July 2nd, 2021

(no subject)

Заметки на полях жизни

Помочь тому, кто перечитал Илиаду, способен лишь точно такой же бедолага, перечитавший Илиаду, иной не сможет, даже захотев.

Заметки на конституциях

Заметки на конституциях
(к прочтению)

Заголовок интернет-заметки (bona_mente): О "конституции" Филиппа Орлика

Латиноязычная копия XVIII века хранится в Национальном архиве Швеции. В архив документ попал после раскопок на сельскохозяй­ственных угодьях. Его нашли в глиняном горшке, свернутым в свиток. По мнению шведских ученых, документ переписал Пилип Орлик для вручения дипломатам европейских государств. Его готовили для транс­портировки, но из-за определенных обстоятельств закопали.
https://uk.wikipedia.org/wiki/Конституція_Пилипа_Орлика
Как видим "домайданные" украинские ученые считали шведскую рукопись из глиняного горшка "латиноязычной копией", а оригиналом - рукопись РГАДА, в которой нет никакой "конституции".
Полное название документа:
"Договоры и Постановлεnѧ Правъ и волностεй войсковыхъ мεжи Яснε вεлможнымъ εго милостю паномъ Филиппомъ Орликомъ новоиз­браннымъ Войска Zапорожского гεтманомъ, и мεжи εнεральними осо­бами, полковниками и тымъ жε Войскомъ Zапорожскимъ сполною з обоихъ сторонъ обрадою утвεржεnnыε и при волной εлεкції формалною присягою ωт того жъ Яснε вεлможного гεтмана потверженnые року ωт Рождεства Христова αψί, м[εся]ца априля дня ε." (1710 года, 5 апреля).
На удивление легко понимаем этот якобы "староукраинский" язык тогдашних Запорожских казаков - Филипп, а не "Пилип", апрель, а не "квитень", его а не "його", новоизбранным, а не "новообраним"  и т.д. - в отличие от версии на "новоукраинском" языке…

Я: Это Рус(с)кий литературный язык западно-Русской редакции, од­ной из двух исторических ветвей, вымершей к началу XIX века. «Укра­инный литературный язык» произвели на свет в ХХ веке, как и всякий каждый в своё время литературный язык, из текущего разго­ворного, устного языка (скажем Русский письменный язык родился из разговор­ного языка XI века), и в нём кажется ещё нет расхождений с произно­шением (создан он этнографами на базе деревенских говоров значительной территории, и уже в том числе поэтому есть конечно в нём и солидная мера искусственности (плюс нарочитая Полонизация «народной» речи, теперь накаченной до такого состояния, что синтак­сически «Украинный» язык ещё остаётся вроде бы несмотря ни на что диалектом Русского языка, но в остальном уже скорее Польского), лишь са­мый об­щий принцип (авторство) объединяет эту работу с со­зданием в IX веке Славянского языка, прочие обстоятельства практи­чески не совпадают, да и вообще любого рода условия с тех давних пор серьёзно изменились; скажем Русский язык вырос из двух разли­чав­шихся корней в Киеве и в Новгороде (на терри­тории Московской Руси к XVI веку эти два ствола полностью со­льются приблизительно в равной пропорции), и его творец собира­тельный народ (горожане) не известен поименно).
Замечу, если деревенский и деревянный — глубоко разные поня­тия, то украинский — ровно то же самое что украинный, при виде сбоку.

Цитата (bona_mente):
Но есть и неудобная для "украинской идентичности" часть "первой в истории украинской конституции" - это сообщение Филиппа Орлика о хазарском происхождении "народа  стародавнего козацкого"…

Я: Одна из многих «народных этимологий» крайне далекой от про­свещения публики, вроде Херсон — “плохой сон”, Русь — “светлое ме­сто”.

bona_mente: Тут проблема не в этимологии, а в их чи­сто арийской славянской самоидентичности. И вдруг почитаемый ими "Пилип" Орлик говорит, что они "народ козарский", которого среди славянских племен в летописях нет, а хазары с их каганами — есть, и они отнюдь не славяне. Какая неприятность!

Я: Ну откуда же им простым неграмотным казакам было знать, что Козары — не Славяне?, если даже Ломоносов, который кое-какие ле­тописи всё же читал, думал, что Чудь — это якобы бывшие Скифы, а Сарматы — будто бы прямые предки Славян. Вот они и брались за «народные этимологии», в меру им доступного воображения.

bona_mente: Филипп Орлик был очень даже грамотным (главным писарем) — вон какие "Договоры и постановления" сочинил.
Ломоносов не считал, что чудь — скифы, он писал, что у греческих и римских писателей "в общем имени скифов заключались", что "Имя скиф по старому греческому произношению со словом чудь весьма со­гласно", "И как обыкновенно бывает, что отдаленных народов назы­вают теми именами, которое им наложили промеж ими живущие со­седы, так и греки, наслышавшись от славян имени чудь, переняли и по своему выговору скифами назвали." (Ломоносов М. В. Древняя Россий­ская история...., гл.6. О чуди)

Я: Ну вот видите, там оказывается всё намного хуже, Я уж давно открывал Ломоносова и забыл всю широту и глубину его заблуждений. Могу теперь представить, насколько «грамотным» был Орлик (в каком-то из рассказов Н.В.Гоголя говорится об уровне грамотности того вре­мени). Это нор­мально, история, в действительности, сложнейшая дис­циплина, супер-наука или сверх-наука, и для постижения бездны ис­тории одного единственного университета на всю страну далеко не до­статочно.

bona_mente: Точно, бездна, без-дна.
Если бы Орлику была известна версия, что хазары — это евреи, его бы удар хватил :-))

Я: Вряд ли, он бы не поверил. Грецизм «Росия» (о Русии), его ис­точник — несклоняемое «Рос» (о Руси) — происходит из Иврита, из Греческого перевода Ветхого Завета, но все убеждены, что от реки Ръсь или Роксалан, или ещё чего-нибудь, существует много разных убеждений, пустота знания легко заполняется фантазиями, нашими знакомыми «народными этимологиями».

bona_mente: Что ж, "наука умеет много гитик")

Я: Гитик много — истина одна. Эту простую истину осознал вроде бы, говорят, ещё какой-то древний фараон.
-------------------------------------------------------------------------------

Послесловие: Несмотря на то, что в Русском государстве всегда имелось на вооружении два литературных языка, родной (государ­ственный, юридический и деловой) и полу-род­ной, церковный, Цер­ковно­славянский, (когда-то стремительно взлетев, встав вро­вень со Скандинавией или Болгарией) страна со временем всё больше и больше отставала в развитии. Игом привитая Рус­ской нацио­нальной почве Азиатская деспотия множилась на вакуум науки, про­фессио­нальной методологии — получалась «Азиопа». Когда в Англии и Фран­кии крепостное право почти сошло на нет, здесь едва замаячили его предпосылки, а его прогрессия на про­тяжении XVII и XVIII веков об­ратно пропорциональна и падению эле­ментарной грамот­ности насе­ле­ния (на родном, простом Русском языке), и снижению читабель­ности древне-Русской летописи (язык летописи обычно был смешан­ным, но менялся и родной (государственный) литературный язык, а паки цер­ковный Славянский (Церковнославянский, Старославянский) с тече­нием вре­мени становился Русским всё менее понятным), общей инфля­ции дан­ного «жанра» (погод­ную хронику общественных (город­ских, земских) событий начнут наделять свойствами «истории», но разве что «исто­рии» глазами Цер­ков­ной или Греческой «учёности», такой же Право­славной страны без собственных университетов; в том числе уже с XVI века в летописях будут появляться приписки о чём-либо Росий­ском или Росии (см. на примере Сибирских летописей: https://daud-laiba.livejournal.com/305143.html )). Логику (Аристо­теля) не препода­вали и с логикой в стране была проблема, в Африке или в до-Колумбо­вой Америке проблем бы не было никаких, до появ­ления там Европей­ских колонизаторов, а на краю Европы проблема была хрони­ческой (в наши дни у наследницы РСФСР, в Рассосии, сотни высших учебных за­ведений и проблем с логикой нет, но уже по своей, особой причине: ло­гики не может вообще никакой, даже проблемной, в стране, которая одновременно и Российская, и многонациональная (эта гермафродит­ского облика и вселенского размера алогичность служит почвой произ­растания миллиардов маленьких неправд)) — страна не успе­вала как следует «самоосо­знаться», тем более в условии систематиче­ского по­ступления полезных (научно-тех­ниче­ские дости­жения) и бес­полезных («объедки со стола науки», та­бокуре­ние) влия­ний. В итоге, во времена Ор­лика и Ломоно­сова жили пред­ставлениями обычно не более чем сто­летней давности. Например, ка­жется тот же Ломоносов первым пред­ложил именовать Ма­лорусский (Малоросий­ский) диалект Русского языка Украинским. Здесь он усвоил картину мира Западноев­ропейца, Немца, согласно которой где-то в Среднем Поднепровье бе­рега Тарта­рийского «океана» (степи) омы­вают «об­ласть Ukrain-у» (три юго-во­сточных воеводства Речи По­споли­той), населенную «народом Козаков» (именно так, два апелля­тива, до­пол­няя друг друга, изобра­жали нечто как бы самобытное), во­юющим с Та­тарами и Турками. В сущности «название» “Украина без названия” — это Немецкий экзо­ним, Славян­ский апеллятив, возвра­щенный под ви­дом «имени соб­ственного».
-------------------------------------------------------------------------------

Для справки: Внешними параметрами падение элементарной гра­мотности XVIIXVIII-го веков в Русском народе напоминает деструкцию в наши дни исторической образованно­сти (да и образованности в це­лом тоже), обусловленную уничтожением в ХХ веке Русской государ­ственно­сти (национальности). Пытающимся на её обломках обосно­ваться но­вым государствам приходится либо придумывать какие-то своеобразные «протезы», вроде «русских (граждан) без государства» в графе национальность Советского паспорта. Либо они вынуждены очень густо «лгать», о воображаемой преемственности между Россий­ским (Русским) и Рассосийским (Русскоязычным) государствами склеивать говном две культурно столь различающиеся страны (страну Софийного Русского народа, и с другой едящих Россию Медвепутов).