November 6th, 2016

Как сохранить историю или «нация подгузников»

Заметки на полях России

Как сохранить историю или «нация подгузников»

Заголовок сообщения (Andrey Bochkarev): Как сохра­нить историю?
Россияне часто сетуют, что все пропало, поразвалилось, пришло в запустение, что государство не поддержало и т.д. Поляки не сетуют. Чтобы сохранить узкоколейную железную дорогу, они создали фонд, собрали деньги, сделали туристи­ческий аттракцион. В этом году по узкоколейке, у которой всего 2 ветки и 20 км путей, проехало 127 тысяч пассажиров.

Я: Элементарно. Сохранить историю – это значит читать в как можно большей полноте, во всем их объеме, от древней­ших до А.Пушкина и Н.Гоголя и позднее письменные памят­ники предшествующих поколений. Как это всегда было при­нято у европейцев – имена Бриттов, Тевтонов, Англов, Фран­ков, Полян, Руси/Русских (Рус-ь – образец славянского мор­фологиче­ского типа этнонима, который, по меньшей мере из­начально или за очень редким исключением (Серебь), исполь­зовался славянами для обозначения только иноязыч­ных, не­славянских народов (Донь, Ятвязь, Жмудь, Корсь, Голядь, Ливь, Чудь, Сумь, Ямь, Лопь, Весь, Черемись, Пермь, Скуфь, Сурь, Мурь) в частности, для скандинавов, то есть это экзоним, а Рус-ские – вполне по-славянски эндонимный вариант-сино­ним того же самого имени (со временем появлялись и ещё разнообразные «инсинуации» на ту же основу – Рус-и, Рус-ичи, Рус-ци, Рус-аки, Рус-ины, Рус-яне, Рус-наки – хотя многие из них так и не приобрели большого литературного призна­ния)) попали в ис­точники не позднее Раннего Средневековья и являются атри­бутами са­мосознания европей­ских наций до сих пор.
Вот разве что с Русскими не все благополучно – о них осо­бенно в последние сто лет мало кто читал, то есть не помнит, поэтому их имя постепенно вы­ходит из употребления. Сущест­венно важно так же и то, что этот процесс гармонирует с тем или усиливается тем обстоя­тельством, что в стране, где о Рус­ских должны были бы по идее пом­нить, «припоминанием на­циональной исто­рии» за­нимаются, так сказать, «политики», или специально уполномоченные «администра­тивные органы», и вот как раз в эти специально администра­тивно-политически ответственные (за всё прочее население страны) «органы» попадают индиви­дуумы мало читающие. Ну не то что бы мало, но помимо собственных указов, директив и декретов не так уж видно и много, и особенно из области исторического знания, несмотря на предъявляемую претензию на заботу о всеобщей «общественной» идентичности. Таким образом, сужение (ввиду постепенного исчезновения в стране граждан­ского об­щества, в котором, в условиях свободы и независимости науки, а исто­рия – это наука, от политики и любой вненаучной предубеж­денности, догматизма, шансы на «выживание» исто­риче­ской памяти заметно возрастают) круга ответствен­ности за идентичность приводило к система­тическим утратам в этой области. В ре­зультате такого прекра­щения воспроизвод­ства в памяти страны (в целом) аутентич­ной эндонимики, эта по­следняя не­избежно восполнялась па­мятью соседних стран и народов о Русских, но уже на их соб­ственных, нерусских язы­ках – на гре­ческом, итальянском, польском, не­мецком – от­сюда воз­никли с толчка от Русии (впервые на ки­риллице про­звучала в православно-братской Сербии) Росия, Россия, Бела­русь (Белая Русь > Leu­korussus > Белорус­сия/Беларусь), Ук­раина, СССР, РФ и про­чее.

Andrey Bochkarev: Речь о материальной истории.

Я: На самом «ничейном пограничье без названия и с боль­шой буквы» непосредственно не сохранилось летописных ру­кописей столь же древних как например Ипатьевский список (первая четверть XV века), Лаврентьевский список (1377 год), Синодальный список Новгородской первой летописи (конец XIII века), хотя есть книги-рукописи XVI века по-происхожде­нию южнорусские. Как буд-то бы случайное совпадение – на Юге нет летописных рукописей древнее фик­сации названия Украины в письменности. Но отсюда видимо и столь общий плачевный результат – местные «пограничники» забыли как их «зовут». Куда уж ещё материальнее.
Для сравнения. После гибели единственного списка Слова о полку Игореве в пожаре 1812 года лингвистам понадобилось почти 200 лет, чтобы доказать «неверующим» и сомневаю­щимся подлинность, аутентичность текста. А кто знает, если бы столь краеуголь­ный для Русского самосознания литератур­ный памятник уце­лел в той войне, быть может и границы Ук­раины (где теперь погребено историческое ядро Русской земли, которую так сла­вит Слово) выглядели бы сейчас иначе, сохраненное Слово наверняка хоть как-то повлияло бы на процесс формирования географиче­ской конфигурации украин­ства в XX столетии (и гораздо скорее в сторону его умаления).

Заголовок заметки Алана Петрова: Украинские князья в Москве…
В Москве поставили памятник нашему князю. Это радует. Теперь дело вывесить наш флаг над Кремлем ватниками.
Жители РФ, запомните!
Во всех летписях имя киевского князя указано Володимеръ, а не Владимир…
Герб киевского князя Володимира был тризубец, а не двух­головый петух мутант.

Я: Молодец, «подгузник», очень смешно.
Кстати, о подгузниках (украинцах). Название Украина в конце XVI века (впервые на польском языке, что вообще зако­номерно для семантически прозрачного экзонима, ибо об Ук­раине и украинцах, терминах про сугубо «третьи (они)» лица и географические объекты, на протяжении XVII, XVIII, XIX ве­ков говорили совсем другие лица, сами к Украине и украинцам «обитателям Украины» отношение не имевшие, и что особенно показательно для слова украинцы «обитатели Украины» – его употребляли в пись­менности сравнительно необычайно редко, это наверное один случай на тысячу Украин или ещё гораздо реже, а факти­чески это всего несколько раз за пару первых столетий его упо­минаний) пришло видимо на смену названию Дольняя Русь XVI века, то есть «нижняя (ниже по течению Днепра) Русь». Ук­раину не исключено позаимствовали из Ки­евского летописца, где однажды упо­минута Переяславская ук­раина, и вероят­нее в та­ком случае это сделали сами местные Русские в знак тогда своей солидарности с Русью, со всей Ру­сью, Великой, «Мос­ковской Ру­сью», то есть «Украина» таким образом это ничто иное как «ис­ториче­ская (крайняя) часть древней Руси». И происходило это всё на волне Русского «на­ционального» и ос­вободительного движе­ния, религиозно-по­литических трений Русских с Поля­ками в Речи Посполитой, и тем паче наверное формирования казаче­ства в Поднепровье как существенной политической силы в данном регионе. К тому же, в языке мо­сквичей очень широкое практическое при­менение находили слово украина «граница» и вы­ражения типа государевы руские люди укра­инцы «погранич­ники», и потому «казачья» тема Среднего Поднепро­вья посредством «Ук­раины» так же таким образом очень гар­монировала с мос­ков­ской «служебной пограничной». В целях этой же «гармо­нии» из письменных источников было позаим­ствовано мест­ными Русскими Поднепровья (причем, получи­лось в один год с Ук­раиной) на без малого двести лет забытое понятие «Малая Русь», как ви­дно неплохо сочетавшееся с Великой и Белой Ру­сью.
Подгузники, а кто вас надоумил на идею о «трезубце»? Вла­димир сам добавил центральный элемент в знак, который на протяжении столетия до того выглядел наподобие «дву­зубца». Но что он означал в действительности теперь можно только догадываться, искать, исследовать. (Могу предложить тему «ключей» и «запоров», исходя ну хотя бы из описания пре­рогатив «князя Рюрика», как они могли бы значиться в тра­диции ещё самой ранней, скандинавоязычной Руси – «на­ших домов верный защитник»). Ведь Рюрико­вичи пе­рестали ис­пользовать эту эмблематику после сере­дины XIII века (Ордын­ские ханы станут «царями» для Русских и Рюрикови­чей, со всеми вытекающими отсюда прерогативами), соответст­венно её этиоло­гического предания не существует.
А вдруг изначально там было что-нибудь по смыслу «анти-, противоукраинское», «антиподгузочное».
И вообще, подгузники, знак Рюриковичей – это ведь по сути своей чисто родовая, семейная символика (самого «Рус­ского» из всех возможных «Русских родов»), эти эмблемы (ка­ждый Рюрикович трансформировал родовую основу знака на свой лад, делал его индивидуальным, прибавляя свою ка­кую-то деталь) не имели никакого отношения к области «госу­дар­ственной» символики, ни Киева, ни какого другого рус­ского города-государства (тут у всех Русских лидировали Со­фия-Премудрость, Георгий-победоносец, Троица, видимо в но­вом христианском контексте продолжавшие какие-то ещё дох­ри­стианские у славян идейные мотивы). А хорошо известно, что Русь не знала самодержавия как формы политического прав­ления. Вы же вроде брызжите соплями, что по сути поли­тиче­ской отли­чаетесь от «царской» России. Так зачем же вам се­мейная сим­волика Рюриковичей.
И запомните, подгузники, древнейшая дошедшая до нас надпись на русском языке гласит: Владимиръ на столе, а се его сребро – то есть использован именно южнославянский (старославянский) ва­риант этого имени. Кстати, судя по слово­употреблению, например, Повести временных лет старо­сла­вянская лексика уже тогда, на заре русской литературы была оценена говорящими на восточнославянских диалектах в «стилистическом» ключе, будучи призвана придавать пись­менной речи «возвышенный тон». Ну ведь старославянский (письменный) и создавался (из говора Славян Македонии) строго говоря с известной целью, а именно для пе­ревода Свя­щенного писания, что то же способствовало опре­деленной тенденции в его восприятии, а эти два славянских языка во­обще были сравнительно по всем лингвистическим параметрам необычайно близки друг другу, что и способство­вало их лег­кому взаимоперетеканию в письменных памятниках (и слия­нию в итоге в современном русском), скажем, у Фран­цузов с латинским в то же самое время были гораздо более серьезные проблемы во взаимопонимании, попросту его уже не было.

Цитата: Вобше то Князь Владимир Креститель это русский князь ничего общего с Украиной не имеющий. Так как история Украины начинается с 1919 года, когда на части России была нарезана Украинская ССР, а столицей ей был назначен рус­ский город Харьков. И только в 1934 году столицей был пере­назначен другой русский город Киев. Который до 1240 года и являлся столицей России. Так что учи историю неуч Алан Пет­ров со своими недалёкими единомышленни­ками.))))))))))))))))))))

Я: Всё было замечательно до фразы о «столице России», которая отравила всё.
Русь Россией (на латинице конечно) до 1240 года и долго после изредка назвали только в Зап.Европе (впервые в 1142 году, у Оттона Фрейзингенского). Более употребительной там же на Западе была Russia, от Русь, с прибавлением того же ан­тичного, греко-латинского окончания -ia, что и у Греков (при­выкли мы употреблять это римское название Эллинов). А сами Греки до XIV века, да ещё и после, писали Росия (по-гречески конечно). Или вы сторонник «древней украины» и «укров»?

Цитата: Я отнюдь не сторонник древних укров и прочего …

Я: Я так выразился, имея ввиду то, что подгузники злостно-методично употребляют свое имя «в прошедшем времени», ко­гда оно зна­чило и совсем другое (раньше всего и в подавляю­щем числе случаев – «пограничники», потом «Поляки на Ук­раине», потом «Русские обитатели Украины», таксономически равнозначные «запорожцам», «подольцам», «волынцам», и это последнее значение долго, до поры было самым редким), и нечто на много, гораздо менее значительное (изначальная яр­кая и долгая «внеэтничность» слова украинцы легко объясня­ется его семантически указующей «экзонимностью», прида­вавшей ему «пограничность, чужесть» – исторически в пред­степье русские украины сосед­ствовали с Диким «чужим» по­лем) в сравнении с общим для всех именем «Русские», как бы оно там тогда в противополож­ных концах Русских земель, Руси по разному не писалось (Рус(ь)(с)кие).
Подобным же об­разом и в вашей фразе Россия прозвучала абсолютно и не ко времени, и не к месту, да ещё с двойным греко-латинским -сс-, если помнить о том, что на кириллице Росия впервые запи­сана в XIV веке, а Россия в начале XVII, официальным на­званием страны Росия стала в 1654, а Россия только в 1721 году. То есть, Русь была прекрасно осведомлена о своём греческом на­звании и никак не могла его не знать и тому естественно есть под­тверждения, что она его отлично знала (по разнообразным греческим письменным документам в процессе плотного общения с греками, по византийским печа­тям киевских митрополитов), но несмотря на это, сами Русские первые пять веков своей истории (да и позднее да­леко не сразу) на свой счет греческий экзоним Руси не употребляли. Есть одно, пожалуй, предположительное исключение до XIV века, выразительной характерностью своего контекста под­тверждающее общее правило – у древнерусского математика, новгородца Кирика во фразе чернец, а не игумен воздвизает крест в монастыре въ росьстимъ, а въ гречьстимъ – игоуменъ – где речь идет о монастырях на Афоне. («Предположитель­ность» тут связана с возможностью и каллиграфической ошибки – недописи полного, горизонтального варианта дигра­фической буквы «Оукъ» – оу. Известен ещё один аналогичный прецедент, когда в названии Правда Роськая, помещенном в конце строки, полная буква «Оукъ», последовательно исполь­зуемая в данном списке, и в словах на Роус- в том числе, ока­залась недописанной. Правда Новгородец Кирик в своем XII веке был одним из самых ученых людей того времени и мог вполне наверное думать на греческом. Может быть ещё и су­щественно то, что он – Новгородец, то есть сработал принцип «взгляда со стороны», точно  как позднее у Сербов и Болгар, назвавших Русь на греческий манер. Хотя, Роськая Правда су­ществует в списке самое раннее середины XV века и могла быть где-то спровоцирована происходившей в XV веке в цер­ковной среде, церковным каналам, сверху вниз, от митрополи­тов до низшего клира популяризацией Росии, так что в чем-то случаи могут родниться.)
Зная, что в «народе» свободно гуляют псевдо-недо-около-не-научные мифы о якобы родстве имен Руси и Росии (мифы абсолютно той же природы происхождения и абсурдности, что и «древние укры»), я подчеркиваю принципиально важный момент отсутствия в древнерусских письменных памятниках до XV века чего-либо подобного Росии (в Повести временных лет насчитывается 50 антиконизмов с окончанием на -ия, заимст­вованных из переводной и греческой литературы, но нет ещё даже Русии). Ведь если даже теоретически допустить та­кую фантазию, что в собственно славянском языке корни на рус- и на рос- могли бы быть этимологически родственны (а это со­всем не так – славянские гласные [u] и [o] происходят от раз­ных праславянских, индоевропейских дифтонгов – но конечно в «народе» об этом не известно), столь долгая не­встречае­мость греческого названия Руси в собственно русской пись­менности говорит о том, что грецизм воспринимался у Русских до поры как нечто чужеродное, не своё, не похожее на Русь (можно сравнить это с тем как собственно славянские слова на рус- и рос- можно разводить по разным семантическим полям: рух, рухло, русло, руст, рунить, рушить (здесь общая идея «движения, течения») и род, рожать, роща, рост, рослый (идея «роста, произрастания») – скорее всего слово Русь уже у истоков своего устного форми­рования у восточных славян в VIII-IX ве­ках легко «читалось», опосредовалось значениями собственно славянских слов, эти­мологически со скандинав­ским Ruþi «ви­кинг (гребец); викинг (поход)» и не связанных).