November 4th, 2016

Политика исторической памяти

Ответы на вопросы

Политика исторической памяти

Из заметки Сергея ПЕтровича: Что нужно знать про Ивана IV Грозного?
… Именно Иван IV Грозный … отменил в России феодализм, юридически уровняв простых крестьян со знатными князьями…

Я: Молодец, хороший зверёк. По другому это ещё называют «поголовным рабством» перед обожествленным, полу обо­же­ствленным монархом, помазанником. Единственно, что пожа­луй хочется поправить, то что в Восточной Европе в природе никогда не было феодализма. Феодализм – это сугубо локаль­ное западноевропейское социально-экономическое явление (в совершенно-законченном виде оно известно только на терри­тории бывшей Римской империи и именно этой географической преемственности оно и обусловлено своим становлением), и Грозный отменить его на Руси никак бы не смог, даже если бы очень захотел. А то, что советские историки повсюду за пре­делами Зап.Европы упорно принимали за феодализм, суть яв­лялось разно­видностями доминаризма и магнаризма – вот эти то по­следние экономические явления, но правда кроме всего прочего, и имели место на Руси (Правда Яро­славичей посвя­щена в частности охране и оценке жизни раз­ного ранга огни­щан «дворян, челяди», обитателей княже­ского, боярского ма­нора). Пытаются говорить ещё о нобиларизме на Руси (сов­местная, родовая, семейная собствен­ность некой аристокра­тии, княжеского рода, например), но при наличии некоторых внешних черт имеющиеся историче­ские данные в общем не благоприятствуют прямому соотнесе­нию дан­ной модели с си­туацией в Русских землях. Тут и свыше 30 случаев вечевых собраний в Киеве по ходу дела, нена­рочно упомянутых лето­писями, и все известные обстоя­тель­ства взаимоотношений русских городов и горожан с князьями, и как видно исчерпан­ность одним всего лишь княжеским ро­дом Рюрикови­чей «сосло­вия титулованной знати» в Руси (не в пример разветв­ленному «благородному рыцарскому сословию» Европы, сов­местным ударом копейной конницы наводившему страх на лю­бые «народные ополчения»). Расклад буквально физических сил в Руси очевидно оказывался не в пользу кня­жеской власти (потому-то ведь очевидно и князьства-княжества до 1375 года на русском письме не известны – всё земли, города-грады, во­лости, страны-сто­роны, да области). То есть в действи­тельно­сти да­леко не только в Новгородской земле, ибо Новго­род (прием­ник Горо­дища «большого, старого города» (как Гра­диште)) изначально фор­мировался то ли как «побратим» (от­сюда Русин и Словенин 1-ой статьи Русской Правды) Русьски земли (и в чисто тер­рито­риально-гео­метри­ческом плане Нов­город с его северными «пастбищными» территориями от Лопи до Югры фак­тически не так уж и много уступал всей Руси), то ли даже как «политиче­ский дядька» («полити­ческий авунку­лат») – между ними су­ществовали ка­кие-то особые («синой­кизм на расстоянии»), ухо­дящие в X век (в Новгороде обычно княжил старший сын киевского князя, так выражался «пре­стиж» города, который мог бы найти себе князя и самостоя­тельно, о чем недвусмысленно заявлял Святославу) и мо­жет ранее политиче­ские связи (две общины контролировали «главные географические ворота восточнославянского леса» на маршруте торговли приполярной пушниной).

Цитата: Но когда мы говорим о политике исторической па­мяти…

Я: «Политикой исторической памяти» начинают заниматься там, где «историческая память» фактически утрачена и/или находиться в ведении специально уполномоченных «органов администрации». Например: расизм и неоязычество (на поло­вину Иудей по крови, выходец из буржуазной, бюргерской го­родской немецкой среды А.Гитлер «интерпретировал» по сво­ему ещё буквально накануне всех событий у некоторых евро­пейских или европейского происхождения народов сохранив­шийся «добропожелательный», иногда почти «дет­ский», близ­кий по сути пасхальному кролику, несмотря даже на древнюю внешнюю графичную «колючесть» (его чертили по дереву и глине, вышивали), красно окрашенный значок) германских нацистов, «национальная политика» (создание в очень и да­леко некапиталистической, нерыночной экономиче­ской среде «национальностей, наций» из отдельно взятых «эт­носов», родо-племенных общностей и прочей «украинской» дребедени и их неизбежной иерархии, монотонно продолжаю­щей «родо-племенную», за отсутствием чего-либо более соци­ально-эко­номически продвинутого) в СССР-РФ. Естественно такое сущ­ностное сходство обеспечено одинаковой матери­альной базой, базисом – политаризмом – кратковременным в Германии, «ле­бединой песней кайзерства» и по обыкновению махровым, ор­дынским по происхождению российским (извест­ные нам при­дворные московские титулы, типа постельничий, окольничий и прочее являются кальками с монгольских, Са­райских).

Цитата: Иван Грозный в Орле неуловимо напоминает Та­мерлана (Амир Темур) в Ташкенте. Но даже тот, более извест­ный миру мясник, изображен без меча.

Я: К чести Тамерлана надо сказать, что в отличие от Ивана Грозного и Сталина и даже Петра I, тот «мясник» был действи­тельно для своего времени и «социального положения» не­ожиданно и очень незаурядно умным человеком, по-настоя­щему, кстати, гениальным полководцем, тактиком и стратегом, не в пример «воину Ивану Грозному», по выражению Дол­бо.ба Мединского (самые лучшие свои «военные компании» Грозный провел против мирного русского насе­ления). (Кстати так вышло, что разорение Тамерланом Орды послужило одной из материальных предпосылок развития в XV веке нового рус­ского суверенитета. Правда однажды восстав (ориентировочно в 1480 году) он постепенно станет российским.)