Category: животные

Независимый огород

Заметки на полях мнения

Независимый огород
(к прочтению)

Заголовок интернет-заметки: Мнение: Украины не должно быть, совсем!

Я: Украин должно быть много и все с названиями.
--------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки: Украинские националисты собра­лись переименовать Киев. Есть варианты

Я: Загород, Пригород? Огород!
--------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки (smerunova): Сколько понадобится России, чтобы стереть Украину с лица земли

Я: Нормальным людям хватило бы всего нескольких букв, которые бы обозначали принадлежность (имя) Украиныбезназвания (Мала Русь, Русины, Малорусины, Малорусцы, Малорусы, Малые Русы, Малая Русия, Малорусская Украина, Хохлы, Хохланд, Хохломаа – вариантов (как назвать соседа) много (напомню, что в Славян­ской традиции этно­ним исполняет роль хоро­нима, как до сих пор у По­ляков – Niemcy “Гер­ма­ния”, Włochy “Ита­лия”)). Русско­язычной же и в то же время не-Рус­ской России, или Расса­сываю­щей Фе­дерастии, прежде всего необходимо им­портировать (по­мимо за­морских лексем, типа Рос­сия, нация и феде­ра­ция) откуда-ни­будь мозги, жела­тельно челове­че­ские.
--------------------------------------------------------------------------------

Послесловие №1: «Украинабезназвания» не могла появиться прежде исчезновения Русского Государства, ибо это феномены не сов­местимые не только в пространстве, но и во времени,  в о о б щ е  н и к а к  н е  с о в м е с т и м ы е  (безответный Русский язык тут ни при чём, им могут «пользоваться» и не-Русские, ка­кие-нибудь нерус­ские росси­яне или те же “украинники по национально­сти”). «Государство под названием “украина без назва­ния”» зародилось тогда, когда кто-либо стал ду­мать о себе, что он сам есть «“украинник” по национальности» (а ведь даже теоретически путь “края” к самосознанию и тем паче «нацио­нальной гордости» должен быть во много раз и длиннее, и окольнее, нежели у “середы”, кото­рая на раз­ных языках планеты довольно легко и регу­лярно (Серадз, Средец, Чжунго) воплощалась в названиях, с доисто­рии), когда «“укра­инное” националь­ное  с а м о с о з н а н и е»  выли­лось на бумагу (и по­лилось затем из прочих технических средств ком­муника­ции); существовавшая же до первого проявления “этно-укра­ин­ного” самосознания «Украинабезназвания» являлась иноязычным, не-Славянским экзонимом, «Ukrain-ой» (сравните: Рутения, Росия), что вполне законо­мерно и ожидаемо: окольный, сквозь чужие языки путь украины к «национальной гордости» неизбежен, ибо в любом родном языке “край” оказывается «техническим экзонимом», вхождение кото­рого в онома­стику, если и возможно, то ограничено, естественным ме­сторасположе­нием “края” у границы языкового ареала, а значит в своём родном языке «национальной гордости» “край” самостоятельно и в оди­ночку достичь не в состоянии (срав­ните: есть такие (погра­ничные) явле­ния как Српска Краjина и Руська Краина, а скажем Дэн­марк – “Дан­ская Украина” – по происхождению уже Францкий экзо­ним Ран­него Сред­не­веко­вья). По меркам чело­веческой истории практи­чески син­хронно, втроём с “украинным” пись­менным языком “украин­ные” са­мосо­знание и государство нарисова­лись в очень сжатые сроки конца XIX–1920-х го­дов, но больше после 1917-го, когда Русский лите­ратур­ный язык осиро­тел (исчезли Русские Земля и Народ) и подобно но­во­язами ХХ-го века перестал име­новать собственный словар­ный апелля­тив украина.

Послесловие №2: Говорят, что будто бы Славянские конец и начало исторически одного корня. Славянский край однокоренных ан­тонимов на свет не произвёл, поэтому нужно было со школьной скамьи методично скармливать ложь некоему ряду поколений, чтобы вырастить наконец «нацию убеждённых украинников» (которые в упор не будут видеть той простой истины, что сами по себе слова Россияне, украинцы, Бело­руссы или Белорусцы не могут быть подлинными и естественными, историче­скими са­моопределениями, ибо для данной стадии развития Славянской фоноло­гии в них имеется вроде бы и небольшой, но очень многозна­чащий на самом деле избыток букв, слогов и звуков, для роли настоя­щих, при­родных, народ­ных по происхождению нацио­нимов (не зря, без­заветно любя Вкраину, истинный народник Шевченко всё время твердил про ко­заков, так ничего и не сказав про украинцев (но правда и Укра­ина его тоже была настоящей – только в Среднем Поднепровье (в чём вполне обнаруживается определённая историческая заданность и ло­гика: значительная в части бассейна крупной реки территория между лесом и степью (плюс лесостепь Южного Буга), подвергавшаяся регу­лярным и систематическим набегам со дней первых номадов (до появ­ления Русских казаков, заявивших права на территорию, на эту перехо­дящую на протяжении тысячелетий из рук в руки «юдоль», или укра­ину (в связи с чем Днепровская лесостепь впервые может быть в обозримой истории стала чьей-то, пусть и малой, но родиной – Днепровских, Мало­русских каза­ков; причём важно, что Днепровским казакам было необхо­димо так или иначе «откуда-то взяться» (как Донцам, Терцам, Ураль­цам (проблему самоидентификации казаков-Днепрян иные их идеологи ре­шали посредством предельной этнологизации козаков, доходя в своём воображении до связи с Козарами (ну и понятно, никто из них не дога­дался бы этнологизировать украинников-украинцев))), а вот до них на имеющимся литературном материале бытие «обла­сти Украина» в прин­ципе не может быть обосновано, литература её не видит, сквозь укра­ину она не просматривается, но собственно видимо поэтому всё казац­кое Днепровское Войско и звалось Запо­рожским – фи­зико-географиче­ские Днепровские Пороги куда «существеннее» литера­турного апелля­тива украина (вслушайтесь, кстати, в соотношение по­рога и края))), всегда была фактической украиной какой-нибудь боль­шой куль­туры – нет ло­гики в изобретении из откровенного (и фи­лоло­гиче­ски) «зада» (факуль­татива (по отношению к войску, и тем более (Мало) Русии)) со­мнительного «переда» (как бы под деви­зом Кто был ничем, тот станет всем), из Ка­зацкой Украины – «нацио­наль­но­сти», с по­путным об­раще­нием в «новую национальность» всех окружа­ющих эту украину со­сед­них областей))) они нехарак­терно длинны (вспом­ним эво­люцию Русь­скыи > Руской)), где-то сродни тому как Турки вос­пи­ты­вали яны­чар.

Заметки ветеринара

Заметки на полях культуры общепита

Заметки ветеринара
(к прочтению)

Заголовок интернет-заметки: Росгвардия подавилась коррупци­онной сосиской

Я: Есть только два способа лечения Росгвардии, этой неведомой зверушки – Русгвардия и Антанта. Таджикистан и Китай точно лечить никого не будут.
--------------------------------------------------------------------------------

Для справки №1: До 1917 года в «99%» случаев говорили о Рус­ской гвардии, по той причине что на то время ещё не существовало со­вре­менного отделения и противопоставления «Рос(с)ии» и того, что она ты­сячу лет обозначала – всей целиком Русской культуры (в Русском (церковно-Славянском) языке – во второй половине тысячелетия). Эти­мология-то у них разумеется разная, но семантика абсолютно одна и та же: «Рос», «Росои», «Роси­кос», «Росия» – всё это только “Русь и её произ­ведения”. Гвардия до 1917 года могла быть Русской (обычно была), а могла быть и Российской – суть в том, что эти слова были си­нонимами. Однако стро­и­телям уни­кального многонациональ­ного госу­дарства, знакомым с Рус­ской цивили­зацией исключительно по­на­слышке, удачно для них под­вернулся под руку (церковно-Славянский по при­роде) элемент Русской куль­туры (Грече­ских корней), из ко­торого они сделали страну проживания (географиче­скую территорию) многонацио­нального народа. Поэтому Росгвардия Рос. Федерации, где теперь Рос­сия вырезана из Русской культуры и ей противопоставлена, – своеоб­разный «Чебурашка», никогда доселе невиданный зверь.

Для справки №2: Знатоки классических языков утверждают, что формант «-иа» в Эллинском и Латинском формировал названия стран, но характерно, что до XVI по крайней мере века вклю­чительно все во­обще Греко-Латинизмы на «-иа» в Русском языке вос­принимались именно как этнонимы (откуда «Скифия» преображалась в этноним Скуфь, «Бактрия» в Ватрь), и именно потому, что Русия (родной корень + Античный фор­мант) и Росия понимались этнично, они стали посте­пенно дублировать и замещать Русь в формуле вся Русь, формуле для Европейских культур универсаль­ной: «Алеманны», …всемъ Блъга­ромъ, «король всех Англичан» и т.д. и т.п. Кроме красноречивой наружности, о том, что псевдо-Антиконизмы «Русия» и «Росия» являются искусствен­ными, книжными и церковно-Славянскими в Русской культуре явлени­ями, говорит сфера их приложения в письменности, до Петровского практи­чески времени в «99%» случаев ограничивавшаяся формулой «вся N», ставшей в процессе формирования на Русской культурной почве монар­хии важнейшей, культуроопределяющей частью титула, ко­торый на почве данной цивилизации, употреблявшей два письменных языка для разной тематики текстов, приобрел в итоге свои известные сакральные, священные коннотации (скажем в Соборном Уложении, письменном памятнике в целом безусловно простого Русского языка, всякий раз звучит титул всея Русии, а когда однажды понадобилось назвать страну, простой Русский язык использовал слово Русь). Впрочем пер­выми «Русские Антиконизмы» в этой роли опробовали Рус­ские мит­ропо­литы, насущной необходимостью формула «вся Русь» во­обще сна­чала стала в рамках церковной организации и титул в даль­нейшем был равно государственным и церковным.

Путь медведя

Из заметок охотника

Путь медведя

Заголовок интернет-заметки: Астраханец создал скульптуру Пу­тина в виде крылатого медведя с осетром в руках
Автор скульптуры "Ум, сила и душа" планировал выставить свою ра­боту в одном из учреждений культуры в Астрахани. Однако, как расска­зал КаспийИнфо сам Виктор Кропачев, организовать подобную выставку ему не удалось. Поэтому скульптуру он выставил в палисаднике част­ного дома в Трусовском районе. Затем автор собирается подарить скульптуру Владимиру Путину.
Скульптура, по замыслу автора,  —  своего рода образ России в виде медведя, во главе которой находится Путин. Левой ногой медведь наступает на орла, крылья которого находятся за спиной скульптуры. Орел, по словам автора, это внешние враги России. В лапах медведь держит символ Астраханской области — осетра. По словам Виктора Кор­пачева, рыба символизирует доброту и душевность Владимира Путина, который несколько лет назад в Астраханской области выпускал в Волгу молодь осетра ...

Я: Наверное оппозиция из любви и ненависти и вправду смыкается в настоящее геометрическое кольцо, где беспредельная любовь вплотную прижата к безграничной ненависти. Поэтому теперь главное чтобы «Путь медведя» не обиделся.