) счи­тать историче­скими можно с большой натяж­кой. По­скольку трактовка действи­тельных исто­риче­ских собы­тий в них обычно слишком вольна. Эти собы­тия могут без обиня­ков искажаться, даже ко­гда у соз­дателей казалось бы имеются надежные сведения о происходившем, в угоду дра­мати­ческой коллизии. Это фильмы  нравоучитель­ного, мо­рализи­рующего свойства пове­ствуют о всем доступных и вполне непре­ходящих цен­но­стях общечелове­ческого харак­тера. Это общечелове­ческое может быть столь ценно, что сверхчело­веческие героизм и душевные страсти порою даже вы­водятся за пределы собственной ойку­мены (готы и даны у англосаксов и нарты у осетин или как ска­зал бы поэт - богатыри не вы). Это способ автора погово­рить со зрителем о насущ­ных проблемах общества, но не в лоб, а иносказа­тельно, прельщая зрителя яркой зре­лищностью костюмирован­ной драмы.
При этом, надо отдать должное такту голливудских ре­жис­се­ров, «постеснявшихся» давать своим околоисториче­ским про­изведениям на­звания «Хроник». С другой стороны, отече­ст­венные деятели от искус­ства, смело включили в свою «Хро­нику» элементы жанров сказки и мистики, чем она ока­зыва­ется сродни таким лен­там как "Хроники Нарни", «Хроники Рид­дика» или «Хроники мутантов», то есть хро­ник неких рожден­ных во­ображением миров. Чего здесь больше – соз­на­тельного или бессознательного? Может вдумчиво рассказать про­блемах переломной исторической эпохи сложнее, чем изо­бра­зить гамле­товскую душевную личную трагедию. Но и до Шек­спира тут как-то далеко.
Всем известны заслуги Голливуда в развитии эротиче­ского жанра. Отечественные производители также не оста­лись в сто­роне от миро­вой моды и продемонстриро­вали свое видение эро­тической темы через дырку в за­боре, когда персонаж ак­трисы воплощающий каким-то па­радоксальным образом од­но­вре­менно Ксению Годуно­ву и Ма­рину Мнишек, появля­ется пе­ред каме­рой в сцене ку­пания. И судя по тому что внешне ак­триса ближе ориги­налу Мнишек, от истори­ческой Ксении кино-образу доста­лось только имя. Ос­та­ется сожа­леть, что эпи­зод был очень корот­ким и российские теле­зри­тели так и не смогли как следует рассмотреть глав­ного дос­тоинства кино­ленты. Нельзя исключить и ту веро­ят­ность, что в среде предков созда­телей фильма оказались люди при­ча­стные к неоднократ­ному глумлению над царевной, начи­ная с Гришки Отрепьева, сделавшей её своей налож­ни­цей, и какими-то "ополченцами" из­девавшимися над мона­хи­ней Новодевичьего монастыря, среди которых ко­нечно же не было никаких поляков. Что ж, у каж­дого на­рода свои тра­диции.
Нельзя не обратить вни­мания и на рассыпанные по фильму коми­ческие эпизоды.
При отсутствии истори­ческих знаний и таланта трудно ра­зо­браться в хитросплетениях Смут­ного времени, зато можно за­бить «эфир» ре­марками других жанров. В свое время отход от документальной достоверности в фильме «Ан­дрей Рублев» не поме­шал та­лантливому ре­жис­серу соз­дать эпическое и реа­ли­стическое по стилю изло­же­ния полотно, создать мировой ше­девр подлинно историче­ского кино-жанра. Жанро­вый же «ви­негрет, ок­рошка» «Хроник» так же вопиющ, как и от­сут­ст­вие в них соответствия изображаемого и исторической действи­тель­но­сти. По­ляки в фильме какие-то аморфные и если бы ни дата в названии и узнаваемые кос­тюмы их можно было бы при­нять за орды каких угодно завоева­телей, какой угодно эпохи. Поль­ское вторжение 1612 года включало и рус­ских Речи Посполи­той и его трудно сравнивать со шве­дами Карла XII, с фран­цу­зами Наполеона и уж тем более немецкими на­цис­там. Фран­цузы не ставили себе за­дачей ис­требление рус­ского на­рода. Их зверства ни чем осо­бенно не выделялись из общеприня­тых, а в завоеванные страны кроме зверств фран­цузы несли отмену крепост­ного права, граж­данское зако­нода­тельство, от кото­рого по­том долго «чи­хали» европей­ские коро­левские и кня­же­ские дома бо­ровшиеся за вос­становления своих попран­ных фео­дальных привиле­гий. Нельзя забывать, что это была война од­ной из са­мых развитых стран с одной из са­мых отста­лых. Смутное Время было первой в нашей ис­тории подлинной гра­ждан­ской вой­ной и поляки были здесь не глав­ной действую­щей силой и уж далеко не главной побудитель­ной. На­ча­лом смутного времени можно считать пер­вые года сто­ле­тия, быть может, одни из самых неуро­жайных за всю оте­чест­венную аг­рарную ис­торию, вызванные этим го­лод и народ­ные волне­ния, по­явление Лже­дмитрия І и так да­лее. Од­нако истоки кри­зисной ситуа­ции вызревали на протяже­нии не­скольких де­сятилетий, уходят в 16 век и обя­заны эпохе Ивана Гроз­ного, отнюдь не полагавшегося на чьё либо со­дейст­вие, и уж тем более каких-то поляков. Многие рус­ские люди были сто­ронниками польского влияния и присут­ст­вия и без их под­держки и со­действия пре­бывание поля­ков или шве­дов в Рос­сии невозможно себе представить. Романо­вым ещё 20 лет при­хо­дилось отстаивать свое право на престол перед по­ляками Вла­ди­слава. Разно­век­торность интересов раз­личных общест­вен­ных слоев, рай­онов страны в Смутное время вряд ли усту­пит схожей си­туации, наступившей после Февраль­ской револю­ции и Ок­тябрьского переворота. Всей этой многопланово­сти нет смысла искать в «Хрони­ках». Это детище людей явно не искушенных в поисках исто­ри­ческой правды или даже не стремившихся к тому. А вот в «Гладиаторе» она присутст­вует, хотя бы в самом обобщенном, сильно утриро­ван­ном плане. Тем бо­лее, что сюжет этого кино-эпоса так далек от перипетий собст­венно истории Соединен­ных Штатов.
Хотелось бы высказаться и о философии победы. По­беда в войне с Наполеоном взамен лелеемого освобожде­ния от кре­по­стного права как вознаграждения за вер­ность родине при­несла русскому народу такую изувер­скую форму общежития как воен­ные поселения. А вот по­ражение в Крымской компа­нии нако­нец-таки заставило задуматься цар­ское правитель­ство об изъя­нах оте­чествен­ной социальной сис­темы всерьез – ведь Алек­сандр был не боль­шим ли­бера­лом, чем его отец, бо­лее ос­ведомленный за свой не малый срок прав­ления в аграр­ном вопросе, собрав шесть раз за 22 года «Секретный коми­тет» по наболев­шей проблеме. Пожалуй, по силе позитив­ного воз­действия пора­жение в Крымской войне было са­мым луч­шим, что случи­лось с Россией за прошедшие 500 с лиш­ним лет. Чтобы пони­мать свое несовершенство надо уметь проигры­вать.
В целом, деятельность отечественных кинематографи­стов можно сравнить с праздным шатанием «вольнодумст­вующего», но не свободо­мыслящего холопа («слуги государева»), лишен­ного барской опеки. Кажется что до «ос­вобождения» подлин­ных произведений искус­ства создавалось больше, ко­гда цен­зура качества не до­пускала плевел, а идеологическая цензура не могла воспре­пятствовать дружбе талантливости и об­разован­но­сти с Эзопом, Шекспиром и другими столь признан­ными во всем мире ге­ниями, уж коль этим последним по­счастли­вилось не видеть Колымы.