August 14th, 2016

Единственный способ производства, который политарная экономика уверенно допускает и даже стимулирует

Ответы на вопросы

Политарные олигофрены

Комментарии под заметкой некоего Виктора Евлогина За нашу Родину без Сталина – это как за США без Вашинг­тона и Линкольна.

Я: Какой безмозглый олигофрен мог приравнять Сталина к Линкольну?

санёк иванов: Судя по вопросу - это Дьяков. Он прирав­нял, а автор пишет, что у каждой страны свои сталины, лин­кольны, вашингтоны.

Я: Олигофрен ты безмозглый, и кто по твоему в США, в Швейцарии, в Швеции, в Японии был своим, местным стали­ным? И кто по твоему, дебил, в России годится на роль своего, местного линкольна? Сталины могут быть только в России, а линкольны только США, у.бок ты тупоголовый.

санёк иванов: Не социального, а социалистического.

Я: Ты даже не знаешь, олигофрен, что в стране уже 700 лет политарный строй существует, и не было никогда социализма?

Игорь Черноусов: Почему 700? Социализм многообразен, его столько вариантов, начиная с КНДР, и заканчивая, что са­мое удивительное США))( ну, хотя бы не социализм, а его эле­менты в виде стремления к всеобщей медицинской помощи за счет уровней страхования).

Я: Ну вы скажите эту детскую глупость про «многообраз­ный социализм повсюду» ученому человеку – над вами по­сме­ются. Медицинское страхование не имеет отношение к со­циа­лизму, а лишь к системе перераспределения в рамках уже су­ществующих на сегодня типов экономик, капиталистической, политарной («государственной»). Социализм – это по задумке теоретиков способ производства, обеспеченный обобществле­нием средств производства, недостижимый пока видимо тип экономики. В Аттике часть доходов от серебряных рудников, где трудились рабы, поровну распределялась между гражда­нами полиса, на прибыль от рудников строился государствен­ный флот. Вы же не назовете это «элементом социализма». Это всего лишь старинная европейская «общинная собствен­ность», «альменнинг» по-скандинавски («собственность всех людей (данного общества)»).
Политарный способ производства лежит в основе самой ар­хаичной и самой широко на планете и в истории известной экономики цивилизованного этапа общежития. Можно сказать что Земля, перешагнув порог первобытности, является плане­той сплошного политаризма, политарной планетой. Только в последние 500 лет из недр Западной Европы развивалась но­вая мировая экономическая система, капиталистическая. В том числе и Россия всю свою историю (идущую от Московского княжества конца XIII века) является страной классического политарного строя. В сравнении с обществом свободного рынка и частных собственников, развивавшемся изолированно и в специфических природно-климатических условиях в Ев­ропе, политарную экономику можно назвать «тотальной, тота­литарной». Единственный способ добывания средств, способ производства, который политарная экономика уверенно до­пускает и даже стимулирует, поощряет к существованию «под своим крылом» – это теневой, или по-другому воровской.

Оксюмороны

Ответы на вопросы

Оксюмороны

Цитата: Во Всемирном банке пожаловались на неспособ­ность Украины осваивать деньги

Я: Все-таки, прежде чем иметь дело с неизвестно чем, сле­довало бы сначала выяснить, украиной чего является «безы­мянная украина с большой буквы». Украиной планеты? Это невозможно – ещё древние Эллины установили, что Земля ша­ро­образна, а на заре Нового времени это было эксперимен­тально доказано. Украиной иного сообщества, культуры? Вроде бы украинцы ото всех соседей яростно отнекиваются. Украиной самой себя? Ну тогда это что-то вроде политиче­ского, в госу­дарственном масштабе, на высшем уровне, наци­онального онанизма. Незалежная? Но тогда почему «укра­ина»? Это всё равно что «свободный раб». Украина «самый дальний край, самая крайняя (провинция)» даже чисто фило­логически может быть только «зависимая, чья-то», существует только относительно какой-то середины, основной части, чего-то более важного.

Drang nach Westen: как люто печёт энтого кацапа назва­ние Украина. всё никак от инперии зуд не угомонится.

Я: Так вот в чем дело. Украина – это придаток, украина, окраина, провинция империи. И вы с этим имперским прошлым никак не хотите расставаться. Так вы там наверное и кнутом сами себя бьете, по привычке.
Кстати, украинец – гораздо оскорбительнее, чем кацап. Ка­цап – это «бородатый, как козел», прямой антипод хохла. А вот украинец – это термин с явным социальным, политическим подтекстом – провинциал, служащий, социальный маргинал, социально и культурно «опущенный». Русские люди сами себя так не называли.

Drang nach Westen: это называется фантомные боли. зу­дит, чешется, иногда печёт огнём. дико раздражает.

Я: Так давай я тебе на спину нассу, вдруг тебе поможет.
Ну можно ещё согласованным решением ООН переимено­вать вас во что-нибудь достойное. Я видел, наблюдал не раз психологическую реакцию людей родом из древней Русской земли, обозванной в советское время официально украиной, когда речь в их присутствии заходила на историко-этнологи­ческие темы или о родстве, происхождении. Это конфуз, стес­нение, стыд. Зачастую от них можно услышать вопрос «А кто Русский?», в смысле «Кто настоящий Русский, кто теперь Рус­ский?». Нельзя «хуторским сленгом» называть огромную страну и «народ». Подлинными, истинными но­сителями «на­родной», «национальной» культуры были Ф.Софонович, С.Величко, Н.Гоголь, а не какое-то едва умею­щее или же со­всем не умеющее читать и пи­сать «тубыльское» кодло (с раз­мытым этническим самосознанием), даже если оно всецело и сильно преобладает в ко­личественном от­ношении на самом краю про­свещенной Ев­ропы.

Drang nach Westen: а вы знаете, я искренне рад тому об­стоятельству, что шансы на возрождение российской империи в пределах границ 1917 или 1991 крайне малы. по большому счёту, даже границы современной РФ великоваты.

Я: Я же Русский, зачем же мне какое-то российское говно, хоть оно Империя, хоть Федерация. Любое российское говно, под любым бутафорным словоблудным соусом способно «по­рождать» (неестественным, нетрадиционным способом) только «национальных индейцев и украинцев», постепенно пожирая в то же время старинный Русский народ.

Drang nach Westen: Саша, вы, конечно, не обижайтесь, но я вам страшную тайну открою. нет никакого старинного Русского народа. и никогда не было.

Я: Ты наверное узнал об этом прочитав Слово Лариона, Сказание о Борисе и Глебе, Повесть временных лет, Слово о полку Игореве, Слово о погибели Русской земли, Задонщину, Хождение за три моря, Сказания Ивана Пересветова, пере­писку Ивана Грозного и т.д. Я думал, что с человеком разгова­риваю, а ты обезьяна неумытая, или какое-то ещё более при­митивное животное, или ещё хуже – совершенно адекватный «украинец».
Все вы российско-советские классифицированные по «на­ционально-родоплеменным рангам» украино-индейце-обезь­яны с «национальными паспортами, республиками и автоно­миями» никак не можете вместить в свои ущербные мозги ту простую истину, что настоящий Русский народ исчисляется единицами – это Софонович, Гоголь, Пушкин, Толстой, Шоло­хов, Пастернак, Бродский и другие, но не миллионы «тутош­него», «местечкового» кодла-быдла живущего в беспредель­ном настоящем и ищущего где бы пожрать, пое.аться и по­срать от души. Русский народ со­стоит исключительно из лю­дей, которые словом и образом со­единяют времена, всматри­ваясь в «зеркало» прошлого состав­ляют «повесть временных лет» Русского народа. На Востоке Европы «культурная нить или струна» связывающая время сравнительно вообще очень тонка, уязвима (кто знает, может «украинцев» сейчас было бы и меньше, если бы в 1812 не сгорел последний экземпляр Слова о полку Игореве), но всё же к ней можно приоб­щиться, прикоснуться, прислушаться по мере возможностей, способно­стей. И мой собственный Рус­ский на­род умрет вместе со мной.

Цитата: … декоммунизация: помещено фото фрескового портрета Ленина, переделанного в чубатого запорожца

Я: Необычайно трудно де-монтировать то, чего никогда в природе не было – коммунизма в стране классического поли­таризма. Политаризма, которому «украина с большой буквы» и «украинцы», как никто на этой планете, обязаны своим «за­рождением», и тут же, сразу же не как-нибудь, а в «республи­канско-на­циональ­ном звании» (обскакали очень многих дру­гих «индейцев» в СССР, даже более «древних»). На такое большое дело с таким размахом могли бы ре­шиться только «украинцы», для этого нужны исключительно «украинские» мозги.