?

Log in

No account? Create an account

daud_laiba


Александр Дьяков (daudlaiba)


Из Синодальной рукописи Новгородской I-ой летописи
daud_laiba
Из Синодальной рукописи Новгородской I-ой летописи, XIII век.

2

Въ лѣто 6645. Настанущю въ 7 Марта, индикта лѣту 15, бѣжя Костян­тинъ посадникъ къ Всѣволоду и инѣхъ добрыхъ мужь нѣколико; и въдаша посадницити Якуну Мирославицю Новѣгородѣ. Въ то же лѣто приде князь Мьстиславиць Всѣволодъ Пльскову, хотя сѣсти опять на столе своемь Новѣгородѣ, позванъ отаи Новгородьскыми и Пльсковь­скыми мужи, приятели его: «Поиди, княже, хотять тебе опять». И яко услышано бысть се, яко Всѣволодъ Пльсковѣ съ братомь Святополкомь, и мятежь бысть великъ Новегородѣ: не въсхотѣша людье Всѣволода; и побѣгоша друзии къ Всѣволоду Пльскову, и възяша на разграбление домы ихъ, Къснятинъ, Нѣжятинъ и инѣхъ много, и еще же ищюще то, кто Всеволоду приятель бояръ, тъ имаша на нихъ нѣ съ полуторы тысяце гривенъ, и даша купцемъ кру­титися на воину; нъ сягоша и невинова­тыхъ. Потомь же Святославъ Ол­говиць съвъкупи всю землю Новгородь­скую, и брата своего приведе Глѣбъка, Куряны съ Половьци, идоша на Пльсковъ прогонитъ Всѣволода. И не покоришася Пльсковици имъ, ни выгнаша князя от себе, нъ бяхуть ся устерегли, засекли осекы всѣ; и съдумавъше князь и людье на пути, въспятишася на Дубровьнѣ, и еще рекъше: «Не проливаиме кръви съ своею братьею, нѣгли богъ управить своимь промысломь». Тъгда же прѣставися князь Всѣволодъ Мьстисла­виць Пльсковѣ, и яшася Пльсковици по брата его Святопълка; и не бе мира съ ними, ни съ Сужьдальци, ни съ Смольняны, ни съ Поло­цяны, ни съ Кыяны. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Столь живописная иллюстрация «полисного быта» в одной статье.

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6646. …бысть громъ велии, яко слышахомъ чисто, въ истьбѣ сѣдяще. Въ то же лѣто  выгнаша князя Святослава, сына Ольгова, из Новагорода… Томь же лѣтѣ слашася по Гюргя Володимириця Суждалю; а въ 23 того мѣсяця пополошишася людье: сългаша бо, яко Святопълкъ у города с Пльсковици; и высушася всь городъ къ Сильнищю, и не бы ни­чтоже, а Святославлюю прияша Новѣгородѣ съ лучьшими мужи, а самого Святослава яша на пути Смолняне и стрѣжахуть его на Смядинѣ въ ма­настыри, якоже и жену его Новегородѣ у святое Варвары въ манастыри, жидуще оправы Ярополку съ Всѣволодкомъ. Въ то же лѣто въниде князь Ярославъ, сынъ Гюргевъ, вънукъ Володимирь, и-Суждаля Новугороду на столъ, Маия въ 10; и съ Пльсковици съмиришася. …
Въ лѣто 6647. Приде Гюрги князь и-Суждаля Смольньску и зваше Новгородьце на Кыевъ на Всѣволодка, и не послушаша его. И тъгда бѣжа Ростиславъ Смольньску къ отцю из Новагорода… и разгнѣвася Гюрги, идя опять Суждалю, възя Новыи Търгъ. И послашася Новгородци Кыеву по Святослава по Олговиця, заходивъше ротѣ; и бѣ мятежь Новѣгородѣ, а Святослав дълго не бяше. …
Въ лѣто 6648. … Въ то же лѣто потоциша Кыеву къ Всѣволоду Късня­тина Микулъциця, и пакы по немь инѣхъ муж 6, оковавъше, Полюда Къснятиниця…
Въ лѣто 6649. … Въ то же лѣто придоша ис Кыева от Всѣволода по брата Святослава вести Кыеву; «А сына моего, рече, приимите собе князя». И яко послаша епископа по сына его и много лепьшихъ людии, а Святославу реша: «А ты пожиди брата, то же поидеши»; онъ же убо­явъся Новгородьць: «Чи прѣльстивъше мя имуть» – и бежа отаи въ ноць; Якунъ съ нимь бежа. …и затоциша Якуна въ Чюдь съ братомь… И последь приведе я къ собе Гюрги и жены ея из Новгорода, и у себе я держаше въ милости. И разгнѣвася Всеволодъ, и прия слы вся и епи­скопа и гость. И сѣдѣша Новгородци бес князя 9 мѣсяць: и призваша и-Суждаля Судилу, Нежату, Страшка, оже бѣху бѣжали из Новагорода, Святослава дѣля и Якуна; и даша посадницьство Судилу Новѣгородѣ; и послаша по Гюргя по князя Суждалю…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Новгородские изгои, Якун с братом и с женами, становятся ми­лостниками Гюрги Владимировича – «княжескими дружинниками».

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6650. Епископъ и купьце и слы Новгородьскыя не пущаху из Руси, и они не хотяху иного князя, развѣ Святопълка; и въда имъ Свя­топълка и-своею руку… И услышаша Новѣгородѣ, яко Святопълкъ идеть къ нимъ съ всѣми людьми ихъ, и яша  Ростислава, и въсадиша въ епи­скопль дворъ, сѣдѣвъша 4 мѣсяци. Въ то же лѣто въниде Святопълкъ Новугороду, 19 Априля; и пустиша Ростислава къ отцю. Въ то же лѣто приходиша Ѣмь и воеваша область Новгородьскую; избиша я Ладожане 400 и не пустиша ни мужа. Въ то же лѣто приходи Свьискеи князь съ епископомь въ 60 шнекъ на гость, иже и-заморья шли в 3 лодьяхъ…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Каким странным своеобразием, в наш «условно-феодальный» век, теперь кажутся исполнены регулярные «задержания» князей в Новгороде.
Понятно что у самого по себе филологического мужа с его характер­ной универсальностью перспектив сословного обособления не было ни­каких. Дважды же пока встречавшиеся в тексте бояре обусловлены так или иначе причинами Киевского происхождения.

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6651. … Въ то же лѣто оженися Святопълкъ Новѣгородѣ, приведе жену из Моравы… Въ то же лѣто ходиша Корела на Емь
Въ лѣто 6652. … Тъгда же даша посадницьство Нежатѣ Твьрдятицю. …
Въ лѣто 6653. … Томь же лѣтѣ ходиша вся Русска земля на Галиць и много попустиша область ихъ, а города не възяша ни единого, и воро­тишася, ходиша же и из Новагорода помочье Кыяномъ, съ воеводою Не­ревиномь…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Русская земля “Русский народ, Русское общество” и прежде по тексту летописи выказывала способность свободно «передвигаться в пространстве», а данный пример особенно красноречив.
Хорошо просматриваются прерогативы области как “юрисдикции и владения”, «государства».

--------------------------------------------------------------------------------

Из Синодальной рукописи Новгородской I-ой летописи
daud_laiba
Из Синодальной рукописи Новгородской I-ой летописи, XIII век.

1

…а вы плотници суще, а приставимъ вы хоромъ рубити». И нача Дьнѣпрь мьръзнути. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Дьнѣпрь – “другой «Ēпр»”, Днестр “другой Истр” и Днепр свиде­тельствуют о тесном соседстве пра-Славян с носителями круга Фрако-Фригийских языков, очевидно некогда проживавших в названных поре­чьях. Такого рода факты веков археологических, принципиально молча­ливых, выявляемые в непосредственной близи от теоретической Сла­вянской прародины, очень важны, они помогают в частности правильно оценить чисто Славянскую этимологию Волги как следствия глобально-исторического и географического вектора диффузии Славянского языка, сквозь не одно тысячелетие тянущегося откуда-то быть может даже из префектуры Римского Иллирика, из диоцеза Паннонии в сторону Ниж­него Новгорода.

--------------------------------------------------------------------------------
… И бяше Ярославу мужь въ приязнь у Святопълка; и посла к нѣму Ярославъ нощью отрокъ свои… И рекъ к нему: «Оньси, что ты тому ве­лиши творити; меду мало варено, а дружины много». И рече ему мужь тъ: «Рчи тако Ярославу: даче меду мало, а дружины много, да къ вечеру въдати». И разумѣ Ярославъ, яко въ нощи велить сѣцися. И на томь ве­чере перевозися Ярославъ съ вои на другыи полъ Дънѣпра, и лодь отри­нуша от берега… И рече Ярослав дружинѣ… И нача вое свое дѣлити: старостамъ по 10 гривенъ, а смердомъ по гривнѣ, а Новъгородьчемъ по 10 всѣмъ
--------------------------------------------------------------------------------

Я: При том что смерды согласно нормам Правды правоспособны и лично свободны и по-видимому по всеобщей мобилизации составляют основу воев, земского ополчения, разница в оплате труда горожан (куп­цов) и селян (смердов) выглядит существенной – это своеобразные «профессионально-территориальные, функциональные сословия» Иль­менских Славян, как верно и других Славян, и кажется разница величи­ной 1 к 10 указывает как на «командные» в системе сотенной организа­ции земли функции старост и Новгородцев, так и на заметно всё же превали­рующую по численности в земском ополчении, среди воев, долю смердов. О социальном единстве земской полковой организации говорит и «профессиональное равен­ство» сельских старост представителям го­род­ской общины – Новгород­цам.
Заметим, что в отличии скажем от дружиныдругих своих людей (человеков, полноправных, свободных)” древние смерди (смьрьди, или собирательно смерда) вовсе утратили явные семантико-этимологические связи, их историко-филологическое происхождение гадательно, вряд ли разве что связано с отрицательной коннотацией “сморода-смрада” и “смердения”, будучи бы тогда скорее ближе смирению как “низкому по­ложению”, например такому как у пригородов главного города. Предпо­ложим, идейное кредо смьрьдов должно быть чем-то сродни семантике последовавших за ними страдников (страдати “работать, пахать”, страд­ный, страдовщик, страдолюбие, страдомый и др.) и кресть­ян (причём страдник с XVI века тоже стано­вится бранным словом, и по чисто соци­альным причинам, а крестьян защи­щал крест).
Лодь – собирательные лодьи?

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6525. … И заложена бысть святая София Кыевѣ.
Въ лѣто 6547. Освящена бысть церкы святыя Богородиця Володими­ромь.
Въ лѣто 6550. Володимиръ иде на Емь съ Новгородьци, сынъ Яро­славль.
Въ лѣто 6551. Володимиръ иде на Грькы.
Въ лѣто 6559. Постави Ярославъ Лариона Русина митрополитомь.
Въ лѣто 6589. Придоша Половьци…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Эти первые Половьци с учётом «цоканья» почти вторят поло­ви­чам – “обитателям другой (второй) стороны, половины”.

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6575. …яша и на Рши.
Въ лѣто 6576. Гнѣвъ божии бысть: придоша Половци и побѣдиша Русьскую землю. Въ то же лѣто высѣкоша Кыянѣ Всѣслава ис поруба. Томь жѣ лѣтѣ побѣди Святослав Половце у Снъвьска, а Изяславъ бѣжа въ Ляхы.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Можно обратить внимание на победу «этноса, популяции» (По­ловцев) над «обществом» – землей. Тут же имеется и лишний образец самого типичного для древнего Русского языка и Новгородской летописи в частности представления о «государстве» как о «популяции, этносе, обществе» – в Ляхы.

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6577. Приде Изяславъ съ ЛяхыНовгородци же поставиша пълъкъ противу ихъ, у Звѣринця на Къземли; и пособи богъ Глѣбу князю съ Новгородци. О, велика бяше сѣця Вожяном, и паде ихъ бещисль­ное число…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Редкая для Славянских экзоэтнонимов на собирательное аль­тернативная форма, Русяне-Русане станут известны много позже Вожан, а к прочим северным аборигенам в дальнейшем станут применят в чём-то «языческий» суффикс -ич-: Сысоличи, Ермоличи, Вогуличи и др.

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6580. Пѣренесена быста Бориса и Глѣба съ Льта Вышего­роду.
Въ лѣто 6581. …прогнаста Изяслава въ Ляхы Святослав и Всѣволодъ.
Въ лѣто 6603. … Въ то же лѣто придоша въ Русь прузи Августа въ 28.
Въ лѣто 6605. …побѣди Мьстислав… Новгородци Олга на Кулацьскѣ… и Книну чядь избиша.
Въ лѣто 6611. Идоша вся братья Русьская земля на Половьцѣ, на Сутѣнь…
Въ лѣто 6613. …и погорѣша хороми от ручия, мимо Славьно, до свя­того Илие.
Въ лѣто 6619. Иде Святопълкъ, Володимиръ, Давыдъ и вся земля просто Русская на Половьце, и побѣдиша я, и възяшя дѣти ихъ, и городъ по Дънови Суртовъ и Шаруканъ. …
Въ лѣто 6621. Ходи Ярослав на Ятвягы, сынъ Святопълчь… Семь же лѣтѣ побѣди Мьстислав на Бору Чюдь. … Въ то же лѣто погорѣ онъ полъ, на сеи же сторонѣ городъ Кромьныи
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Онъ полъ даёт повод вспомнить Античных Спалов. С ними Гутоны (Гът(ян)е) сталкиваются перейдя Вислу.
Кромный этимологически и семантически близок диалектизму кремль.

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6623. Съвъкупишася братья Вышегородѣ: Володимиръ, Ольгъ, Давыдъ, и вся Русьская земля, и освятиша церковь камяну Маия въ 1, в въ 2 перенесоша Бориса и Глѣба, индикта въ 8. … А Новѣгородѣ измьроша коня вся у Мьстислава и у дружины его. Том же лѣтѣ заложи Воигость церковь святого Федора Тирона…
Въ лѣто 6624. Иде Мьстиславъ на Чюдь с Новгородьци и възя Мед­вѣжю голову на 40 святыхъ. Въ то же лѣто Мьстиславъ заложи Новъго­родъ болии пьрваго. Том же лѣтѣ Павьлъ, посадникъ Ладожьскыи, за­ложи Ладогу городъ камянъ.
Въ лѣто 6625. …единъ от дьякъ зараженъ бысть от грома, а клиросъ вьсь съ людьми падоша ници, нъ живи быша. …
Въ лѣто 6626. … Томь же лѣтѣ приведе Володимиръ съ Мьстиславомъ вся бояры Новгородьскыя Кыеву, и заводи я къ честьному хресту, и пу­сти я домовь, а иныя у себе остави; и разгнѣвася на ты, оже то грабили Даньслава и Ноздрьчю, и на сочьскаго на Ставра, и затоци я вся.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Всё те же договоры «призывников» с «нанимателями», всё та же княжеская хитрость, без которой невозможно было одолеть никакой «Искоростень», по причине его численного перевеса.
Обращает на себя внимание практическая административная долж­ность «боярина» – сотский, возможно эти две понятийные категории теснейшим образом сопрягались. Вообще термин вероятно Болгарского происхожде­ния боярин (Церковнославянское болярин) для древнего Новгорода необычен и редок, и неслучайно впервые в Новгородской ле­тописи воз­никает в прямой связи с Киевом, в Новгороде это всё те же сверх уни­версальные мужи, только добрые, лучшие, лепшие, передние, вят­шие.

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6628. Приде Борисъ посадницить въ Новъгородъ.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Свидетельство политического «старшинства» Киева, Киевской общины, и «цельности государственной территории» Русской «конфеде­рации».

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6630. Прѣставися Мьстиславляя Хрьстина. Томь же лѣтѣ оженися Мьстиславъ Кыевѣ, поя Дмитровьну Новѣгородѣ Завидиця.
Въ лѣто 6631. Оженися Всѣволодъ, сынъ Мьстиславль, Новѣгородѣ. …ходи Всѣволодъ съ Новгородьци на Емь
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Кажется симптоматичным, что Рюриковичи бывало брали замуж Новгородских барышень.

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6633. Преставися Володимиръ великыи Кыевѣ, сынъ Всѣво­ложь; а сына его Мьстислава посадиша на столѣ отци. … Въ то же лѣто посадиша на столѣ Всѣволода Новгородци.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Одна из основополагающих политических функций граждан древне-Русских городов – «садить на столах князей».

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6634. … Въ то же лѣто въдаша посадницъство Мирославу Гюрятиницю.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Термин посадничество оказывается много старше в Русском языке королевства и княжества, тем боле в летописных датах, да при том что  д р е в н е-Р у с с к а я  л е т о п и с ь  вообще  н е  з н а е т  такого слова – кня­жество, оно заимствуется из посольского «жанра» литера­туры с конца XV века. В чём собственно и заключается известный пара­докс, ибо Фе­дерастические учебники взахлёб вещают детишкам о «древне-Русских княжествах», и даже можно заподозрить, что намерено вопреки подлинному словарному составу древней Русской летописи. Между тем, литературная реальность посадни­чества говорит как о вы­дающихся способностях Славянского языка, так и о навыках «граждан древне-Русских полисов», чьё умение «садить князей на столах», на княжения, по-видимому было бы не так просто согласо­вать с семантиче­скими притязаниями княжества, каким баналь­ным про­тиворечием оче­видно и следует объяснять зияющее отсутствие в древ­них Русских лето­писях рядом с посадничествами каких-либо «кня­жеств». Само слово-то княжество и могло бы, предположим, существовать в Славянском языке когда-то «давно», но в таком случае его смысл всё же видимо шёл в разрез с той насущной социально-политической обстановкой, что бук­вально отражается в древне-Русской литературе. Конечно, язык прежде всего ищет эргономичные формы выражения смыслов и можно было бы надеется, что древние Русские до поры до времени как-то находили все им необходимые оттенки значения в привычном Славян­ском княженье, тогда видимо оставляя княжество дожидаться созрева­ния определенной политической конъюнктуры, которая особыми потен­циями данного и бо­лее быть может прихотливого слова к своей выгоде и воспользуется.

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6636. … Туга, бѣда на всѣхъ, отець и мати чадо свое въса­жаше въ лодью даромь гостьмъ, ово ихъ измьроша, а друзии разидошася по чюжимъ землямъ. И тако по грѣхомъ нашимъ погыбе земля наша. …
Въ лѣто 6637. Въниде ис Кыева Данилъ посадницитъ Новугороду.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Ещё одно ценное свидетельство традиционного «государствен­ного единства» двух удалённых друг от друга великообщин, «полисов».

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6638. Иде Всѣволодъ съ Новгородьци на Чюдь зимѣ… идуце и-замория съ Готъ, потопи лодии 7, и сами истопоша и товаръ, а друзии вылезоша, нъ нази; а из Дони придоша сторови. …и поставиша архе­пископа Нифонта, мужа свята и зѣло боящяся бога…
Въ лѣто 6639. …иде Всѣволодъ на Чюдь; и створися пакость велика: много добрыхъ мужь избиша въ Клинѣ Новъгородьць…
Въ лѣто 6640. …ходи Всѣволодъ въ Русь Переяславлю, повелениемь Яропълцемъ, а целовавъ крестъ къ Новгородцемъ, яко хоцю у васъ уме­рети. И рече Гюрги и Андрѣи: «се Яропълкъ, брат наю, по смерти своеи хощеть дати Кыевъ Всеволоду, братану своему»; и выгониста и ис Пере­яславля. И приде опять Новугороду; и бысть въстань велика въ людьхъ; и придоша Пльсковици и Ладожане Новугороду, и выгониша князя Всѣволода из города; и пакы съдумавъше, въспятиша и Устьяхъ; а Ми­рославу даша посадьницяти въ Пльскове, а Рагуилови въ городѣ.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Князья выгоняют друг друга, а города выгоняют князей, за нару­шение интересов города и договоров.
Начало новой исторической эпохи в политической жизни Новгорода, теперь он будет иметь дело не с Киевской общиной, или какой-либо иной общиной, дающей Новгороду посадников, а лично с князьями (Рю­риковичами и не только), с великими князьями, где бы, в каком городе они не княжили, их князьями-наместниками, уходит в прошлое «уда­лённый протекторат» Киева, или «Русская Земля» как изначально «иерархическая синойкия двух общин на пути из Варяг в Греки», когда Новгород посылает дань Киеву, по большому счёту и фактически город на Волхове становится независимым, хотя его «республиканизм», поли­тическое устройство по-прежнему испытывает потребность в княжеской долж­ности и не претендует в таком случае на изоляцию, особые отно­шения с князьями оказываются залогом действенной и великой Средне­вековой на Русской равнине «республики».

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6641. …на зиму, иде Вьсеволодъ съ Новгородьци на Чюдь, и възя городъ Гюргевъ…
Въ лѣто 6642. Почаша мълъвити о Сужьдальстѣи воинѣ Новгородци и убиша мужь свои и съвьргоша и съ моста… погорѣ Търговыи полъ, от ру­чья Плътьницьнаго до конця Хълма… Томь же лѣтѣ ходи Всѣволодъ съ Новгородьци, хотя брата своего посадити Суждали, и воротишася на Дубнѣ опять; и на томь же пути отяша посадницьство у Петрила и даша Иванку Павловицю. А Изяславъ иде Кыеву; и раздьрася вся земля Русь­ская. Томь же лѣтѣ рубоша Новгородць за моремь въ Дони. …иде Всѣво­лодъ на Суждаль ратью, и вься Новгородьская об­ласть… И бишася на Ждани горѣ… и убиша посадника Новгородьскаго Иванка, мужа храбра зѣло… и Петрила Микулъциця и много добрыхъ муж, а Суждальце боле…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Обращает на себя внимание умение «граждан полиса» принимать важные государственные решения на пути.
Область (оболость) – древне-Русский синоним земли «государ­ства», выказывающий “обладательные” полномочия в данном случае Новго­рода, то есть это тематический предшественник господарьства “частной собственности” в роли «государства» (государь < г(с)дрь < господарь), какую роль исходная “частная собственность” приобретает в течение XIV-XV веков в процессе развития на Русской культурной почве поли­тарной формации, политарного государства.

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6643. Ходи Мирославъ посадникъ из Новагорода миритъ Кыянъ съ Церниговьци, и приде, не успевъ ницто же: сильно бо възмя­лася вся земля Русская; Ярополкъ к собе зваше Новъгородьце, а Церни­говьскыи князь к собе; и бишася, и поможе богъ Олговицю съ Церни­говчи, и многы Кыяны исеце, а другыя изма руками. И не то бяше зло, нъ боле почяста копити вои и Половче и всѣ. … В то же лѣто, на зиму, иде въ Русь архепископъ Нифонтъ съ лучьшими мужи и заста Кыяны съ Церниговьци стояце противу собе, и множьство вои; и божиею волею съмиришася. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Апофеоз «полисного междоусобия», или «эпизод Пелопонесских войн». Время «господства» Киева на огромной территории (главным об­разом при Ольге, Владимире и Ярославе, с перерывами) позади, теперь он лишь один из крупных Русских «полисов» и на равных выясняет от­ношения с прочими сильными городами.

--------------------------------------------------------------------------------
Въ лѣто 6644. Индикта лѣта 14, Новгородьци призваша Пльсковиче и Ладожаны и сдумаша, яко изгонити князя своего Всѣволода, и въсадиша въ епископль дворъ, съ женою и съ дѣтьми и съ тьщею, мѣсяця Маия въ 28; и стражье стрежаху день и нощь съ оружиемъ, 30 мужь на день. И сѣде 2 мѣсяця, и пустиша из города Июля въ 15, а Володимира, сына его, прияша. А се вины его творяху: 1, не блюдеть смердъ; 2, «чему хо­телъ еси сести Переяславли»; 3-е, «ехалъ еси съ полку переди всѣхъ, а на то много… не пустиша его, донелѣже инъ князь приде. … Въ то же лѣто приде Новугороду князь Святославъ Олговиць ис Цернигова, от брата Всеволодка… Въ то же лѣто оженися Святославъ Олговиць Нове­городѣ… Въ то же лѣто стрѣлиша князя милостьници Всѣволожи, нъ живъ бысть.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Большому кораблю большой совет, очевидно историческая веха осуществляется принятыми методами и надлежащим образом.
Столь же большое количество стражников было видимо нужно, дабы отгонять от епископля двора знаменитые «княжеские дружины», как доподлинно известно, очень многим историкам, «феодально правив­шие» в Русской земле уже за­долго до Федерастов Путина.
Видимо условия содержания под стражей не шли в разрез с перспек­тивой найма сына «заточеника», отстранённого от «княжеской должно­сти» за «профнепригодность». Тем более что князь, как оказывается, мыслился совершенно незаменимым элементом системы управления землею, видимо как своего рода Скандинавский «законоговоритель», «хранитель Правды» и «гарант конституции», отсюда и лаконичное «блюсти смерд».
Неужели за милостниками «приближёнными» Всеволода могут скры­ваться знаменитые историологические «древне-Русские княжеские дру­жинники»? Могли бы, поскольку в древней Руси слово дружинник (в ли­тературной реальности – «наёмник; помощник; должностное лицо; под­ручный» 1501 года), как лексико-морфологический тип, было бы наверно всё же неуместно, ни в отношении насельников «княжеского двора», отроков, детских или милостников, ни в отношении членов-участников самых распространённых на то время случаев «дружин», слишком широко общественно значимым понятием тогда была дружина – «своё общество». Предположение о наименовании дружинниками ка­ких-нибудь скажем «младших звеньев в системе сотенной организации земли» к счастью ни­чем нельзя подкрепить, пусть старо-Русское поня­тие дружинника было и не особо практичным, свобода письменности на родном языке в принципе должна предостерегать от необдуманного удревнения слов, и в частности от навязывания столь, как выясняется, востребованной (любимой) в древне-Русской литературе собирательной дружине дру­жинников.

(no subject)
daud_laiba
Быдло в Интернете 30:

litvin_2020
generalporuchik
tisnu
trim_c
krasavin_a_v
alina_hmara
anagaminx
petrus_paulus
h1o
russkiy_malchik
kaca1
marss2
Листопад Листопал
mr_shuklin
skeptimist
nyamiha18
istrind
necto_shuhrich
piligrim1964
litvin_2020
gdwn7
lepestriny
nalimov_michael
mondcinic
matveychev_oleg
lsvsx
Cпички детям не игрушки (burckina_faso)

Очевидное невероятное
daud_laiba
Комментарий на один комментарий

Очевидное невероятное

skeptimist (Андрей В. Ставицкий): Русские пока не исчезли.

Я: Исчезли, не-Русский, потому что Русские – это всего лишь “граж­дане Русского государства”. Несколько же человек ученых на всю мно­гомилионную страну, которые знают, кто такие “Русские” и отчего они произошли, конечно не сопоставимы с нормальной человеческой нацией.

skeptimist (Андрей В. Ставицкий): Можете обосновать?

Я: Твою олигофрению? Есть олигофрены обычные, а есть олиго­френы, которые думают, что изображают из себя обычных.
Во-вторых, в стране, где школьный учебник рассказывает детишкам Федерастов, что Варяги – это будто бы Балтийские Славяне, в принципе не может быть никаких Русских. В бытность Русского государства такого не происходило, такую хуйню не рассказывали в школах даже в быт­ность Советских «русских» – специально разработанной Большевиками для созданного ими уникального многонационального государства псев­донациональности, «нацио­нальности без государственности», прожи­вавшей в графе националь­ность Советского паспорта (в естественных, нормальных условиях «национальная» и «гражданская» принадлеж­ность не разделимы (а там, где лексемы нация и Россия – иноязычные заимство­вания, туземцы могут из них, как оказывается, сделать что-ни­будь от­дельное (как Чукча четырёх человек из Карла Маркса и Фри­дриха Энгельса))). Фантасмагориче­ские *Варяги-Славяне* как нельзя надёжно маркируют смерть Русской национальности (государ­ственно­сти), разме­нянной в ХХ веке на множе­ство совершенно новых, искус­ственных, ко­торым, само собой, как нор­мальным Татарам всё равно, от кого проис­ходила ныне покойная Рус­ская нация (исходя из того, что изобретенная в ХХ веке Та­тарская госу­дарственность-нацио­нальность происходит от Русских лето­писных Та­тарских набегов (что означает позднее, искусственное, литературное и аллонимное рождение (анало­гично столь же аллонимной Мордве (тоже Русскоязычный экзоним), «Этно-украинникам, белорусам (научное слово, полученное путём «ка­страции» (усечения основы) исторических Белорусцов), Советским Яку­там (опять экзоним, принятый у Русских) и многим другим)), пра­вомочно ска­зать, что Рус­скую нацию фактически поменяли на Татар­скую).

Заметки на полях настоящего
daud_laiba
Заметки на полях настоящего

Заголовок интернет-заметки: Хотите как в Америке?

Я: Америка пугает, настораживает, хотя бы как в Исланде, Норге, Данмарке, Свериге, Суоми, Ирланде, Нидерландах, Канаде, Австралии, Новой Зелан­дии.

kaca1: Америка-самое безопасное место.
Это рашинские квартиренки пугают, настораживают и морально по­дав­ляют. …

Я: Кстати, а при чём тут Russians, Russia (рашинские)? Русское госу­дарство давно в могиле, уже сто лет как, ваши знания в области истори­ческой географии устарели, живите настоящим, днём сегодняшним. Ибо незнание своего врага не освобождает от поражения.

kaca1: Гос-во Россия, балбес.

Я: Быдло 3,14здоголовое по национальности, Русия и Росия этимо­логически друг другу не родственны (их родство исключается уже на формально-логическом уровне внимания, ибо наблюдается генетическая преемственность между Германоязычной и Славяноязычной Русью, ко­гда «имя», самоназвание определённого коллектива по-своему преодо­лело лингвистический барьер («эн­донимная постоянная»), да к тому же исходная для искомого корня пра-Германская [ō] рано эволю­ционирует в восточно-Скандинавское [ū], то есть в данном случае Гер­манский про­тотип не мог бы настолько отли­чаться от Славяноязычного результата Русь [rū-sь] (современное [rūs‘]), до различия корне­вых гласных, а зна­чит Гре­ческое «Рос» происходит от чего-то иного, не из общего источ­ника с Русью (скажем в степных язы­ках, от Венгерского до Монголь­ского, уже Сла­визм Русь действительно меняется, до «Орос»), а в прин­ципе хо­рошо из­вестно от чего (кстати, Эл­линизм «Рос» мог бы слу­жить и доказа­тельством не-Славянского изначаль­ного происхож­дения Руси, ибо если бы, чисто теоретически, Русь объяс­нялась Славян­ским слова­рём, Элли­низму в принципе неоткуда было бы происходить, как только из Грече­ской ли­тературы, из любых досягае­мых для Греков лингвисти­ческих ре­сурсов, кроме Славянских (именно в Славянском языке глас­ные [u] и [о] раз­ного происхождения, то есть в древне-Сла­вянском и древне-Рус­ском языке они не чередуются; собственно Русь так себя и ведёт, словно бы она коренной Славизм – вариантов у неё нет катего­рически, а из Греческого языка поздно заимствуется только слово «Рос(с)иа» (учёное заимствование XVII века Рос(с)ы («Рос(с)ои») уже не в счёт)), при­чём, не­смотря на то, что между «мог бы» и «служит» есть суще­ственный зазор, надо заметить, что, хотя слово Русь и содер­жит внутри себя за­имствова­ние, само по себе оно уже Сла­вянское, представляет собой из­вестной сте­пени трансформацию Гер­манского оригинала, где неизмен­ным со­хра­нился очевидно только пер­вый слог фонологического прото­типа, и наконец Русь – уже этноним, точнее по природе, изна­чально экзоэтноним, как и его родные, одноко­ренные Финские братья – Суомское и Ливское Ruotsi и Чудское Rootsi – до сих пор обозначающие “Свеев”, экзоэтноним сообразно сформиро­ванный (он содержит Славян­ский суффикс собирательного числа , специально задействованный у восточных Славян в экзонимии – Донь, Сась, Скуфь, Мѣдь, Ватрь, Пермь), в от­личие от своего Германо­язычного апеллятив­ного прототипа не-этнонима, хотя на родине он и становится основой хоронима, назва­ния приморской части Упланда (сравните, Тюрки-Бул­гары > Славяне-Бъл­гары; или намного более поздний вари­ант и по­чти без языковой эста­феты – украинцы “(по)граничники” > “нация им. Гру­шевского”); лишь не-Славянское происхожде­ние Руси в принципе поз­воляет гово­рить о гипотетическом шансе на общую этимо­логию Руси и Элли­низма «Рос» (раз уж Русь – Славянский экзоним, как Донь, Сурь, Мурь, Скуфь, Ватрь, Мѣдь), од­нако, возвраща­ясь к началу, биологиче­ская есте­ствен­ность преем­ствен­ности между Сканди­навоязычной и Сла­вяноязыч­ной Русью (пройдя ста­дию двуязы­чия, например и такого об­лика – ta­poræx, pólútasvarf, Русь стала Славян­ским народом (языком, ещё по-старо-Рус­ски)), «эн­донимная постоянная» бесконечно стремится вмять та­кую ве­роятность в прак­тические «ноль целых» (отсутствие в некоторых до-Ре­волюционных государственных текстах рядом с Россией Российского определения возможно демонстрирует знакомство Русских наук и с этой «высшей ма­тематикой» (кроме знания той элементарной исти­ны, теперь офици­ально утраченной, что Россия – это “Русское госу­дар­ство”, просто по-Греко-Церковнославянски)), а большую поддержку ей оказывает от­сут­ствие анало­гий Эл­линизму «Рос» среди всех прочих язы­ков-очевид­цев ранней Руси (Эстонский экзоним Rootsi засвидетель­ствован заметно поздно, а в оби­ходе самих Греков имелся с Х века и ва­риант на «Ру-», он появляется ви­димо как общее следствие налажива­ния стабильных и мирных контак­тов, в Греческих же источниках от IX века о Руси сооб­щают лишь немногие служители Греческой церкви, причём, существует источник, как минимум «участие» которого в фор­мировании Эл­линизма «Рос» “Русь” явилось обязательным))), а «Раша» – это Russia-Ру­сия, просто в своеоб­разном Ан­глий­ском произ­ношении (вспом­ним Вен­герско-Монголь­ское «Орос»). НИ­ЧЕГО Русского, кроме Русского языка – Русско­язычия, в Рос­сийской Фе­дера­ции НЕТ («указ про рус­ских» бес­смертного Вовы для того и ну­жен, и со­здан, во имя оконча­тельного пре­сечения, чтобы в РФ и вправду не было ничего настоящего Русского, чтобы были только Рус­скоязычные Дол­боёбы, Че­ченцы и Та­тары), то есть после 1917 года Ру­сия и Ро­сия ОФИЦИАЛЬНО ПЕ­РЕСТАЛИ БЫТЬ СИНО­НИМАМИ (с 1409 по 1917 года что-либо Рус­ское при сильной нужде могло быть в то же время ещё и Рос(с)ийским (до Росиискагоωσίας, ωσικός по-Грече­ски)), а если ты не мо­жешь отли­чить нацио­нальную принад­леж­ность (English “Англичане (Ан­гли(й/н)ские)”) от языковой (English “Ан­гли(й/н)ский язык” Амери­кан­цев), то ты ещё и дерьмо гли­стовое по национальности.
--------------------------------------------------------------------------------

Послесловие: Неоантроп – всего лишь ещё одна «обезьяна» в це­почке эволюции жизни (интеллекта), а потому у каждой «обезьяны» (на каждой стадии эволюции) всегда было много разноместных вариаций, тупиковых, кроме одной, продолжающей цепочку последовательностей.

«Дружина» в древнейшем русском летописании
daud_laiba
Заметки на полях прочитанного

П. С. Стефанович, «Дружина» в древнейшем русском летопи­сании, Средневековая Русь, 2009, Вып. 8.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 12:
1. Два упоминания содержится в «Предисловии» к НСв, а точнее в поучении, обращенном к «стаду Христову» и предваряющем изложение истории Русской земли в хронологическом порядке. Автор этого текста, писавший в начале или середине 1090-х гг., призывал современников следовать примеру «древних князей и мужей их». Эти князья не соби­рали «многиа имѣния», не злоупотребляли штрафами, но взимали только правые виры» и давали их «дружинѣ на оружье». Далее автор описывал действия дружины: «А дружина его [т.е. князя. – П. С.] кор­мяхуся, воююще ины страны и бьющеся и ркуще: братие, потягнем по своем князѣ и по Рускои землѣ. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Всякий раз имеются ввиду «сородичи (соплеменники)».

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 19:
… В данном контексте «с малою дружиною» означает, что Игорь и Олег вышли на берег Днепра с небольшим отрядом и этот отряд и был дружиной. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Да вроде нет, в летописи и даже не один раз сказано, что это были вои, вои свои – “войско”.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 20:
… Ни это известие, ни приведенные ниже не дают никаких основа­ний предполагать за выражениями «с малою дружиною» или «с малом дружины» какого-то специального технического значения (то есть ещё более узкий круг приближенных лиц при князе, отличающихся по ста­тусу от остальных людей на княжеской службе).
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Обычно людям вообще очень трудно избавиться от абсолютно ис­кусственных стереотипов («княжеские дружины», «феодализм у восточ­ных Славян», «княжеская служба в древней Руси»), но усвоенных «с молоком школьного учителя», да практически невозможно, их легче убить, чем переубедить.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 20:
… Позднейшими исследователями идея А. А. Шахматова о противо­стоянии Мьстиши (которого ученый отождествлял с Малом, древлянским князем, и Малком Любечанином, отцом Малуши…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Во всяком случае красиво, действительно княжеское имя Малъ кажется несколько «беспомощным» (в сравнении скажем с Ходотой (ве­роятно от Ходослав)), и даже возникает в памяти Скандинавская этимо­логия Изъкоръстѣня.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 22:
… Характерно, что в этом случае сказано «дружину его» – с притя­жательным местоимением, то сеть этот отряд обозначен таким же обра­зом как и «мужи» Игоря выше («своя дружина»). …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Дружина всегда чья-то, по природе свой, просто в силу этимоло­гии, это же “други(е (свободные) люди), други(е человеки)”, её сочета­ние с притяжательным местоимением весьма органично, в том и состоит предназначение дружины: превращать специализированные, професси­ональные термины в «друзей, общество чьих-то людей».

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 24:
Усевшиеся пить древляне спросили Ольгу: «гдѣ суть дружина наша, ихъ же послахом по тебе?». В этом контексте слово «дружина» высту­пает в третьем выделенном мной значении («свои, товарищи»). …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Да всё те же «товарищи-соплеменники». Тоже ведь Деревляне всё-таки.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 24:
… Если бы речь шла о людях, служащих непосредственно князю, то следовало бы ожидать иного определения («дружина князя нашего» и т. п.). …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Я и сам не так уж давно мог так же вот бегать за своим хвостом, пы­таясь распознать в древне-Русском тексте признаки «особой соци­альной организации», «княжеской дружины», тем временем, если уж не быть кем-то для кого-то, лучше  ч и т а т ь  с а м о м у,  тут как и с этни­че­ской идентичностью, смысл ко­торой при нормальных условиях заклю­ча­ется в показателях воспроизвод­ства памяти, с началом цивилизации письменной (к концу ушедшего ты­сячелетия в нормальных (Европей­ских) условиях общественной памятью обычно занимается наука, через общественную школу, однако в ненор­мальных условиях, при полита­ризме, им по любому предшествует власть, которая ж напрочь лишена обществен­ного контроля (идейный лифт ходит только вниз, а на верх надо караб­каться, на всех четырех лапках и ещё зубами помогать), что ко­нечно многое усложняет и запутывает, иногда до неве­роятия (доста­точно вспомнить «нации» россиян, украинников, «кастрирован­ных Бе­лорус­цов»)).

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 32:
… Статья 6495 г. начинается с описания его совета со всеми «своими боярами» и «старцами градскими». …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: С “Киевскими боярами и старцами земскими – посадниками или тысяцкими других городов Киевской области”.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 32:
… Бояре и старцы советуют князю избрать «мужей» и послать их к болгарам, «немцам» и грекам «испытати» их богослужение. «И бысть люба рѣчь князю и всѣмь людем», – продолжает летописец. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Видимо дело, совет происходит по обыкновению публично – на городском вече.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 32:
…«И созва князь бояры своя и старца, и рече Володимеръ: се при­идоша мужи, посланнии нами, да слышимъ от них бывшее, и рче имъ [т.е. послам. – П. С.]: скажите пред дружиною. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я:Пред всей землей, земляками”.
Эти «мы» конечно сильно сбивают с толку тех, кто в наши дни при­вык «служить князьям».

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 37:
Итак, в каком значении употреблено слово «дружина» в статье 6495 г.? Если принимать значение «старцев (градских)», указанное выше, то надо безоговорочно исключить первое значение (мужи-воина, служащие князю). …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: “Земля, земляки, зем(л)яне, соотечественники, сограждане”, не зря же старцыградские.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 38:
… Се же видѣвше, дружина его мнози крестишася»…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: “Соратники, сподвижники, товарищи его”. За дифицитом «аппа­рата насилия» наиболее эффективным орудием воздействия на обще­ственное мнение, которым прежде всего располагали древние Русские князья, был личный пример.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 41:
«И се же пакы творяще людем своимъ, по вся недѣлѣ устави пиръ творити на дворѣ въ гридницѣ и приходити бояромъ и гридемъ и сочкымъ и десячьскым и нарочитыя мужа…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Иноязычная по происхождению терминология (бояре, гриди) дуб­лируется своей «технической» (сотские, десятские). Нарочитые мужи – в широком смысле, хотя бы филологически антиподы отроков.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 41–42:
… Се слышавъ, Володимиръ повелѣ исъковати лжици сребрены ясти дружинѣ, рекъ сице яко: сребромъ и златомъ налѣсти не имамъ дру­жинѣ, а дружиною налѣзу злато и сребро, якоже дѣдъ мои и отець мои доискашеся злата и сребра дружиною. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей».

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 42:
… Бе бо Володимиръ любя дружину, и сними думая о строении земь­скомъ и о ратех и о уставѣ земномъ».
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Та же самая «дружина», что в речи Ярослава – сотенная (админи­стративная) организа­ция земли, тысяча (бояре и гриди, или сотские и десятские), – с которой он так недальновидно ссорился, когда раз­гнѣвася на гражаны (горожаны). Вои славны в том же рассказе Новго­родской летописи видимо соответствуют нарочитым мужам.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 51:
… Между тем, данное исследование показывает, что каждый раз смысл слова подлежит верификации и что решать проблему древнерус­ской дружины можно, только предварительно выделив в источниках те случаи, где соответствующее древнерусское слово употреблено в узком (техническом) смысле.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Единственное, что показывает данное исследование так это то, что древне-Русское слово дружина “спутники / коллектив соратников” не обладает напрочь узким (техническим) значением, напротив, всякий раз уводя от технической категоричности и «вервь», и «город», и «землю», и «сотенную организацию», или «тысячу», разве что послед­няя, вместе наверно с «воями», как важнейший фактор политического быта, обозначается дружиной довольно последовательно. Причём кня­жеский древне-Русский «двор», безусловно тоже запросто способный быть дружиной, практически остаётся мало заметен, и уж тем более скажем по материалам «Повести ВЛ» (или же «Начального свода»), а когда всё же станет, хорошо распознаваемым, веке в XIII-ом, будет спо­собен об­ходиться и «технической» терминоло­гией. Ни в одном же из при­веденных автором 35 случаев, по статью 6504-го (996-го) года включи­тельно, пресловутой кабинетной «княжеской дружины» нет и близко, всякий раз «техническое» значение дружины задерживается на «колле­гиальности» взаимоотношений в обозначаемых социальных груп­пах и организациях.

Странно, не правда ли?
daud_laiba
Заметки на полях изобретений

Странно, не правда ли?

Из интернет-заметки: … В этот день произошла Куликовская битва оказавшая важное значение в истории нашей страны. И руководители нескольких регионов предложили отмечать эту дату на государственном уровне. В Татарстане высказались против. Странно, не правда ли? …

Я: Ничего странного. «Национальность» (государственность) изоб­ретённая в ХХ веке, из 500-летних Русскоязычных Татарских набегов и обще-Европейского «Тартарийского ужаса», неизбежно будет страдать соответствующими, громадными комплексами неполноценности.

Автор: Это был сарказм

Я: Это Я тебе, быдло 3,14здоголовое по национальности, мозги вправляю.

Автор: Манера общения выдаёт в Вас джентльмена

Я: Она выдаёт во мне того, кто может отличить экзоним (иноязычное внешнее обозначение) от эндонима (самоназвания), в свою очередь яв­ляющегося выражением самосознания, самоопределяющейся идентич­ности.
Теоретически любая культура, устная или письменная, может само­называться посредством иноязычного по происхождению форманта (например, Эллинизм «Росиа», заимствованный в Русский извод Цер­ковнославянского языка, в Русскую религиозную литературу в XV веке), но только  «п о  н е д о р а з у м е н и ю»,  то есть если давно его асси­милировала и уже считает своим собственным, а не чужим (с началом сети университетов и научной школы всякие недоразумения конча­ются, зато может начинаться лже-, псевдо- и околонаука, типа «новой хроно­логии»). На явно же чужом языке свою «национальность» иденти­фици­рует либо олиго­френы, либо рабы (для сравнения, о социальных усло­виях рождения Славян говорит их этимология, а Русь – тоже, явле­ние естественно-ис­торического порядка, неискусственное, то есть все­гда имелся контин­гент, который звал себя по-своему, строго на родном языке, и даже од­ним и тем же словом, сначала по-Германски, затем, вследствие Славя­низации, его Славяноязычной интерпрета­цией, это изустная транскрип­ция Рус-, плюс Славянский суффикс собирательного числа; или другая изобретённая в ХХ веке идентичность, пользующаяся как бы в целях самоопределения Русско-Польской апеллятивной, в силу её литератур­ности, лексикой).
Регулярные «чистки», расстрелы в рядах «сословия гимназистов», как оказывается, в перспективе вызывают к жизни феномены типа «национальности Татарских набегов», «нации украинников», нации россиян.
--------------------------------------------------------------------------------

Послесловие: У этноса (языка, нации, народа) могут измениться генетический набор и антропологическая внешность (Турки, самый Рус­ский на свете А. С. Пушкин), этнос может поменять язык (Ирские, Ско­тиш), един­ственное, что не может измениться никогда – это  и м я, или само­название народа, и на самом деле  с а м о н а з в а н и е  народа – и есть тот самый настоящий, действительный и объективный матери­ально-физический «этнос» (как …мы, Русь… в договоре от 2 Сентября 911-го года, включённом через два столетия в повествование «Повести ВЛ»), а всё остальное – дело приходящее. И по­добно тому как ис­чезно­вение са­моназвания означает подлинную  ф и з и ч е с к у ю  смерть эт­носа, но­вое имя (самоназвание) представляет со­бой подлинное физиче­ское  р о ж д е н и е  нового этноса. К примеру, исчезли Рус­ские (ис­чезла после 1917 года Русская государственность, когда представители новой династии решили для себя, что Россия – “Русское государство” – должна стать (или чем-то «думали», что является?) чем-то отдельным от Русского государства, исчезли даже Советские «русские» – изобретён­ный Большевиками «этнос русских» как «Ин­дейцев без резервации», или псевдо­национальность, проживавшая в графе национальность в Со­вет­ском паспорте, – то есть Русские исчезли напрочь) – появились «Рус­скоязыч­ные Россияне», «Кастрированные Бе­ло­русцы», «Этно-украин­ники», Та­тары.

Существовало ли в Древней Руси народное ополчение?
daud_laiba
Заметки на полях прочитанного

П. В. Лукин, Существовало ли в Древней Руси народное опол­чение? Некоторые сравнительно-исторические наблюдения, Средневековая Русь, 2011, Вып. 9.
(к прочтению)

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 50:
4. Большая численность войска («многие вои»), «бесспорно указы­вает на народное ополчение». Логика тут такая: многотысячные отряды не могли сплошь состоять из дружинников: «дружинная прослойка» могла быть, «при этом, однако, ясно, что дружина тонула в общей массе воинов». А раз не дружинники, то – «народные ополченцы».
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Что бы делал автор, если бы слово дружинник сталось зафиксиро­ванным в литературе, не дай бог, не в XVI веке, а на пару столетий позже? Наверно то же самое.
Причём ведь дружинник моложе такого «велипукского анахронизма» как княжество, хотя теперь кажется трудно представить себе Русский язык любого возраста без данного слова, как сочетания корня и опре­деленной флексии, в конце концов слово-то, предположим, могло и не попасть в источ­ники (допустим насущного и светского характера), но вот то, что оно подразумевало – “княжескую власть, княжеское владе­ние”, – когда всё же под пером впервые появилось, в древней Руси по меньшей мере, слава богу, не имело необходимого общественного резо­нанса, значения для тех, кто тогда эти письменные источники произво­дил, слишком очевидно «княже­ские власть и владение» в облике кня­женья, всё же тяго­теющего и к «делу», предшествуют развитию в XIV-XV веках на Русской почве тенденций политарно-ав­тократического строя, однозначно сопровождаемых в то же время (идеально в ногу, как фило­логический маркер) княжеством, а также всеми его семантиче­скими са­теллитами (господарь, госпо­дарство).
В свою очередь дружинник XVI века – “наёмник, помощник, подруч­ный” – кажется опять не соответствует идее «дружинника» Лукина и его еди­номышленников. На самом деле дружинник – сложное производное профессионального характера, к понятию дружины (от несохранив­шейся основы “следо­вать”) – “общества дру­гих (сопутствующих, иных, остальных) людей, союза идущих вместе” – относящееся уже весьма опосре­дованно, и составной единицей, филологическим единственным числом дружины дружинник разумеется не является. Именно нарочитая искус­ственность и неадек­ватность историоло­гиче­ских терминов, густо бродя­щих по руинам Русской ци­вилизации, обескураживает любого вменяе­мого фило­лога.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 50–51:
Термин «вои». Представление о слове «вои» как о термине, обозна­чающем самосотоятельное по отношению к князю «народное ополче­ние», – не выдерживает критики. Анализ переводных с греческого па­мятников показывает, что этим словом могли передаваться совершенно разные понятия, в том числе даже такое общее выражение, как οί περί (дословно: «те кто вокруг», т. е. «окружение, приближенные»). Подав­ляющее большинство упоминаний «воев» в летописи относится ков сему войску, включая княжескую дружину. В ряде случаев «вои» обозначают дружину как таковую, примером тут может служить статья Ипатьевской летописи (далее – Ип.), прославляющая умершего в 1167 г. князя Мсти­слава Ростиславича: «И тако молвяше [Мстислав. – П. Л.] дроужинѣ своеи… и тако молвя, дѣрзость подаваше воемь своим». …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Дело в том, что данное и сравнительно может быть парадоксаль­ное, даже для Европы, отсутствие у таких древне-Русских демон­стра­тивно часто применяемых слов как муж, дружина, вои и других хоть ка­кой-либо специализации, конкретики значения уже само по себе служит доказательством господства сильной эгалитарной тенденции в социаль­ных отношениях в древней Руси, а в условиях столь выразительной «неразборчивости» в словах и значениях крайне трудно нащупать что-либо мало-мальски похожее на «феодальную лестницу» или «политар­ную пирамиду».
А переводческие вои “приближённые” – наверно не самый страшный случай, летописцы и без переводов находили князей и старцев скажем у Хазар. К тому же такие необычные вои могут указывать и на дефицит в древ­ней Руси обычных “приближённых”.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 51:
… «Свои вои» – это явно то же, что и дружина князя. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: А что такое «дружина князя»?, нечто вроде «Двыдовых людей»?, которые «настоятельно советовали» князю Давыду выдать в руки оса­див­шего Володимерь войска его, предположим, «дружинников», как бы сказал товарищ Лукин.
Исходя из того, что демократия возможно лишь там, где есть «свои», которые по определению равны (отсюда и Славянское свобода), тексту­альное изобилие «своих людей», «своих дружин» и т.п. вообще должно настораживать вдумчивого иссле­дователя древне-Русской литературы.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 51:
… Более того, выясняется, что «народное ополчение» оказывается институтом, вообще лишенным в древнерусских текстах наименования.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: А если представить ситуацию иначе, что если в древне-Русских текстах не имелось слова дружинники, по той причине, что в древней Руси не было «дружинников Лукина», но было “ополчение”, обозначав­шееся во­ями, дружиной. Не исключено, в древней Руси местами наблю­дались и “дружинники” – “помощники”, – но на то время они могли бы и называться как-то иначе, другими словами.
Столь позднее появление в письменности дружинника также не­трудно увязать с глобально-историческими сдвигами, процессом смены форма­ций. Ведь, действительно, можно заметить, что дружинник-“по­мощник” – фактический антипод брата-дружины, он не только не явля­ется ни в коем разе филологической единицей “союза других людей” – «об­щины равных», – но противостоит ей семантически, несмотря на очевидное этимологическое единство древне-Русская дружина “спут­ники, соратники, сподвижники; община, общество, товарищество, ар­тель, коллектив; вервь, тысяча (магистратура), город, войско” и старо-Русский дружин­ник друг друга практически взаимоисключают, во вся­ком слу­чае принадле­жат враж­дебным со­циологи­ческим лагерям. Оче­видно яв­ление в пись­менности дружинника (пусть это поня­тие и не та­кой обще­ствен­ной важ­ности как дружина) знаменует собой время по­сле заката древне-Рус­ской, “дру­жинной” по своей сущности ци­вилиза­ции (Славян­ская дру­жина понятие концептуальное, мировоззренческое, а говорить о его допустимом тем или иным контекстом ситуативном значе­нии во­обще нельзя категориче­ски, не принимая во внимание употреб­ление этих «соратников-коллег-компань­онов-партнёров» в основном за­коне Русской земли, где дружина рабо­тает (в первом из двух случаев) синонимом верви “сельской общины” (тех самых смердов, основного по численно­сти населения лю­бой Рус­ской земли), лишь пре­небрежением важностью такого рода ис­точника можно объяснить пере­растание от­влечённой “компании” в аб­солютно искусственные кабинет­ные историо­логические “княжеские дружины”, между тем в разрыв в прежде тесных взаимоот­ношениях князя и города дворяне вклиниваются к концу XIII века, бу­дучи веком раньше филоло­гически непрезентабель­ной катего­рией: аже хоцьши ополош дворѧна, обыша нь па­костил (сравните, дет­ские, дети боярские)).

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 52:
«Кияне», «галичане» и прочие. То обстоятельство, что войска древ­нерусских княжеств назывались киевлянами, черниговцами или рязан­цами, не должно вызывать удивления. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Да уж, удивление должно вызывать совсем другое, ибо к счастью в древней Руси могло быть только что-то одно из двух: либо “княже­ства”, либо “Киевляне с Черниговцами и Рязанцами”. Однако, если бы автор до конца осознавал данное условие, на свет наверно и во­все не появилась бы статья, которую Я теперь комментирую.
Следует подчеркнуть, что если дружинник (настоящий, старо-Рус­ский) – понятие социально периферийное, это профанное и довольно редкое слово, дефиниция трудовой категории, то княжество – понятие необычайно «общественно-полезное», а его первое в 1375 году явление в литературе неслучайно так «широко обставлено», ведь княжество (князьство) выступает здесь не в одиночку, а в паре с древне-Славян­ским господарем, в его однако новой, невиданной доселе функции – в пробах титулатурой. Помогая друг другу, два слова открывают новую семантическую эру в политике: князьство наделяет господаря новой те­матической ролью – политической, а господарь “собственник, хозяин” акцентирует в -СТВе «владельческо-собственническую» составляющую, которая в дальнейшем примет на себя основную тяжесть смысловой нагрузки слова.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 52:
… Ведь и сейчас, когда мы говорим, что, допустим, американцы во­юют в Афганистане, мы подразумеваем отнюдь не то, что там действует американское «народное ополчение» с «земскими», выборными воево­дами. Однако если мы более внимательно посмотрим на летописные со­общения, то мы увидим, что такое словоупотребление также не дает ос­нований говорить о «народном войске». …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Да не скажи, по-моему даже современную профессиональную ар­мию республики США трудно признать менее «народной», чем рекрут­ские армии Нового времени или Западноевропейские феодальные так сказать, образно выражаясь, «дружины».

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 52:
… Там, где мы имеем дело не с краткими, а с более развернутыми известиями, сразу же выясняется, что во главе «галичан» находился или князь, или воевода. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Ну не псарь же или повар.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 53:
… А. В. Майоров (сторонник «общинно-демократической» концеп­ции, обосновывающей её на материалах Юго-Западной Руси) утвер­ждает: «В нашем распоряжении имеются … прямые свидетельства того, что войско галичан управляется собственными предводителями». …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Вся проблема полемики упирается в неспособность многих её участников определится на древне-Русском материале с существом под­линного субъекта собственности (вспомним к примеру, Господин Вели­кий Новго­род), собственным предводителем которого являлся и тысяц­кий, и вое­вода, и князь. А речь идёт о “государстве”, в форме древне-Русской земли – своеобразной Средневековой «респуб­лики».

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 53:
… А под 1180 г. этот же воевода, участвовавший во главе галичан» вместе с князем Мстиславом Изяславичем в осаде Вышгорода, сам сви­детельствует о себе, что снимает уже последние вопросы: «Велѣно ми своимъ княземъ Ярославомъ пять дьновъ стояти оу Вышегорода, ити до­мови…». Это означает, что боярин действует не по постановлению «га­лицкой общины», а по приказу князя.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Ну, во-первых, как совершенно справедливо заметил один народный депутат Рассасывающей Федерастии, «армия – это не место для политических дискуссий» (то есть человек ясно понимает, где он вообще находится). Во-вторых, а кто посадил князя на Га­лицкий стол, как не Галицкая община, Галицкие мужи-бояре?

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 59:
… на основании ряда косвенных данных Г. Хэлсолл приходит к вы­воду о том, что в раннее Средневековье армии в экономически отсталых регионах Европы, таких как Англия, Германия или Скандинавия – вряд ли могли быть больше пары тысяч человек. Примерно таким же образом дело, очевидно, обстояло и на Руси.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: В отсталых регионах Амазонии, где люди ходят вообще без одежды, численность воинов совпадает полностью с численностью зре­лых и дее­способных самцов в стаде. Русь конечно была развита более чем, однако совпадение «войска» со «всем народом» возможно является её характерной цивилизационной чертой.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 61:
… Например, в берестяной грамоте № 983, датирующейся по страти­графическим данным 1-й четвертью XIII в., а по нестратиграфическим – 1180 – 1210-ми гг., смерды и староста («Гюрьгев») упомянуты в одном перечислении, которое представляет собой «реестр некоего сбора» (у смьрьдо … у гюрьгева старости…). Из другой берестяной грамоты, по-видимому, следует связь старосты именно с сельскими жителями: (о) [вь]са съ вазъ и вези же въ село ко ра… оу илькѣоу полюжа старостѣ (грамота № 793, по стратиграфическим данным – 60–80-е гг. XII в.).
Известия ПВЛ о походах русских князей на половцев в 1103 и 1111 гг. также могут свидетельствовать об участии смердов в древнерусском войске. …«В соуб[оту] же на ночь поплено бысть около Болза и около Червена Даниломъ и Василкомъ, бояринъ боярина плѣнившю, смердъ смерда, градъ града, якоже не остатися не единой вси плѣнени». …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Поскольку крепостное право за 500 лет до своей реальности в Средне-Восточной Европе было бы нереально («город» и «село» – два основных «функционально-территориальных» древне-Русских «сосло­вия», Средневековый Восточноевропейский город в принципе был бы не в состоянии сделать общины смердов сколь-либо «лично зависимыми» (в конечном итоге мало какие в целом в Европе доисторические земли ро­дов “племен” столь же плавно перерастали в цивилизованные го­род­ские земли, как то наблюдалось у Славян восточных, чем глубже на Ев­ро­пей­ский Запад и Юг, тем больше исторических сломов), но стремится дик­товать свои условия этой рассредоточенной массе, своя иерар­хия политических и налоговых отношений действует и среди го­родских об­щин, начиная с того, что в силу ряда географических и исто­рических обстоятельств Новгород одно время высылал дань в Киев), а рабам ору­жие в руки не выдают никогда, это вот оно и есть – ополче­ние.
Синонимия смьрьда (собирательно смьрьдо – древне-Русский язык любит собирательное и двойственное числа) и “селянина / данника (налогоплательщика, объекта полюдья)” (в древней Руси даньникъ – это “взымающий дань”, а смерд как раз-таки его противоположность) по древне-Русским источникам прослеживается со всей доступной звон­ко­стью, однако слово смерд крайне архаичное и уже к началу письмен­ности на Руси оказывается «терминологизмом», кажется как-будто утра­тившим явные этимологическое связи, древние Русские люди вполне могли понимать о чём говорили (нечто обусловленное «подчинённой ролью и смирением»?, по аналогии с пригородами, подчиняющимися решениям городов: Новго­родци бо из­начала и Смолнѧне, и Къıяне, и По­лочане, и всѧ власти, якожъ на дому, на вѣча сходѧтсѧ, на что же старѣишии сду­мають, на томь же пригороди стануть), его же терминоло­гическая функ­ция внутреннее значение слова так просто не выдает.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 63–64:
… Там говорится, что при сборе Юрием Всеволодовичем владимиро-суздальского войска «бѣше бо погнано (курсив мой – П.Л.) ис поселѣи до пѣшца». …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Так же было и с задницей, некогда очень приличным словом, юридическим и конституционным. С другой стороны, “гонять” на войну своих рабов опасно – могут переметнуться к другому хозяину. Осо­бенно же тут режет слух “всеобщая мобилизация в поселье – до по­следнего пехотинца”, вынуждающая подозревать «интеллектуальную нечисто­плотность» автора статьи.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 77:
… Притяжательное местоимение «мои», которое в летописях князья обычно применяют по отношению к своим служилым людям…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Быть может с точки зрения «служилого Путинского шакала» и мои Смолнѧне из рѧда Смоленского города съ Немьци были «слугами» (к сведению, служилыи датируется XV веком, служьнии концом XIV, а слу­жилые люди будут характерным штампом языка Московских приказов) со­ставителя –  н е и з в е с т н о г о  князя?

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 97:
…о добровольном ополчении свободных «общинников» в этом реги­оне, о котором у нас есть определенные сведения, ничего не известно…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Добровольно в том регионе играли в лапту по праздникам, а вот ополчение – это дело государственной важности, отсюда же и Русь со­держит в себе понятие, описывающее в Средневековой Скандинавии, у Свеев земское ополчение, судовое по своей технической сущности.

Первое столетие Руси
daud_laiba
Заметки на полях прочитанного

А. А. Горский, Первое столетие Руси, Средневековая Русь, 2012, Вып. 10.

2
(к прочтению)

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 62:
… Неясно, были Синеус и Трувор наместниками Рюрика или возглав­ляли полусамостоятельные «вождества» – псковских кривичей или ча­сти словен в Изборске и веси на Белоозере. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Они были его эпитетами, отражением степени какой-то может ра­дикальной Славянизации Скандинавов, Свеев, в Русь, ассимиляции та­кой глубины, что у Рюрика или скорее у Игоря, с которого начинается уверенная родословная Русских князей, вовсе нет генеалогии, восходя­щей к «нормальным» для Скандинавов «богам». Совершенно Сканди­навский по имени Рюрик становится почти точным слепком Славянского, Польского в частности, Кия, окруженного «представителями горизон­тальной генеалогии» – «дружиной из братьев» (и даже «сестер»). Ви­димо Изборск и Белоозеро означают координаты «земской дружины», может быть «северной конфедерации» (наверно совпадение, но два го­рода находятся практически на одной линии с Новгородом). Причём в тех местах могли бы действительно княжить какие-то Варяги, но ведь и не только в тех, а Синеус и Трувор – эпитеты.
Можно очертить и хронологический период Славянизации Скан­дина­вов (главным образом Свеев, с большой вероятностью участия Да­нов, или Дони), простирающийся от Игоря – мужа Ольги, до Гълѣба среди сыновей Владимира Святославича. Сочетание факторов сравнительно эгалитарных особенностей восточно-Славянской социальности и языко­вой эстафеты, несмотря на несомнен­ную преемственность в Руси по крови, оставило к сожалению за чертой памяти уже даже в чём-то ми­фологического (и былинного) Вещего Олега и легендарного Новгород­ского Рюрика, почему-то то ли похожего, то ли непохожего и на «Сла­вян», и на всех Святославов и Яро­славов в Рюриковичах (у которых на раннем этапе, в Х веке оказыва­ется много­вато «Ольгов»).
Наверно сказал своё слово ещё и фактор Христианизации, хотя бы потому что до-Славянская Русь была за совсем очевидно немногим ис­клю­чением языческой. В то же время, уже с момента возникновения Русь наце­ливается на отношения с Хри­стианскими колоссами того вре­мени (в Персии в IX веке Русы выдают себя за Христиан), и чисто пред­положи­тельно причиной известного «из­гнания Варягов» могло бы стать так назы­ваемое «первое крещение Руси», в IX веке (на котором настаи­вают Гре­ческие источники, стараясь не заме­чать «второго», при Влади­мире) – опять же тогда возымел действие фактор «численного перевеса пактиотов», не оценивших в тот раз духовных устремлений своих Нор­маннских «предводителей», крещение восточных Сла­вян пришлось от­ложить. Интересно, что возникновение типа камерных погребений в Скандинавии, распро­странявшегося в Восточной Европе синхронно гос­ударствообразующей деятельности Руси, вероятно рода “племени” Рю­риковичей, с конца IX века, по-видимому обусловлено влиянием «свет­ского Христианства» (в специфические условия Христи­анизации Русской равнины укладывается в целом индифферентное отношение древне-Русских «полисов» к духовному климату мира их данников, язы­чество смердов и украин ещё не пресле­довалось за убеждения, хотя бы по тех­ническим причинам).

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 79:
… Так, в Ирландии, где обитало кельтское население, разделенное на «племенные» объединения во главе с князьями, норманны активно действовали с начала IX века. При этом викинги концентрировались на побережье, сами были разделены на группировки, нередко враждовав­шие между собой, заключавшие временные союзы с различными мест­ными предводителями. Никакой тенденции к объединению Ирландии под единой властью они не обнаружили ни в IX, ни в X столетии.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: А есть ли в Ирландии свое «Гнездово», «маршруты Арабских дир­хемов», «Царьград за морем»?

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 79:
Получается, что оба претендента на роль главных «государство-об­разователей – и норманны и славяне – не имели таких государствообра­зовательных потенций, которые позволили бы создать то сверхкрупное государство, которое мы видим на карте Восточной Европы к середине Х столетия. … При этом, вновь обращаясь к южным и западным славянам, надо отметить, что их государственность  возникла под влиянием разви­той государственности соседей: у южных славян – византийской и для (Хорватии) франкской, у западных – франкской. Для Руси же, где было создано намного более крупное государство, и практически без «запаз­дывания» по времени появления, таких влияний не просматривается. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Необходимыми потенциями обладала природа, физическая гео­графия Восточной Европы, где лесная равнина безгранично соседствует с Великой Степью номадов, а Балтика соединяется с Черным морем и Каспием немногими и длинными речными артериями: Волга, Дон, Донец, Днепр, Днестр и Дунай.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 91–92:
В статье 862 г. утверждается, что власть Рюрика распространялась на Полоцк, Ростов и Муром, и в качестве населения Полоцка указыва­ются кривичи: «И раздая мужемъ своимъ волости и городы рубити, овому Полътескъ, овому Ростовъ, другому Бѣлоозеро; и по тѣмъ горо­домъ суть находницѣ варязи, пѣрвии населници в Новѣгородѣ словенѣ, и в Полотьскѣ кривичи, Ростовѣ меряне, Бѣлѣозерѣ весь, Муромѣ му­рома». Между тем во «вводной части» фигурируют три перечня восточ­нославянских общностей, в которых называются не кривичи, а поло­чане: «Тако же и тѣ же словѣне пришедше сѣдоша по Днѣпру и нарко­шася поляне, а друзии деревляне, зане сѣдоша в лѣсѣхъ; а друзии сѣдоша межи Припятью и Двиною и наркошася дреговичи; а инии сѣдоша на Двинѣ и нарекошася полочане, рѣчькы ради, яже втечеть въ Двину, именемъ Полота, отъ сея прозвашася полочанѣ. Словѣне же сѣдоша около озера Илмеря, и прозвашася своимъ именемъ, и сдѣлаша городъ и нарекоша и Новъгородъ. А друзии седоша по Деснѣ, и по Семи и по Сулѣ, и наркошася сѣверо»; «И по сеи братьи почаша дѣржати родъ ихъ княжение в поляхъ, а въ деревляхъ свое, а дрьговичи свое, а словѣне свое въ Новѣгородѣ, а другое на Полотѣ, иже и полочанѣ»; «Се бо токмо словѣнескъ языкъ в Руси: поляне, деревляне, новъгородьци, полочане, дьрьговичи, сѣверо, бужане, зане сѣдять по Бугу, послѣ же волыняне». Кривичи же упоминаются во вводной части ПВЛ во фраг­ментах, явно имеющих вставной характер. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Следствие в том числе «экзонимизации» *Кревов (или *Крывов?) в «пересказе» Русско-Полоцко-Киевско-Новгородских, полисной принад­лежности агентов, по отношению к которым Кривичи вероятно зачастую выступают в роли «сельских аборигенов», «смердов» (срав­ните вари­ант: «Не хочю розути Кривитина»). Кстати, вообще архаичным Славян­ским формантом -итjи Русская летопись наделяет в тенденции простран­ственно удаляющиеся от Киева и Полей общности (как Уличи «удали­лись» от них буквально, с Днепра на запад-юго-запад, Южный Буг и Днестр), так или иначе чем-то чуждые Полянам или Новгородским Сла­вянам (Радимичи и Вятичи – «от Ляхов, Лендзан»), суффикс как-будто обладает «между(на)родно-дипломатическим» характером, он правда держится Славянской общности, но будет также оформлять Фин­ские (Вымь-Вы­мичи) и Кыпчакские (Берендичи) онимы, а на Балканах и прочих Сла­вянских соседей (Угрич, Влашич, Гречич). То есть судя по летописным данным кажется, что начальной парадигме Русского само­определения суффикс, в то же время участвующий в ПВЛ в образовании первых из­вестных отчеств (впрочем -ич, но -итин), не свойственен, хотя, если принимать во внимание допустим вообще в целом асиммет­ричный облик начальной «Русской» эндонимии, можно предположить его где-либо упо­требление.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 91–92:
… Пребывание приближенных Мстислава Владимировича в Дании было самым подходящим временем для получения информации о проис­хождении его варяжского предка.
Какие сведения о Рюрике могли получить люди Мстислава при дворе датского герцога?
В Дании хорошо знали тезку Рюрика - одного из видных предводи­телей викингов IX века Рёрика (лат. Roricus), представителя династии Скьёльдунгов, правившей в стране до X столетия. Его биография рекон­струируется в основном по франкским источникам, упоминающим о дея­ниях Рёрика за период с конца 830-х до начала 870-х гг. (см. подробно ниже). Но о Рёрике помнили и в Дании XI—XII вв. За 40 лет до ПВЛ он неоднократно упоминается Адамом Бременским, который при описании событий IX столетия прямо ссылался на информацию, полученную от конунга Свейна Эстридсена (деда Кнута Лаварда). В конце XII в. о Рё­рике также немало говорится в «Деяниях данов» Саксона Грамматика. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Что по существу в Дании могли знать о происхождении неких князей IX века за морем на Восточном Пути? Причём, Рюриковичи дей­ствительно могут быть обязаны своей родословной именно Дони, однако же вся летописная канва вокруг летописного Рюрика явно местного, Новгородского и Ладожского, и фольклорного происхождения, какие-либо знания откуда-то из вне, из той же Дони в летопись могли бы, но видимо всё же не попали, во всяком случае не в явной и внятной форме, как того можно было бы ожидать, если бы имелся в реальности какой-то заметный международный дискурс на эту тему.
Единственно, на что давно обращалось внимание, это удачное сов­падение летописной даты смерти Рюрика с периодом исчезновения на Западе из повествования анналов Рёрика, можно подумать, что история последнего, самого известного на то время Данского «полу викинга–полу Франка», каким-то образом повлияла на образ летописного героя (причём прочие древнейшие летописные даты (в том числе знаменитая – 862 год) совершенно произвольны и никакой реальности не соответ­ствуют). С другой стороны, приходится ещё раз подчёркивать фольк­лорное происхождение летописной недатированной и едва датирован­ной истории, что само по себе закономерно и оправдано в целом публи­цистическим и сравнительно нероманическим характером всей древне-Русской лите­ратуры, предполагавшей существование потенциально ши­рокой чита­тельской аудитории, когда какое-либо несоответствие обще­ственной картине мира (коллективной истории ряда «полисов» (как письмо из Простоквашино)) легко могло быть узнано (хронологическая же сетка, наброшенная на Русскую доисторию – суть плоды вычислений с опорой на Греческие источники, но также не лишенные видимо влия­ния обще­ственных представлений).

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 93:
364 Тот факт, что эта информация в тексте ПВЛ нашла отображение лишь в виде намека помещения руси Рюрика на место данов, не должен удивлять в свете малого внимания летописцев к североевропейскому направлению внеш­ней политики Руси…
--------------------------------------------------------------------------------

Я: В других подобного рода, историю утверждающих случаях автор, либо «редактор», или «редакторы» ПВЛ, если между всеми этими «ли­цами» всё же есть какая-то физическая разница, «намеками» кажется не ограничивались. Пожалуй, можно даже говорить о «намёке о намёке» на отождествление Руси с Донью. При этом мы теперь, основываясь на отраслевых данных наук, предполагаем, что сами Рюриковичи, прежде всего Русский княжеский род имел корнями отношение к Дании (к древ­ней Южной Дании), а вот автор и «редактор» имели дело в основном только с народной памятью Полян, Словен, Славянских потомков Русин-ов, и конечно Руденом-Руслагеном напротив Финского залива.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 93:
365 Напомним, что по Начальному своду Рюрик сразу же садится на княже­ние в Новгороде (НПЛ. С. 106). Согласно ПВЛ по Ипатьевской и Радзивиллов­ской летописям, вначале он сел в Ладоге, а через два года построил Новгород и перешел княжить туда (см.: ПСРЛ. Т. 2. Стб. 14; Т. 38. Стб. 16). В Лаврентьев­ской летописи название города, где сел Рюрик, пропущено (см.: ПСРЛ. Т. 1. Стб. 20). …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: «Сепаратистская» версия Ладожан, где побывал автор Повести, либо её «редакторы». Причём Ладога как пункт пребывания Варягов наверняка и вправду старше любого «Новгорода», и уж тем более того Новъгорода, настоящего, который древне-Русский и на оба полы Вол­хова, но вот совмещение всех этих городов с одним Рюриком может быть и фольклорно-легендарным.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 94:
Из скандинавских народов именно даны в IX столетии наиболее тесно контактировали с тогдашним центром цивилизации Западной Ев­ропы Франкской империей и государствами ее наследниками. В связи с этим заслуживает внимания факт соотнесения руси с франками, имеющий место в двух византийских хрониках середины X века, где встречаются определения руси как происходящей «от рода франков»… Это Хроника Продолжателя Феофана и Хроника Симеона Логофета в двух (из трех известных) ее редакциях Хронике Георгия Амартола (с продолжением) по Ватиканскому списку («Ватиканский Георгий») и Хронике Псевдо-Симеона. Фрагментов с указанным определением руси в этих памятниках два. Один присутствует в обоих и находится в рассказе о нападении на Константинополь киевского князя Игоря в 941 г.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Или «от рода Германцев», если, допустим, Германи выглядели с точки обзора Константинопольских Ромеев как-то «по-Варварски», как Скифы, Тавры или Рос.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 95:
Другой фрагмент имеется только в редакции Псевдо-Симеона; он расположен здесь в тексте, повествующем о событиях начала X столе­тия.

Росы, или еще дромиты, получили свое имя от некоего могуществен­ного Роса после того, как им удалось избежать последствий того, что предсказывали о них оракулы, благодаря какому-то предостережению или божественному озарению того, кто господствовал над ними. Дроми­тами они назывались потому, что могли быстро двигаться. Происходят же они от рода франков.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Нет более благодатной почвы для фантазии, чем гапакс. Причём, что больше всего поражает человека незнакомого с Греческим, так это бытование трёх вариантов перевода известного пассажа.
2: “Рос, нарекаемые также и Дромиты, названы так от распростра­нения какого-то сильного отклика «рос» тех, которые приняли прорица­ние согласно некоему совету или же по божественному воодушевлению и стали распорядителями этого народа.”
3: “Рос были так названы, ибо они избежали сильного течения (ροός) и его победили или вышли из него живыми.”
Необходимо отметить, во всех трёх случаях (переводах) мы имеем дело с возможностями «народной этимологии» Эллинизма Рос, ко­торый на самом деле имел такую же Библейскую этимологию, как и Арабские Ма­джусы “северные язычники-огнепоклонники”, прямо про­должающие мо­тив текстуального соседа “князя Рос” Септуагинты – Ма­гога. Оче­видно уже в Х веке внешние наблюдатели не удовлетворялись Библей­ской этимологией имени Рос, которая к тому же сама по себе яв­ляется всего лишь следствием недоразумения при переводе “князя вер­ховного («ве­ликого князя»)” в одной книге Ветхого Завета, а поэтому тоже кли­широ­вание с IX века Руси Рос-ом (нормальный, стандартный этноним, склоняемое “Росы” – Росои – появится в XII веке) взыскало дополни­тельных ар­гументов и причин, видимо желательно и по возможности «независимых» от Гре­че­ского перевода Библии.
Кстати эти «народные этимологии» также указывают на независи­мость друг от друга Эллинизма Рос и Руси-“Русов”, ведь «народный» ва­риант обозна­чения Руси на Ру- (Ρους) и у Греков тоже имелся. Библей­ское происхождение Греческого наименования Руси казалось бы произ­водит впечат­ление «вычурности», например на фоне мирного посоль­ства 838-го года, однако мирные посольства в Константинополь отправ­ляли скажем и Авары, а вот «Скифско-Варварская» и «Тавроскифская» риторика в ад­рес Русов Святослава Игоревича Библейскому «северному чудовищу» уже не про­тиворечит, тем более что здесь «Библейское чу­довище» отождествляется с Русью прямым текстом, без «плетения сло­вес», «красноречивых намёков» патриарха Фотия или автора жития Григория Амастридского в IX веке.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 97–98:
Никакого отношения к германоязычию и вообще к языковой принад­лежности определение «франки», таким образом, не имело. Оно но­сило территориально-политический характер: франками называли жи­телей земель, подвластных Карлу Великому и его потомкам.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Хороший способ избежать «варварско-языческого» подтекста Римских Германцев – как бы «Среднеевропейских Скифов».

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 99:
… Константин VII Багрянородный в своем трактате «Об управлении империей» (датируемом 948-952 гг.) писал, обращаясь к сыну Роману, об идущем якобы от императора Константина Великого запрете на браки представителей императорской семьи с «иноверными и некрещеными» народами, но за одним исключением для франков, делаемым «ради древней славы тех краев и благородства их родов»… Под народами, с которыми нельзя заключать династических браков, имеются в виду ха­зары, венгры и русские. …
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Видимо, как и каган “император”, Франки при тесном и доброже­лательном Русско-Греческом дискурсе выступали для Русской стороны мерилом «благонадежности».

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 100–101:
…между 948-952 гг., император Константин заявляет о невозможно­сти браков с правящими домами всех «неромеев», кроме франков. Как говорилось выше, речь шла о возможных претензиях такого рода со стороны хазар, венгров и русских. При этом в отношении хазар ранее имелся прецедент женитьба императора Константина V на дочери ха­зарского кагана. Вероятно, что упоминание рядом с хазарами венгров (чьи вожди Дьюла и Булчу в конце 940-х гг. крестились в Константино­поле) и русских вызвано тем, что претензии породниться с император­ским домом с их стороны уже предъявлялись.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Хороший пример для подражания кагану Володимеру.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 102:
402 Здесь уместно вспомнить, что в 967 г. было отказано выдать византий­скую принцессу (вероятно, старшую сестру Анны) за сына германского импера­тора Оттона I (будущего Оттона II; см. об этом: Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях. С. 257-260); а ведь это были правители, унаследо­вавшие владения восточнофранкских Каролингов.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Значит в данном случае местная «Германская топонимика» (Гер­мания Тацита) пересилила принадлежность некогда данной за-Рейнской территории державе Франков. Магия слов и метафор?

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 109–110:
Итак, надо признать, что к объединению всех восточных славян в единое государство привело воздействие норманнов. Но, во-первых, не всех викингов, приходивших на территорию Руси в течение IX–X вв., а только одного контингента – дружины Рюрика (позже возглавленной Олегом), появившейся в Восточной Европе, скорее всего, в начале по­следней четверти IX столетия. Во-вторых же – и это главное, – данный контингент, скорее всего, был (подобно тому, как в случае с «норманн­ским завоеванием Англии», при всех приведенных выше оговорках) норманнским больше по названию, чем по сути. Его представители, ви­димо, относились к наиболее «франкизированной» на тот момент груп­пировке выходцев из Скандинавии. Они должны были являться в боль­шей мере носителями традиций франкской государственности, чем скандинавских общественных порядков. Их воздействие следует в таком случае считать не норманнским, а франкским, только «перенесенным» лицами скандинавского происхождения. По существу это было воздей­ствие франкской государственности на процессы государствообразова­ния у восточных славян. То есть имело место обычное в истории влия­ние развитой цивилизации на формирующуюся. В последнее время ис­следователи разных стран все более обращают внимание на воздей­ствие франкского общества на политическое развитие скандинавов и западных славян в раннее Средневековье, приходя к выводу о значи­тельной роли контактов с франками для политогенеза в Центральной и Северной Европе. Сказанное выше позволяет высказать предположе­ние, что и восточные славяне не оказались в стороне от такого воздей­ствия: специфика состояла в том, что в данном случае оно исходило не от непосредственных соседей – имел место переход его носителей на значительное расстояние и интеграция в местное общество. Такое пред­положение позволяет объяснить, почему образование государства у во­сточных славян, более географически удаленных от тогдашних центров цивилизации, чем славяне западные, происходило практически без от­ставания в темпах по сравнению с последними.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: Необычайно красиво, и даже на правду очень похоже, и паки в Германских именах Русов договора князя Олега можно попробовать усмотреть как-будто какой-то допустим Западноевропейский, или кон­тинентальный, имперский в смысле территории державы Франков налёт принадлежности, а быть может когда-нибудь удастся согласовать Хри­стианство Рюрика и его братьев по оружию, таких же как он Францких Норманнов с клятвами Руси Перуну и Велесу, потому что на первый взгляд возникает явное противоречие и по-видимому даже именно такое же точно противоречие – Христианства и язычества – могло бы послу­жить поводом к «изгнанию» других Варягов, очевидно преимущественно Свеев, которые ещё в Халифате меркантильных ради целей претворя­лись Христианами. Хотя вроде бы анналисты упрекали Рёрика в религи­озном отступничестве, тогда быть может его соратники и последователи, такие как Вещий Олег (так здорово отразившийся в языческой Сканди­навской саге, обладающий широкими по охвату мифологическими свя­зями, от Шумера до Итаки), за поиском на Аустрвеге материальных вы­год (с их-то приобретённым имперским социальным опытом) отступили от Христианства заметно дальше, нежели Рёрик.

--------------------------------------------------------------------------------
Стр. 110:
Таким образом, противоречие между фактом формирования в Во­сточной Европе к X столетию сверхкрупного государства и «государ­ствообразовательными потенциями» действовавших на этой территории славян и норманнов снимается, если полагать, что объединение всех восточных славян в одном государстве произошло под опосредованным воздействием на славянское общество (где шли – в разных «славиниях» – процессы складывания отдельных государств) одной из двух на тот момент развитых европейских цивилизаций – франкской. Норманны, при этом не все, а только группировка, с которой в Восточной Европе появился основатель древнерусской княжеской династии, выступили в качестве «ретранслятора» этого воздействия.
--------------------------------------------------------------------------------

Я: По-моему, влияние Франкской, Западноевропейской государ­ственности исчерпывающе символизируется древней каменной крепо­стью Ладоги конца IX века, если понимать её как крайне удалённое к Востоку проявление нормативов Францкой имперской фортификации, проявивших себя за пределами империи к примеру и в той же Сканди­навии, и уже шире. Франкско-Фризский опыт группы древней преиму­щественно южной Дони наверно в чём-то действительно превзошёл навыки государствоустроительного стремления Свеев, но действовал с ним в одном направлении, и потому этот опыт до сих пор едва читается и угадывается, а терпимая и толерантная к Христианам ещё некрещёная Русь выглядит в глазах Константинопольских Ромеев и Русского лето­писца столь ортодоксально языческой.

Что Вы курите?
daud_laiba
Комментарий на один комментарий

Что Вы курите?

Заголовок интернет-заметки (thor_2006): Национальное или ди­настическое?
… Тут ведь в чем вопрос - что есть "нация"? Примордиалисты пола­гают…

Я: Нация, зверёк необразованный, это то, что  п р а в и л ь н о,  Н А Ц И О Н А Л Ь Н О называется – посредством А Д Ъ Е К Т И В А: Русские люди, Англиские люди, Францкие люди, Теуцкие люди и т.п. – все настоящие  н а ц и о н а л ь н ы е  имена в Европе – только имена при­лагательные.

vad kot: Киевская Русь - слышал. Московская - бгггг. Автор, что Вы курите?

Я: Если б ты залупу свою не курил, то слышал бы.
--------------------------------------------------------------------------------
Из «Кройники Литовской и Жмойтской»:
«Швидригало Литву сплюндровал. Року 1443. Швидригайло, маючи войско Листанское и велми много Руси Московской, вторгнул до Литвы, бурил, палил, стинал люд, a князь Феодор Дмитровичь, Корибут Збараз­ский и князь Нос з другой стороны Волынь и Подолье, которое было до Полщи послущное, воевали. …»
--------------------------------------------------------------------------------
Я: Великая, Белая, Малая, Черная, Червонная, Владимирская, Мос­ковская, Пургасова, Литовская, Киевская Русь – это всё каждый раз «другая Русь», «не наша, не местная, другая часть Руси». Допустим, «мы – Русь, а есть ещё у Москвичей-Московитов-Москвы-Москалей Московская Русь». Или «мы – Русь, но есть ещё Киевская Русь, у Хохлов-погранич­ников». Вот такие дела, долбоёб по национальности.
Никакая другая выдумка (этно-украинников?) не делает из «Моско­вии» «другую Русь» столь же добросовестно и достоверно, как того до­бивается выражение Киевская Русь, убеждающее в существовании дру­гих Русей, помимо Киевской.
--------------------------------------------------------------------------------

Послесловие: Воистину, настоящим Татарам всё равно: их мордой в говно или они в него сами.
--------------------------------------------------------------------------------

Для справки: Уникальный феномен «составных частей Руси» (след­ствия в свою очередь несопоставимого для Европы, «отдельно-планет­ного» масштаба Русской Земли) с одной стороны невероятно удобен и полезен (скажем для лингвистов и этнографов), ибо позволяет выделять неизбежные в силу сложившихся исторических обстоятельств этногра­фические, субкультурные различия среди Русских, однако он же служит и другому, пресекая напрочь даже мысль, что называется, о перспек­тиве в той же среде национального размежевания и обособления, ведь невозможно в принципе являться «по национальности составной частью (Малой, Великой, Чёрной, Червонной, иной) какой-либо национально­сти», национальность у Великорусцев, Малорусцев и Белорусцев апри­ори могла быть одной единственной и общей. Эту природно-историче­скую особенность Русской нации по-видимому вовсе не уразумели изоб­ретатели «наций» белорусов и “украинников”, впрочем, наверно они и не стремились во что-либо вникать, хотя бы потому что нечем.