April 20th, 2021

Заметки в конце поля

Заметки в конце поля
(к прочтению)

--------------------------------------------------------------------------------
Из ПСЗРИ, Собрание 2-е, Том 3-й, 1828-й год:
------------------------------------
2074. Маія 31. Сенатскій. О распространеніи срока на владѣніе вымѣнными Киргизами и Калмыками, на пріобрѣтателей оныхъ, какъ разночинцевъ, такъ и Дворянъ.
…что о Киргизахъ и Калмыцкихъ дѣтяхъ, пріобретенныхъ Рос­сіянами
------------------------------------
2151. Iюля 11. Высочайше утвержденное мнѣніе Государственнаго Совѣта. О дозволеніи Русскимъ мѣщанамъ, въ Керчь-Ениколѣ посе­лившимся, избирать изъ среды своей по одному Члену въ тамошніе Ма­гистратъ и Думу.
Государственный Совѣтъ въ Департаментѣ Законовъ и въ Общемъ Собраніи, разсмотрѣвъ представленіе Управляющаго Министерствомъ Внутреннихъ дѣлъ о дозволеніи Русскимъ мѣщанамъ, въ Керчь-Ениколѣ поселившимся, избирать по одному Члену въ тамошніе Магистратъ и Думу, и уваживъ, что населеніе въ Керчи Русскихъ доходитъ до поло­вины уже противу Грековъ, что тѣ и другіе несутъ равныя по городу тя­гости, и что участіе Русскихъ въ дѣлахъ Магистрата и Думы необходимо для соблюденія справедливости въ отношеніи къ Русскимъ, мнѣніемъ по­ложилъ: купцамъ и мѣщанамъ изъ Россіянъ, въ Керчь-Ениколѣ записав­шимся и впредь записываться имѣюшимъ, дозволить избирать изъ среды своей по одному Члену въ тамошніе Магистратъ и Градскую Думу, съ правомъ участвовать и въ дѣлахъ между Греками, до означенныхъ мѣстъ доходящихъ, такъ какъ симъ послѣднимъ представлено уже сіе участіе въ дѣлахъ Россіянъ.
--------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки (Александр Метлицкий): Князь Рюрик и Русь
Образование Русского государства бесконечное поле теорий и до­мыслов. Либо нашими предками были Скифы или Роксоланы. Либо сла­вяне Обориты или кто-то из северных славян. Либо норманны или Шведы.

Еще можно вспомнить слово Русь. Отбросив все теории посмотрим на славянские племена. Это Поляне, Древляне, Вятичи и Русь. Это не вя­жется со славянскими названиями. Скорее всего шведы приплвшие в Ладогу назвались Ростман.


Я: Твоим предком была лобковая вошь.
Восточно-Славизм Русь мог происходить лишь от не-Славянского слова, начинавшегося только на [ru]-. Действительно, пра-Германское [о]-долгое в восточно-Германских и восточно-Скандинавских диалектах (в словах типа roþ-ruþ, Olof (откуда и Русский Улебъ)) с Римского вре­мени эво­люционировало в [u]-долгое (пра-Германский *Hrōđаrikaz также стано­вится Готским Ruderik-ом и Свейским Rurik-ом). А историче­ские обстоя­тельства, пусть в самых об­щих чертах, изложены в лето­писи.
Уж слава богу, этническая идентичность, как и всякая человеческая культура, не передаётся кровью, не наследуется генетически. В против­ном случае и по сию пору здесь существовала бы одна только Русска(я) Земля, как то было изначально и потом при Андрее Рублеве (хотя, вру, и при Рублеве ещё внутрицерковная, Русия является здесь где-то около рубежа XIIIXIV веков). И недаром размыва­ние (разбавление) Рус­ской идентич­ности Греко-Цер­ковнославянской псевдонимикой происхо­дит в эру про­цветания на Рус­ской национальной почве Азиатской деспо­тии (опять же, на Русской земле не было своей собственной «Великой Эл­лады» (полусотни Греческих колоний Италии и Сицилии (со своей сто­роны, хороним Италия глубоко доисторический, ровесник Греческой колонизации и Ромы, и не тоже самое что Римское государство)), и Рус­ским «пришлось» три века обучаться Греко-Церковнославянской псев­донимике, инокультурной (инолитературной!) новации столь важной сферы приложения), автори­таризма в стране, долго не знавшей уни­вер­ситета; а присут­ствие Россиян в языке Русского зако­нодательства впи­сывается акку­ратно в период расцвета крепостных от­ношений. Вся­кий народ есть (суще­ствует), когда (пока) он себя помнит, кто он и от­куда. К великому сча­стью, истоки и предназначение Русской Земли гло­баль­ных за­гадок вообще не со­держат, не тот случай. Однако, под ярмом рабства Русский Народ заботился и мучился совсем иными зада­чами и трудно­стями, кто го­речью «второго Рима», кто барщиной. А вот размно­жение по экс­по­ненте «анти-Нор­маннских вер­сий» уже озна­чает его «смерть».
Впрочем, изготовление в ХХ веке из псевдонимов Русского государ­ства кардинально новой страны, взамен Русской «многонациональной России» генерирует уникальный прецедент и открывает перспективы не только духовной (моральной), но и физической смерти «популяции» столь «свое­образной» «России», то есть как бы «страны отдельной от населения» (тут пригодилась и катойконимичность, географическая специа­лизация Грецизма Рос(с)ия и его Славяноязычных производных (их от­топонимичность, как слов характерно искусственных (литера­турно-дву­язычных), особенно выразительна) «творцы» приняли её за полити­ческую, гос­ударственную (между тем, в Русском, Славянском и Европей­ских языках мерой всех вещей и политики в частности является чело­век: Русск-, Франкск-, Французск-, Немецк-, Болгарск-, Шведск- и т.д.; а в Славян­ском обиходе сам по себе человек и есть искомая «страна»: (на/в) Русь, Донь, Варяги, Греки, Немцы, Болгары)), подобно «царь-горе» не принадлежащей определенному народу (в дей­ствитель­ности «позаим­ствованной» у Русского), смерти в водовороте неустан­ного отбора «национальностей», способных адапти­роваться и к усло­виям обитания в данной «России», и к «национальному деле­нию» во­обще (при этом принципиальность «национального деления каким-то образом единого государства» отягощается искусственностью подавля­ющего большин­ства предназначающихся к такому делению «националь­ностей», со­зданных из разной степени социальной зрелости племен, эк­зонимов или каких-нибудь «пограничников»; если конфликты госу­дарств Иров, Ско́тов и Англов продолжаются уже полторы тысячи лет, то на территории РФ естественными (историческими) являлись только Рус­ские граждане; остальные не просто «новорожденные», но родом «из пробирки национальной политики» Большевиков; ярко, наконец, вы­ра­жающаяся в рекордно высокой на планете плотности государственно­сти (национальности) на квадратный километр, малочислен­ность «наци­она­лизированных» племён или многочис­ленность «этно-украинников», а также восполнение вакуума соб­ствен­ной исторично­сти (литера­турно­сти, равно национальности) экзонимностью (скажем, Мордва Сла­вяно-Рус­ский (и без малого тысячу лет литературный) эк­зоним пле­мён Мокша и Эрзя; Татары Русско-Европейский экзоним разнообраз­ных Кыпчако­язычных этнических групп, пользовавшихся Тюркским письмом; какое-либо национальное (гражданско-литературное) един­ство, равно­сильное даже Славянскому, здесь отсутствовало не отра­жалось в соб­ственной литературе) тем более стимулируют развитие у «новорожден­ных» ком­плексов неполно­ценности). Правда эта хрониче­ская «борьба за выжи­вание» станет смыс­лом суще­ствования «многона­циональной Рос­сии», и о дру­гих серь­ёз­ных вещах, вроде полетов в Кос­мос, со вре­менем при­дётся забыть (и Рус­ского бога­тыря Гагарина тоже).
--------------------------------------------------------------------------------

Послесловие: У Греко-Церковнославянских псевдонимов (Россия, Российск-, Россиян-) Русского государства (у «Русской России») с одной стороны, и Российской Федерастии (у «Русскоязычной и Не-Русской Рос­сии» Большевиков/Медвепутов, у русского мира), с другой, очень много общего как в отношениях между художественным вымыслом и неве­жественным высером.
В силу чрезмерной искусственности, кабинетности родословной Цер­ковнославянские псевдонимы не в состоянии (были) самостоятельно представлять Русскую землю. Однако, и сами их производящие Гре­цизмы, «Рос(ы)» и «Росия», в искусственности нео-Славянизмам ни­сколько не уступят, ибо тоже вышли из тех же недр литературного творчества, если, правда, не превзойдут, опираясь на фундамент лите­ратурного ку­рьёза: в Греческом переводе Ветхого Завета появилось ко­гда-то лишнее имя собственное, добавился «персонаж». Видимо воз­никновение в Позднем Средневековье «Роксаланской версии» этимоло­гии Греческих «Рос(ов)» было вызвано и продиктовано стремлением нейтрализовать реальную, найти ей «альтернативу» изначально Греки видели в Руси именно во­площение своего Ветхозаветного эсхато­логиче­ского «апокрифа» (Русские ходили террори­зировать «второй Рим» уже и став неофитами Христианства). Кстати, предположим, автор­ство «Рокса­ланства» могло бы принадле­жать Дунай­ским Болгарам-Сла­вянам, Бол­гарским книжни­кам пионе­рам Кирилли­зации известного Грецизма.
Ну а высер Русскоязычной Российской Федерастии существует как бы в параллельной вселенной, безразличной к любым историческим об­стоятельствам.
--------------------------------------------------------------------------------

Для справки: Выдержка из Русских Законов в очередной раз экс­понирует значение нео-Церковнославизмов. Между тем, к середине XIX века Русская Нация перерастёт и в основном преодолеет накопившееся с Позднего Средневековья конфессионально-этнические рамки и само­ограничения («обиды»). В том числе, и что можно считать ярким и вы­разительным признаком развития процесса, язык Закона откажется от дальнейшей (полуторастолетней в итоге продолжительности) эксплуа­тации конфессионализма Россияне, его искусственно-добавочный ха­рактер, вычурная и своеобразная, цер­ковно-келейной (-кабинетной) природы этнографичность останутся преходящими (модой).