?

Log in

No account? Create an account

daud_laiba


Александр Дьяков (daudlaiba)


Previous Entry Share Next Entry
Историческая экспертиза
daud_laiba
Заметки на полях экспертизы

Историческая экс­пертиза
(к прочтению)

--------------------------------------------------------------------------------
‘Tis strange but true; for truth is always strange, – Stranger than fic­tion.
--------------------------------------------------------------------------------
Из Гермаштату Седмиградские земли, Апреля в 3-й день, в Вену пи­сано, что Татаровя были под Украйными казацкими городами в великих силах, однакож порбеждены, а иные в воде потоплены и возвратились с великим стыдом и уроном многих своих Татар, понеже войска Цар. Вел-ва везде опасение имели.
Из Посольских книг, 1695 год.
--------------------------------------------------------------------------------
… Да с ним же отпущен Брандербурчик бомбардир Яган Бус, который бил челом В. Г-рю в службу, о котором великие и полномочные послы писали в Новгород к окольничему и воеводе, к Петру Матвеевичу Опраксину, отписку, чтоб ему дать государева жалованья в Новгород, для проезду Рускими городами, 15 рублев. …
Из Посольских книг, 1697 год.
--------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки (dralexandra): Историческая экс­пертиза
Так называется журнал, в котором напечатана рецензия россий­ского историка С.С.Белякова на книгу другого российского историка Ф.А.Гайды "Грани и рубежи: понятия "украина" и "украинцы" в их ис­торическом развитии". …
…Так ведь и Федор Гайда признает, что слово «украинцы» сплошь и рядом упоминается в источниках. …

Я: Нет. Не признаёт. Украинные люди и украинники встречались в источниках гораздо, несоизмеримо чаще, а украинцы – это вообще-то филологическая профанация, опрощение украйных лю­дей и украинников и слово вплоть до изобретения с его помощью “по национальности географически неполноценных” невероятно редкое. Например, в приведен­ных 747 источниках издания Академии Наук СССР от 1953 года под названием «ВОССОЕДИНЕНИЕ УКРАИНЫ С РОС­СИЕЙ. Доку­менты и ма­териалы в трёх томах» украинцев НЕТ. Сборник строится на парадок­сальном контрасте: в тексте от составите­лей украинцы фигурируют сплошь и рядом, а в самих исторических ис­точниках – НИ ОД­НОГО украинца. И понятно почему: речь идёт о тех­ническом апелля­тиве специфического содержания, это в наши дни «День пограничника» от­мечают раз в году, а в XVII веке и того не было. Пожалуй, фамилия дьяка Посольского приказа Емельяна Игнать­евича Украинцова (1641–1708 гг.) встречается в исторических доку­ментах чаще – в XVI веке его предков, испомещённых на Заоцкой Украине, несших службу на Рязани, на Москве прозвали Украинцо­выми.
Ну и воссоединялись в XVII веке в действительности Русские с Рус­скими (Русии с Русиями, Росии с Росиями, Рутении с Рутениями), при­чём источники трёхтомника 1953-го года этот непреложный факт де­монстрируют наглядно, отчего следует вести речь о поразительном фе­номене ин­фля­ции, выдавливания самосознания, или исторической па­мяти (“ПИСЬ­МЕННОГО” (!) рода, «материальной» (!) памяти), культуры из «обще­ства» под прессом авторитета мнения «ханской ставки», в ре­зультате чего, когда например смотрят в книгу про Русь – то видят не Русь, а «Фе­дерастию Индейских Государств», или “Квази-украину” якобы до Кагановича, или российский социум задолго до Ельцина, уже якобы при Иване Грозном, когда политическая Русская литература едва впер­вые дополнилась Визан­тийским псевдонимом (то есть Рус­скую землю  н и к т о  и  н и к о г д а  д о Большевиков и Медвепутов НЕ переименовы­вал, к ней всего лишь  д о б а в л я л и с ь  д о п о л н и т е л ь н ы е  имена – Московская, Росийская, и напротив, уже сто лет Большевики и Медвепуты поочередно занимаются (упорно и само­забвенно, во что бы то ни стало (хоть в украину)) именно  п е р е и м е н о в а н и е м Русской истории («под гром аплодисментов Татар, Уз­беков, Армян и прочих»)).

Цитата: Как известно, слово «Оукраина» впервые появляется в Ипатьевской летописи под 6695 и 6697 годами от сотворения мира (1187-йи 1189-й н.э., соответственно). Из текста летописи трудно по­нять, означало ли слово «оукраина» особый край, землю, или погра­ничный регион, «украину». …

Я: Понимается здесь всё элементарно. «Название области» из Славянского литературного слова украина впервые в истории этой голубой планеты сделают не-Сла­вянские языки, лишь в Новое время, и лишь в рамках Польско-Литов­ского государства, и судя по всему уже где-то после Люблинской унии. Например, Пересопницкое Евангелие (Восточная Волынь) никак не вы­деляет апеллятив украина из обще-Славянского словаря, как-будто никакой «области Украина» в Подне­провье ещё не существует. Сла­вянской украиной не-Славянские языки назвали тот участок границы Польско-Литовской речи посполитой, ко­торый выходил на «берег Тар­тарийского океана». Восточнее Европей­ско-Польско-Литовскую Укра­ину подорожала такая же или более вну­шительная Польская, Крым­ская, или Татарская Украина Русского госу­дарства, где апеллятив пре­тендовать на «название» по уважительным причинам уже не мог.
Равным, кстати, образом «название» Словении Краина берет начало в Немецкоязычной среде. У самих Балканских Славян бытует много Краин, но все они разумеется носят названия, подобно Русским украинам. И для Австрии Словения была проблемой, но дру­гой, и Ле­нин из Швейцарии приехал не к Словенцам, а в Русское госу­дарство.
Вообще же данная летописная статья (1187) по-видимому является непло­хой иллюстрацией древне-Русского «полисного мышления». Ведь со­бытия разворачиваются там в Переяславле, и некоторая (для нас те­перь) кажущаяся неопределенность украины допускает размах значе­ния от физических “дальних концов земли” до образного “зарубежья нашей общины, совокупности пригородов”, своего рода «Утгарда», противопоставленного Переяславлю как «середине земли», «Мит­гарду».

Цитата:«Умань, преславній город українскій пограничній», – чи­таем в «Летописи Самовидца». …

Я: Всего в реконструируемом тексте летописи содер­жится 15 определений от украина, из них 9 – старинное украинН-, и 6 – содержательно более атрибутивно-притяжательное украинСК-, правда, как минимум по два слова каждого вида относятся на счёт украин (или Украины) Московского Государства. Распределены в тек­сте памятника они тоже исторично и не случайно – первыми идут че­тыре украинН-ых слова.
Поражает же в этой ситуации безусловно крайне скудная таким об­разом «представительность» Днепровской Украины, которая сама при том же упоми­нается летописью аж 85 раз, что есть рекорд данной ле­тописи для хо­ронимов. Такая странная диспропорция диссонирует с несметным ко­личеством всевозможных козацКого, ЗапорожСКого с За­порожЦами, МосковСКого, ПольСКого, коронНого, ЛитовСКого, Татар­СКого, Турец­Кого и всякого прочего, но главное, в сравнении с есте­ственными для рода «национальной культур, стран», нормальными со­отношениями производящих основ и производных, когда ска­жем Запорожцев вместе со всеми Запорожскими атрибутами в тек­сте больше самого Запорожья. Из этой красноречивой математики сле­дует вывод об объективном от­сутствии в поня­тии Украины «Самовидца» и близко хоть какого-либо «национально-государственного» и исторически ёмкого содержания. И ведь действи­тельно, промелькнув в пору становления Малой Росии в переговорах казачества с Варшавой и Москвой, Украина (Днепровская) так и оста­лась своеобразной неофициальной «тенью на земле» (и то одной из, вместе с Гетманщиной) настоящего наименования политической орга­низации Днепровского казачества – Войско Запорожское. То есть на роль той самой *Казакии*, которую украина честно исполняла, в каче­стве бук­вальной «территории», пригодной к обитанию того же «каза­чества», пограничного, или субкультурного по себе явления, нашлись иные претенденты, в принципе всё же очевидно «социально» ёмкие, что для случая казачества в силу его характерной социально-истори­ческой природы оказалось особенно первостепенно важно; даже в эру зрелой цивилизации, бытия геосоциальных организмов и их террито­риальных взаимоотношений рост любой новой политической струк­туры, как и на заре цивилизации (сравните Deut-ские, Русь – происхо­дят от обозна­чений «типов коллектива»), начинается с социально-ан­тропологиче­ского «зерна» (сравните Советы), и тем паче у казаков их происхож­дение неминуемо отразилось в нормах самоидентификации, и синкре­тичных, гетерогенных – казаки, войско, украина, гетман, – и страти­фицированных.
А что же Русь? Слово помянуто 6 раз и ещё 7 раз его однокоренные – определение и один раз форма для (единственного числа) мужского рода Русинове. Если учесть, что 2-жды Русь содержится в хоро­ниме Белая Русь, и речь идёт о крае ВК Литовского, то получаемое со­отношение конечно позволило бы теоретизировать о наличии у дан­ного субъекта «национально-культурной, исторической» сущности.

Цитата: Еще 17 февраля 1966 г. Л.Н. Гумилев прочитал в отделе­нии Этнографии Географического общества доклад «О термине “эт­нос”». В числе прочего, Гумилев доказывал, что этнос и этноним часто не совпадают. Разные этносы могут носить одно имя, один и тот же эт­нос в разные исторические эпохи может называться по-разному. Зна­чение одного и того же этнонима может меняться. …

Я: Какая убогая Лысенковщина.
Или «блестящая Татарщина», поскольку у нормальных кочевников, до стадии «национальности» дело (развитие) никогда не доходит (например Татарскую национальность и язык, ну как и множество дру­гих, создали после 1917 года, Большевики, вследствие изобретения  Татарской государственности (скажем Иван III станет Болгар­ским кня­зем, а Иван IVКазанским царём (и вообще, именно после  м н о г и х  в е к о в  л и т е р а т у р н ы х Татарских набегов, Тар­тарии и всего, что с ними связано, уже лишь поэтому изобретение Татар­ского государ­ства и всего, что к нему прилагается, следует признать шагом неве­ро­ятной «смелости» (а если честно,  л и т е р а т у р н о с т ь  «Тартарийской агрессии» (а это пол тысячи лет (до конца Крымского юрта) «бесконечных Татар»!!!) в очередной и который раз, тоже ука­зывает на генетические истоки изобретателей и строителей (на руинах Русского) нового (многонационального) мира (где «национальности» лепились на скорую руку из субэтнических групп, племён и (!) сло­вар­ного запаса Русского языка) – из  н е г р а м о т н ы х  сословий по­ли­тарно-крепостного госу­дарства здесь и инозем­цев)))) и этнонимы всё время пер­ма­нентно ме­ня­ются, со скоростью «мелька­ния кадров» в изумлён­ных гла­зах осед­лых «Егип­тян». Но, правда, всё равно, на са­мом деле сме­ня­ются сами эт­носы, прямым вы­ражением са­мосознания которого яв­ля­ется са­мо­название.
Так что по любому бред сивой кобылы.
Как говориться, историю [“ПИСЬМЕННУЮ ТРАДИЦИЮ”] не пере­делаешь, отчего Эллины, Романи (Римские, Римляне), Итальяне, Франские, Тевтонские, Инглиш, Данские, Свейские, Славяне, Поляки, Норские, Сербы, Хорваты, Чехи, Болгары, Суоми, Мадьяры, Литва, Турки, Арабы, Бхарат, Чжунго и все остальные (кстати, «националь­ным» становится именно тот этноним, его форма, которую застигает бытие письменного слова; например, вариант архаичнейших Полян Поляки коррелирует с формированием Польской письменности, или, поскольку Русь – древний Славянский экзоним, очевидно непреходя­щее значение Русских (людей), объединявших враждовавшие друг с другом Русские города) живы и здоровы по сей день. Однако всё же нашлись на планете столь редкостные, настолько конченные, ограни­ченные и украинные у.бки, которым удалось даже это.
Во такая экспертиза.
-------------------------------------------------------------------------------

Послесловие: Возможно, что “Не-Русская Российская Федерастия”, “Са­мостоятельная безымянная обочина” и “Белорусская белаРусь” – это единственные на планете Земля страны, где олигофрены и подонки могут не только существовать, но и процветать, и доминировать.