February 25th, 2021

Заметки на Росии

Заметки на Росии
(к прочтению)

--------------------------------------------------------------------------------
Из ПСЗРИ, Собрание 2-е, Том 43-й, Отделение 1-е, 1868-й год:
----------------------------------------
45520.Февраля 22. Именной, объявленный Сенату Министромъ Народнаго Просвѣщенія 24-го того же Февраля. …

Предсѣдатель перваго съѣзда Русскихъ естествоиспытателей, быв­шаго въ С.-Петербургѣ, донесъ Министру Народнаго Просвѣщенія, что по обычаю, установившемуся на Руси отмѣчать каждое радостное событіе въ жизни общественной добрымъ дѣломъ…
--------------------------------------------------------------------------------

Заголовок интернет-заметки (kramatorsk-rukopis): 1590 год. Грамота Константинопольского собора об учреждении Московского патриархата.
Документ №108.
Грамота Константинопольского собора об учреждении Московского пат­риархата.
Датировка: май 1590 год.
Шифр рукописи: РГАДА, ф.52, оп.2, №5.
Перевод (упрощенная транслитерация) по рукописи: Греческий статей­ный список №3 (Посольский приказ), РГАДА, ф.52, оп.1, д.3, ?год.

140027_original.jpg


Я: Ρωσϊας — так это всё-таки “Росии” или “Росийский”? Возникнове­ние отто­понимического Церковнославизма Росийский обусловлено тем грандиозным об­стоятельством, что Славянская письменность сначала позаимствовала у Грече­ского языка экзохороним «Росия», а производя­щий его экзоэтноним «Росы» Рус­ские заимствуют у Греков по проше­ствии ещё двухсот лет!; а таки не дожидаясь пришествия в Русскую ли­тературу этих первородных «Росов», Славянская книж­ность по ходу дела изобрела оттопонимический этноним (катойконим) «Росияне»; от­топонимический адъектив «Росийский» понадобился западно-Русскому митро­политу Григорию Цамблаку гораздо раньше (чем «Росияне» пре­подобному Миха­илу Триволису), но правда прочие церковники начнут пользоваться новоделом Малорусского митрополита (этот церковный иерарх кстати был проклят своими восточно-Русскими коллегами-совре­менниками) по прошествии целого века. Наверное Ρωσϊας — скорее “Ро­сии”? Вообще же «-Ийские» наименования срав­нительно очень ре́дки, а главное, они всегда вынужденные, к их помощи прибе­гают в последнюю очередь, если Славянская речь исчерпала все прочие доступ­ные для неё словообразовательные возможности (и ведь в принципе Славянское вербальное мышление испокон веку настроено на совершенно иной лад: Швед­ский от Шведы, Финский от Финны, Французский от Фран­цузы, Немецкий от Немцы, Болгарский от Болгары, Русский от Русь(ı) и т.д. и т.п. «-Ийские» определения узко специализированы на «терри­ториальности», а источником «политики» (государственности) у Славян, да и у прочих Евро­пейцев, являются «народ, люди, общество»; более того, Греко-Латин­ский принцип топонимизации на «-Ия» хорошо себя чувствует в современ­ном Рус­ском языке, или в его по­следние три столе­тия, а вхожде­ние в Русскую Кириллицу «Русии» в XIV веке служит ви­димо свиде­тельством первых шагов усвоения Русью соот­ветствующего морфоло­гического навыка, сначала конечно на самом верх­нем этаже куль­туры, обра­щённом к чужим литературам; с другой стороны, где-ни­будь у прочих Славян до сих пор бытует искон­но-Славян­ская идея «рав­нозначности страны (тер­рито­рии) своей попу­ля­ции»: Немцы “Германия”, Венгры “Вен­грия”, Влохи “Италия”). Хотя, Я бы и сейчас поменял чет­кость Англи́йского на разговор­ность Áнглицкого (в старо-Русском языке это почти всегда Аглинский), а Латвийского — на историч­ность Латгальского (шучу) или обошёлся бы од­ним Латышским. А без Английского останутся Бельгийский, Австрийский (термин Австрь­ский (часто Авъстръский и по-всякому, даже Авъстрьжский) был регу­лярно и методично востребован словарём Московской дипломатии (диа­логи с Римскими кайзерами), на всю её дошедшую до нас глубину, а его смену Австрийским в XVI веке видимо можно синхронизировать с ассими­ляцией в Русской политической практике нео-Славянизма Рос(с)ийский), Австралийский, Ин­дий­ский, Колумбийский, да Малазийский и ещё наверно всякие мелочи (вроде Фландрийского из XV века — кажется второй или третий по счету тер­мин из этой серии). Сравните, оче­видно Русияне и Русийский появились раньше Славяноязычных произ­водных «Росии» (Кириллическая «Русия» старше такой же «Росии»), но, однако, остались бесполезным довеском литературы (за многие сотни лет Русский народ-грамотей прибавил к изначальным Русь, Русин, Рус­ска(я) и Рус­ские люди вообще много всяких «украшений»: Русичи, Ру­совичи, Рус­наки и остальное), ну раз уж, что называется, существуют историче­ски при­родные, адекватные понятия. Какая-либо адекватная параллель Гре­цизму «Рос-ы» (Ρως и Ρωσωι) в Славянском языке соот­ветственно от­сут­ствовала кате­горически и напрочь. Слово Росский (Греческое Ρωσικος) появляется видимо уже после пе­ре­вода на Славянский язык Грекоязыч­ного Ветхого Завета; однако на про­тяжении XVI века слово очевидно воспринималось в контексте Биб­лей­ской истории (быть может хватит пальцев одной руки, чтобы назвать все казусы с его участием), в част­ности Геннади­евское князя Рос заменяется у Ивана Федорова на князя Рос­ска. И уже с рубежа XVI и XVII веков где-нибудь в церковной и очень «ученой» (но очень отно­си­тельно, для страны не знавшей уни­верситетов (ведь, в конце концов, Греческая экзонимия Руси, «метафо­рическая» по сути (приблизительно как и «Рутены» в Латыни), этимоло­гией своей обязана одной неточности Эллинистического перевода Вет­хого Завета (и напоминает «Тартары» о Татарах), а с того же незабвенного XV века и вплоть по Тура Хейер­дала она крепилась всевозможными до­мыс­лами об Одине и его каких-нибудь «Роксаланах» — сколь несовер­шен­ной должна была быть та «ученость», что доверилась такому ко­пивше­муся полторы тысячи лет кабинетному сумбуру (обратите внима­ние, первый же наш доморощен­ный историк-методист Татищев В.Н. был уже достаточно профессиона­лен, чтобы понять истинную природу Гре­ческой экзо­нимии Руси, но… не хотел в неё верить… так или иначе, свой труд отечественной истории он озаглавил всё же пра­вильно Русская История переименуют её из­датели, после его смерти))) книж­ности и в поэ­зии Росский делается вто­рым от-Грече­ским (Греко­филь­ским) сино­ни­мом Русского. Тем не ме­нее, дан­ное «каби­нет­ное» (келей­ное) начи­на­ние довольно скоро себя изжи­вает, опять же, в силу отсут­ствия под ним аутентичной исторической тради­ции, надолго сохраняясь лишь в поэ­зии, а впечатление подража­тельно­сти и даже карикатурности калька (с Греческого Ρωσικος) Росский про­изведёт видимо уже на зре­лую универ­ситетскую отечественную пуб­лику.
--------------------------------------------------------------------------------

Из интернет-заметки (Олег Боровских / ogbors): К сожалению - русские довольно плохо знают свою историю. Украинцы, как правило - не знают её совсем. …

Я: Русские — граждане Русского Государства (государства Русского права) очень хорошо знали свою историю. «Полу-Русским по нацио­нальности», Рассо­сийским Федерастам и «Чьим-то украинникам» не­чего знать — у них просто нет прошлого (кугуты может и любят укра­шаться научной лингвистической, этнографической или какой-то иного рода термино­логией, однако, натуральная национальная гордость не совместима с «Крас­ноанглийскими», «Чернонемецкими», «Белочеш­скими», «Мало­фран­цузскими», «Великопольскими», «Белорусскими» («Белорос(с)ийскими»), «Малорус­скими» («Малорос(с)ийскими») и «Великорусскими» («Великорос(с)ийскими») народами-наци(ональност)ями и нацио­нальными язы­ками, не была и (кстати) не будет).
И потом, Татарчонок, тебя ведь тоже дедушка Ленин родил, .уля ты на «слона» лаешь? Или ты Тартариец кинокефал?
--------------------------------------------------------------------------------

Послесловие: Почему Рассосиян («Русскоязычных и не-Русских россиян») назвали Федерастами?